суббота, 17 октября 2020 г.

"Шаг, чтобы пробудить общество и привлечь внимание к той несправедливости, что происходит сегодня в нашей стране".


Родственники журналистки Ирины Славиной, совершившей самосожжение в Нижнем Новгороде, опубликовали открытое письмо. Они считают, что ответственность за произошедшее лежит на тех представителях власти, кто оказывал давление на журналистку, и именно сейчас важно не дать лжи пропаганды заместить правду о Славиной и ее отношении к жизни.

Мы, муж и дети Ирины Мурахтаевой (Славиной), в связи с сложившейся ситуацией, хотим заявить следующее:

1. Мы оцениваем самосожжение Ирины Славиной не столько как акт отчаяния, а как шаг, нацеленный на то, чтобы пробудить общество и привлечь внимание к той несправедливости, что происходит сегодня в нашей стране.

2. Ирина Славина была человеком честным, искренним и принципиальным. Она по-настоящему ценила и любила жизнь, глубоко сопереживала страданиям других людей и не готова была принимать несправедливость.

3. Семья оценивает преследование, которому Ирина Славина подвергалась на протяжении всех последних лет со стороны власти и силовиков как системное давление на нее как на журналиста и человека. Очевидно, что абсурдные обвинения, постоянные суды, штрафы и обыски в отношении Ирины координировались властью, и при этом были ответом на её независимую и профессиональную позицию как журналиста и гражданина. Власть противопоставила Ирине грязь в подконтрольных пабликах и штрафы в судах. И то, и другое продолжилось и после ее гибели.

4. Мы считаем, что непосредственную ответственность за то, что произошло, несут лица, организовавшие и осуществлявшие давление на Ирину. Семья будет добиваться привлечения к ответственности виновных и предпринимает все необходимые шаги в юридической плоскости. Все, организовавшие неправосудное преследование журналистки, в разной степени сподвигли её к тому трагическому шагу, на который она решилась. Семья понимает, что, если сейчас не будет дана правильная оценка происходившему, ситуация в городе и в стране не сдвинется с мёртвой точки.

5. Любые манипуляции с общественным мнением, различные информационные вбросы о состоянии Ирины Славиной, действия властей с мемориалом на месте гибели журналистки, являются неприемлемыми. Мы расцениваем их как продолжение карательной политики властей. Они являются попыткой предать имя Ирины забвению и замолчать вопросы, поставленные журналисткой ценой собственной жизни.

6. Мы выражаем глубокую благодарность друзьям, знакомым и обществу: всем тем, кто помогал Ирине при жизни, и всем тем, кто был с нами последние две недели. Мы видим вашу реакцию и ощущаем вашу поддержку. Каждый ваш шаг, пост, репортаж со словами поддержки невозможно переоценить. В это сложное и трагичное для нас время мы ощущаем себя вместе с вами.

7. Относительно судьбы KozaPress семья заявляет, что издание однозначно будет существовать. Над проектом в данный момент уже работает Маргарита Мурахтаева, дочь Ирины Славиной и одновременно студентка филологического факультета. Обязанности главного редактора издания исполняет Ирина Еникеева. Ирина — друг семьи и имеет большой опыт в медиа-сфере. Мы будем предпринимать все необходимые действия, чтобы «Коза» соответствовала тем высоким профессиональным и этическим стандартам, заданным Ириной Славиной.
16 октября 2020 года.

Алексей, Вячеслав и Маргарита Мурахтаевы.

Источник.

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

понедельник, 21 сентября 2020 г.

Пересветов переулок: "реновация" во всей красе


В конце августа жители Пересветова переулка в Даниловском районе Москвы внезапно лишились сквера на углу с улицей Ленинская слобода. Несмотря на то, что люди вышли на народный сход, рабочие спешно огородили несколько десятков деревьев железным забором, а позже - спилили их все, расчистив строительную площадку. Выяснилось, что таким образом чиновники решили построить новый дом по программе реновации. 
Местные жители протестуют против стройплощадки в любимом сквере 25 августа 2020 / Фото: Надя Селиверстова

По словам жителей, публичные слушания по перемежеванию квартала под застройку провели в электронной форме во время "режима самоизоляции" весной этого года. "Никто нас не оповещал и о готовящейся стройке не заикался", - рассказал местный житель Дмитрий. – "Я наткнулся на объявление случайно. На дверях была бумажка «в вашем районе проводятся электронные слушания. Обсуждать будем только перемежевание». Я сам со скрипом пробился – через регистрацию на госуслугах, через проблемы с авторизацией и сбои на «Активном гражданине». Позже посмотрел: со всего района голосовали 250 человек, и все мы получили стандартный ответ: «Замечания, касающиеся строительства, к этому обсуждению не имеют отношение. Ваш отзыв к рассмотрению не принят». Еще и пандемия была, май месяц – люди сидели на самоизоляции. Специально такое время выбрали, чтобы не проводить нормальное обсуждение"

Клим Лихачёв и депутат МГД Павел Тарасов общаются с жителями / Фото: скриншот видео канала "Хруст реновации" 

На встрече жителей с депутатом Мосгордумы Павлом Тарасовым также выяснилось, что если кто-то из местных не участвовал в электронном голосовании, то его автоматически посчитали «за» - какая жестокая ирония после того, как в 2017 году все дома в квартале через общие собрания "вышли" из программы реновации!

