понедельник, 27 июля 2020 г.

Домогассмент и обнуление либидо


Музыкальный критик и бывший главный редактор журнала PlayBoy в России Артемий Троицкий поделился своими впечатлениями от последних медиа-скандалов, связанных с «харассментом». Приводим его колонку с иллюстрациями.

Просто несколько наблюдений, воспоминаний и соображений на свербящую (не у меня) тему.

1. Судя по оглашённому списку российских домогателей — журналистов и политиков — либидо представителей либерально-демократической общественности играет намного активнее, чем у путинистов и консерваторов, среди которых отметился только какой-то двуногий по фамилии Слуцкий (случай «думагательства»). Впору писать диссертации по политической физиологии, типа «Аспекты влияния эректильной дисфункции на выбор политической ориентации» или «Половая распущенность, как имманентная черта либерального подсознания»... Хотя, сдаётся мне, это просто влажный креатив прези-аппаратных и фсб-шных дрочил.

2. Вспомнил: в период с 1990 по 2000 год я вёл передачи и даже заведовал музыкальным вещанием на Первом канале, РТР и НТВ; с 1995 по 2001 год возглавлял редакцию русской версии мужского журнала PLAYBOY. И за это время я неоднократно подвергался сексуальным домогательствам со стороны амбициозных артисток и модельных красавиц, которые хотели использовать моё служебное положение для достижения своих целей — посредством дармового секса. (Знаки внимания, оказываемые «простыми поклонницами», не имевшими корыстных интересов, я как «домогательства» не квалифицирую). В отдельных случаях конфликт интересов между профессиональной этикой и мужским любопытством доставлял мне моральные страдания. Впрочем, несильные.



3. (Чуть более серьёзно) Всю эту историю с «похарассил и бросил», раз уж она выбилась в новую моральную и поведенческую норму, надо вывести из серой зоны слухов, сплетен и наездов в так называемое правовое поле. Если в обвинениях речь идёт о физическом насилии или даже угрозе такового, а также о шантаже и использовании служебного положения — это должна быть статья и судебное дело по всем правилам. В том числе, с соблюдением принципа презумпции невиновности: жертва домогательства должна представить убедительные доказательства преступления. А если таковых нет, быть готовой ко встречному иску — о клевете.

4. Что до страшилок про возмутительные поцелуйчики в щёчку, унизительные комплименты и леденящие душу напрашивания в гости, то они — равно как и вычленение злостных харассёров по идеологическим склонностям — только профанируют серьёзную часть проблемы. В ситуации приставаний-light домогатель(ница) и домогаемая/ый находятся примерно в равном положении. Например: гражданин без разрешения чмокнул или приобнял — в ответ гражданка влепила ему пощёчину. И они квиты! Или, гражданин: «Какая у тебя секси маечка, так и хочется…»; на что гражданка: «А какие у тебя обтягивающие брючки — сразу видно, что яиц нет». Опять же, мгновенная сатисфакция. В случае, если гражданин — начальник и, получив заслуженно суровую отповедь, грозит гражданке увольнением или понижением в должности — смотри выше; статья и суд.



5. (Совсем серьёзно) Без амбиций «работорговца» Колумба и ему подобных не было бы великих географических открытий, а без сексуального драйва человечество бы, естественно, просто вымерло. Флирт, ухаживания, пикаперство, куртуазность, галантность и всякое такое прочее, что зовётся ныне прокурорским словом «харассмент» — не только вдохновили массу сюжетов мировой литературы и искусства, но и веками поддерживали население планеты в тонусе. Маргинализировать, тем более, запретить все межгендерные игры и интриги — не только дико скучно, но просто самоубийственно. Если уж менять отжившие привычки, то речь может идти лишь о том, что:
а) либидозные манёвры должны вестись честно и по правилам, без насилия и принуждения;
б) обе стороны должны находиться в равных условиях: никакого заведомого доминирования «сильных» и виктимизации «слабых». В частности, это означает, что, чем бить по рукам мужчин, правильнее подбадривать женщин. В противном случае, отягощённый комплексами «золотой миллиард» выродится ещё скорее, чем предполагалось.