Всю эту роскошную зелень вырубили ради 11-12-этажного жилого дома / Фото: Google

С началом стройки тихий квартал сразу же погрузился в круглосуточный шум и грохот, а безграмотные строители умудрились пробить техникой магистральный водопровод. 
И всё это происходит буквально в 200 метрах от здания, где заседают муниципальные депутаты Даниловского района. К сожалению, в 2017 году людям удалось избрать лишь двоих независимых депутатов, а эта территория входит в избирательный округ избравшихся в совет единороссов, которым и дела нет до такой проблемы, как потеря сквера в районе - зампред совета депутатов Татьяна Родионова, очевидно, слишком занята крышеванием нарушений при капитальном ремонте домов (напомним, ранее она открыто заявляла в СМИ, что согласует оплату недоделанных работ - чтобы подрядчикам было комфортно).

Скриншот одной из новостей о депутате Родионовой вскоре после вырубки сквера в Пересветовом

Выяснилось, что на момент установки забора (как впрочем и до сих пор) нет никакой публичной информации об ордере ОАТИ на создание стройплощадки и собственно на капитальное строительство. Как видно на скриншоте с Портала открытых данных ниже, когда ордера есть - это отмечено на карте фиолетовым. Кликнув на соответствующие отметки, можно увидеть подробности разрешенных работ и сроки их выполнения. Ничего этого нет на участке в Пересветовом переулке.


Кликабельно

Также любопытно, что несмотря на информацию о якобы перемежевании - на кадастровой карте никаких новых участков под жилую застройку на месте сквера не появилось, хотя, например, стройка на другой стороне Ленинской слободы идет, как положено, на специально выделенном участке.

Кликабельно

На сайте Департамента строительства мэрии Москвы вообще указано, что для этой стройки в Пересветовом переулке только-только утвердили проектную документацию.

Кликабельно

Что же происходит в Пересветовом переулке? Почему тут обнулились сразу все строительные нормы и процедуры согласования? 
Это реновация, дорогие читатели. Это тот самый ужас узаконивания строительного произвола, о котором предупреждали москвичей эксперты и политики. Весь этот строительный терроризм и откровенное мародёрство - прописаны в "законе о реновации", который Госдума приняла несмотря на массовые уличные протесты в 2017 году. Согласно ему, в федеральном законе "о статусе столицы" появилась "статья 7-2", которая позволяет полностью игнорировать все обычные процедуры согласования строительных проектов и раскрытия информации о них - если для реновации чиновники выбрали участок, не поставленный на кадастровый учет и не пересекающийся с другими участками - как, судя по всему, и произошло в Пересветовом переулке. 

Реновация - это приговор?
Несправедливость "закона о реновации" и его перекос в пользу строительного лобби и чиновников - очевидны всем. Неправовой характер "закона о реновации" очевиден всем сколько-нибудь порядочным юристам - закон не должен создавать бОльшую правовую неопределенность, чем была до его появления. Закон не должен подрывать базовые права граждан. Нормы, которые позволяют красть у людей цену их жилья, само их жилье, зеленые насаждения у них под окнами - априори неправовые.
Когда появляются такие законы, люди должны начать политическое противостояние - как с теми, кто их принял, так и с теми, кто их применяет в конкретных местах.

Что делать?
У граждан всё ещё есть право собирать подписи против строек, а также есть законные способы испортить жизнь застройщику и не дать ему даже начать стройку.
"Московский активист" продолжит следить за ситуацией.

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

Раз уж Вы здесь...
Если бы каждый, кто прочёл наш материал, поддержал нас посильным переводом - это уже сделало бы будущее нашего проекта намного более надёжным.

Даже абсолютно посильными 100 рублями Вы поможете "Московскому активисту" жить и работать для Вас - и это займёт буквально минуту. Заранее благодарим Вас!



Карта Сбербанка: 4817 7601 2459 7026


четверг, 20 августа 2020 г.

Валерий Соловей: «Предполагалось, что Навальный скончается в самолёте».


Политолог Валерий Соловей написал у себя на фейсбуке о вероятной причине отравления Алексея Навального, а также о том, что его самого пытались отравить.
1. Отравление Алексея Навального это именно отравление и ничто иное. 

2. Это именно и исключительно политическое решение в преддверии серьёзных осенних проблем. Решение избавиться от оппозиционных лидеров. 

3. Была совершена неточность в подборе дозы яда. Предполагалось, что Навальный скончается в самолете. С этим — подбором дозы — неточности сплошь и рядом. Дело в Солсбери и отравление Кара-Мурзы тому примеры. 

4. Недели две-три тому назад я публично говорил, что меня хотели отравить. Но вот о чем я говорил только в узком кругу (а среди читателей Фейсбука такие люди есть), что меня предупредили ни в коем случае не пить чай и кофе. Причём мне подчеркнули: не только на стороне, но даже дома. Сожалею, что об этом не сказал публично. 

5. Основную часть токсинов удастся вывести в России. Но в Кремле предпочитают, чтобы Навальный долечивался за границей. Лучше всего в Германии. Как только он окажется за границей, в российских медиа планируется тут же начать кампанию о распространении наркомании в элитных кругах этой страны с толстыми намеками, что Навальный именно поэтому в ней и долечивается. Надеются, что в стране имярек он и останется. 

P.S. Естественно, я желаю Алексею Анатольевичу скорого и полного выздоровления. 


Подписыввйтесь на нашу страничку Facebook.

среда, 29 июля 2020 г.

Татьяна Давидис: "Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга".


Татьяна Давидис написала у себя на фейсбуке о том, что в секс-скандалах последних дней не хватает точности терминологии, из-за чего посты о неуместном или просто субъективно неприятном флирте приравниваются к постам об уголовно наказуемом насилии, а "#Metoo" – как инструмент борьбы с неподобающим отношением к женщинам преимущественно в рабочей обстановке – низводится до средства публичной расправы с неугодными кому-либо мужчинами. Татьяна предлагает выработать в обществе новый понятийный аппарат, чтобы люди могли точнее трактовать намерения друг друга и осознавать границы допустимого поведения.
Разные сексуально-этические скандалы и дискуссии последнего времени привели меня к мысли, насколько важны понятия. Не те, по которым живут в криминальном мире, а те, которые определяют для нас предметы и явления, благодаря которым мы понимаем, что кот – это кот, а любовь – это любовь. Но с любовью уже намного сложнее, чем с котом, правда? Опыт тысяч поколений не помог справиться с понятием любви и зафиксировать его раз и на всегда. Но у нашего поколения проблема почему-то не с любовью, а с насилием. 

Мы никак не можем дать чёткое определение этому понятию. Когда возникает разговор о насилии, модном «харассменте» и вообще мало кому понятном «абьюзе», то и дело читаешь – «это понятие гораздо шире!». Так всякий раз поправляют друг друга собеседники – «Вы не понимаете – это понятие шире, чем вы думаете». Но как бы широко ни было понятие, у него должны быть чёткие границы. Иначе понятие перестаёт существовать в принципе, теряет смысл и не выполняет свою роль. 

Если насилием называть и избиение, и секс по принуждению, и шлепок по попе, и неуместное объятие, и просто предложение секса, даже настойчивое, то понятие «насилие» теряет смысл. Это слишком разные ситуации, имеющие разные последствия, чтобы объединять их в одно. То же касается и харассмента и абьюза: два раза подмигнул – харассмент? А три? А если причмокивал? А на работе? 

Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга. И это должна быть действительно общая договорённость, общественный консенсус, выраженный или в законе или в сложившихся этических нормах. Иначе же выходит полная ерунда. 

Особенно неприятным выглядит предложение ориентироваться не на факт насилия/харассмента/абьюза, а на чувства, которые испытала жертва какого-то действия. Ну это уж вообще ни в какие ворота! 

О себе могу сказать, что одни и те же, казалось бы, действия, производимые разными субъектами, порождали во мне совершенно разные чувства. От руки, в первый раз положенной на талию, я могла испытать чувство счастья, радости и любви, и бабочки в животе – ура, этот клёвый чувак будет моим! А могла возмущение и гадливость – как этот старый потный чувак мог подумать, что я могу быть с ним? И что? Почему кто-то должен отвечать за мои чувства, которые он никак не в состоянии контролировать? Тогда уж судите старого потного чувака за то, что он старый и потный. Даже точнее – за то, что мне он таким показался. Если вам не стыдно кого-то за это судить. Мне, вот, было бы стыдно. Поэтому я предпочитаю сама справляться со своими чувствами, не придавая им гипертрофированной ценности. Потому что, как ни парадоксально, это обесценивает и чувства. 

Если в одну линейку ставятся чувства тех, кто почувствовал ужас, отчаяние, разочарование, и тех, у кого просто испортилось настроение и было неприятно – это обесценивание. 

Мне кажется, когда в обществе больше и чаще говорят не о реально изнасилованных, преследуемых, уволенных с работы или запуганных, а о страданиях от дурацкого письма в личку, от неуместного объятия на мосту, от разочаровывающего свидания, общество не продвигается к решению проблем насилия и харассмента. 

Есть такое выражение «дое**ться до мышей». Вот сейчас что-то мышей стало больно много. И эти мыши разрушают действительно важное и нужно дело. Я знаю, многие говорят, что с понятиями у них всё норм, они точно знают, что такое это харассмент, и насилие, и абьюз. Но это не так, т.е. они, может, что-то там своё и знают. Но общественного консенсуса нет, нет определения проблемы. А если мы не можем определить проблему, мы не сможем её решить. Можем только с наслаждением мышей гонять, обсуждать интимные подробности и скандалы. Очевидно, на смену эмоциональным фанатам идеи должны прийти юристы с их чёткими и однозначными мерилами.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

вторник, 28 июля 2020 г.

Леокадия Френкель: "Почему эти люди, которые учат детей честности и порядочности, так поступили?"

Леокадия Френкель, мать журналиста "Медиазоны" Давида Френкеля, опубликовала у себя на фейсбуке пост, где назвала имена членов УИК №2191, по совместительству  учителей питерской гимназии №190, которые дали ложные показания на ее сына. Напомним, полицейские сломали руку Френкелю на избирательном участке во время "общероссийского голосования" в Санкт-Петербурге, куда тот приехал зафиксировать возможные нарушения. В понедельник 27 июля Дзержинский районный суд Петербурга рассмотрел сразу три административных протокола на корреспондента и назначил ему штраф в 500 рублей по статье о неповиновению "законным требованиям" полицейских (ст. 19.3 КоАП), штраф в 2000 рублей по делу о "вмешательстве в осуществление работы избиркома" (ст. 5.69 КоАП), а также вынес предупреждение по делу о нарушении «режима самоизоляции» (ст. 20.6.1 КоАП).
Да-да, это пост презрения и ненависти — к социальной группе «бесстыжие и трусливые учителя». А ещё — это моё оценочное суждение учителя.

В качестве эпиграфа:
— Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков.
— Нет, философ, я тебе возражаю. Это самый страшный порок.
Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита


На всякий случай напомню, что 30 июня на избирательном участке №2191 полицейский сломал моему сыну, журналисту Давиду Френкелю, руку. Сегодня состоялся суд, который, основываясь на показаниях свидетелей и пострадавших, признал его виновным в различных правонарушениях, в том числе «вмешательстве в осуществление работы избиркома», и приговорил к штрафам.

Большинство среди этих «свидетелей» и «пострадавших» составляли члены участковой избирательной комиссии №2191, расположенной в помещении по адресу: набережная Фонтанки, 22, то есть в гимназии №190. Одновременно, как нередко бывает, они являются также учителями и сотрудниками той же гимназии. Почему эти люди, которые учат детей честности и порядочности, поступили так, как поступили? Из трусости? Алчности? Карьеризма? Из уверенности, что их подлость останется никому не известна, в том числе и их ученикам, бывшим и нынешним? Думаю, всё это вместе!

По центру - свидетели и провокаторы из УИК №2191 перед судом 27 июля 2020 / Фото: Давид Френкель
Вот список учителей и сотрудников гимназии №190, которые подписали подложный акт и дали лживые показания против Давида:
1. МОСКАЛЁВА Кристина Олеговна — член УИК № 2191, учитель немецкого языка; написала ложные показания для суда; в суд не явилась.

2. ДЕЙЧУК Алексей Петрович — член УИК № 2191, учитель истории, победитель национального проекта «Образование» в номинации «Лучший классный руководитель» (2015); подписал подложный акт; написал ложные показания для суда; в суд не явился.

3. ХАФИЗОВА Наталья Викторовна — член УИК № 2191, учитель физкультуры; подписала подложный акт; в суд не явилась.

4. ЛАНДЫШКО Валентина Юрьевна — председатель УИК № 2191, секретарь гимназии; всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде; дала также публичное интервью, в котором утверждала, что Давида никто не толкал.

5. ПЕТРИЦКАЯ Ирина Сергеевна — наблюдатель на УИК № 2191, библиотекарь гимназии; обладатель нагрудного знака «За гуманизацию школы Санкт-Петербурга» (2014); всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде.

6. САВИЧЕВА Ольга Анатольевна — наблюдатель на УИК № 2191, учитель русского языка и литературы, замдиректора по учебно-воспитательной работе; подписала подложный акт; дала публичное интервью, где назвала Давида, кричавшего от боли, организатором «театральной постановки».

7. СМОРОДИНА Юлия Викторовна — секретарь УИК № 2191, секретарь гимназии; всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде.

Несмотря ни на что, я уверена, что репутация по-прежнему имеет значение. 
Reputation does matter!

А поэтому — максимальный репост, пожалуйста!


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.