четверг, 22 сентября 2022 г.

Не милость, а расчёт

   


Многие украинцы и другие противники путинского режима в Европе считают, что убежище бегущим от мобилизации россиянам давать не надо. Мол, не все, кто бежит - искренние противники войны, а те, кто действительно против, пусть лучше в России протестуют.

Я думаю, что они не понимают главного. Предоставление убежища в данном случае - не награда за хорошее поведение и правильные взгляды, а военная необходимость. Запад может сорвать или по крайней мере сильно осложнить мобилизацию в России, предоставляя уклонистам и дезертирам убежище. Каждый сбежавший от мобилизации - это минус один вооружённый убийца в российской армии, то есть спасённая жизнь украинца, которого он мог убить.

Чем больше военнообязанных сбежит из России за границу, тем меньше пойдёт служить. Предоставление убежища уклонистам - операция против армии страны-агрессора. Поставки оружия Украине, конечно, намного важнее. Но это действия одного ряда. Сбежит ли потенциальный российский солдат за границу или будет утилизован в Украине - все равно это минус один агрессор.

Есть опасения, что вместе с уклонистами за рубеж проникнут путинские агенты. Однако агенты российских спецслужб и так табунами пасутся на Западе, имеют "правильные паспорта" и именно у них нет никаких проблем с пересечением европейских границ.

Лазеек для бегства из России пока ещё достаточно много. Широкомасштабная операция "убежище отказавшимся убивать" могла бы нанести серьёзный ущерб мобилизационным возможностям армии страны-агрессора.

Игорь Эйдман, социолог, Берлин.

пятница, 16 сентября 2022 г.

Такого отношения к себе вы не заслуживаете

Писатель Борис Акунин обратился к россиянам, покинувшим страну после начала «спецоперации».


Хочу обратиться со словами поддержки и благодарности к тем, кого сейчас, кажется, никто не поддерживает и тем более не благодарит. Наоборот, об этих людях часто пишут  в тоне пренебрежительном и даже злом. Я имею в виду участников самой массовой и самой радикальной оппозиционной демонстрации в новейшей российской истории: по меньшей мере полмиллиона людей, которые после 24 февраля покинули родину в знак протеста против путинской войны или просто потому, что не захотели оставаться под властью преступного режима, платить ему налоги и помалкивать в тряпочку. (Упреки в том, что надо было оставаться и свергать диктатора, - шапкозакидательская болтовня. На нынешнем этапе это пока невозможно. Тех храбрых людей, кто остался и не молчит, одного за другим отправляют в тюрьму).

Да, испытания украинцев  несравненно трагичнее, но, во-первых, украинских беженцев поддерживают все (мы с вами в том числе), а вас – никто. И, во-вторых, есть разница, очень существенная. Ваше изгнание - личный выбор. Ведь арест и тюрьма угрожали, наверное, лишь нескольким десяткам, остальные вполне могли остаться у себя дома, сохранить прежний уровень жизни, не срывать с места детей, не бросать всё, что у вас было. Но вы уехали, вы обрекли себя на бездомность и бесправие, почти всегда на безработицу, и это вызывает у меня, человека, эмигрировавшего в гораздо менее драматичных обстоятельствах, огромное уважение.  Принципиальное отличие новой  волны от предыдущих – именно в добровольности изгнания. Это эмиграция, продиктованная не страхом, а чувством собственного достоинства.

Еще одно отличие в том, что ни одна из прежних российских эмиграций не была встречена в странах, где люди искали убежище, даже не с равнодушием, а с активной неприязнью.  (Вы увидите, как и сюда, в комменты, соберется туча ненавистников). Некоторые из вас – многие – сами себя убеждают в том, что мы-де такого отношения к себе заслуживаем, это мы виноваты в том, что в России у власти Путин. 

Нет, вы такого отношения к себе не заслуживаете. А на вопросе «кто виноват?» давайте сосредоточимся после того, как решим вопрос «что делать?» - как помогать нашим единомышленникам, оставшимся в России, и  как сделать так, чтобы их с каждым днем становилось больше. Это, конечно,  наша главная задача, но тема слишком важна и обширна, она заслуживает отдельного обсуждения. 

Сейчас же хочу сказать вам: не падайте духом, не занимайтесь самобичеванием. Не жалейте о том, что уехали, и ни в коем случае не возвращайтесь, как бы трудно вам ни было. Я знаю, что, столкнувшись с тяготами и враждебностью, многие об этом стали задумываться. Оставьте эти мысли – вы попадете в нравственно совсем уж невыносимую ситуацию. Будьте терпеливы и мужественны. Следуйте старинной эмигрантской максиме: думайте не о том, чего вы лишились, а о том, от чего вы избавились.

Давайте помогать друг другу, давайте самоорганизовываться.

И спасибо вам.




среда, 24 августа 2022 г.

В этом контексте смерть Дарьи выглядит особенно зловеще

Журналист Андрей Лошак опубликовал очень интересный текст об Александре Дугине

Смотрю, все постят старое выступление Новодворской, где она презрительно отзывается о Дугине как о мелком мошеннике, которого ничего кроме денег не интересует. И общий консенсус такой, что типа Дугин пустой болтун, интересный только западным политологам, нескольким полоумным силовикам и отдельным представителям снюхавшей мозги богемы. Мне кажется, не стоит недооценивать влияние философа, какими бы безумными нам ни казались его идеи. Тем более, что эти идеи имеют тенденцию воплощаться в жизнь. 

Я помню, как в конце 90-х случайно оказался на лекции Дугина, посвященной ангельским сущностям. Это была совершенно невыносимая заумь, посвященная преимущественно образу Люцифера (падшего ангела) с обширными цитатами из Алистера Кроули. В зале сидело человек двадцать людей неопределенного возраста и пола – я тогда еще подумал, что, возможно, они тоже были падшими ангельскими сущностями, пришедшими послушать лекцию про себя. В середине нулевых я встретил Дугина на концерте Current 93 в Икре. Он нежно любил британский апокалиптик-фолк за их приверженность наци-сатанизму. Как видимо и его дочь Дарья (видел недавно пост о том, как она зиговала на московском концерте Death in June). Про Coil Дугин говорил в интервью: «До того, как евразийство приобрело популярность, мы хотели перетащить Coil в Россию и поселить их у нас, дабы пропагандировать при их содействии наши идеи. К сожалению, власти выбрали Жерара Депардье, решив, что Coil слишком маргинальны». Нетрадиционная ориентация британских музыкантов традиционалиста Дугина тогда не смущала. В те же нулевые я посетил летний лагерь Евразийского союза молодежи. Для этого был арендован корпус полуразрушенного пансионата под Звенигородом. Молодежи было немного, человек тридцать-сорок. Многие в косоворотках, поскольку Дугин тогда уже смекнул, что стратегия наци-сатанизма не имеет больших перспектив в современной России, и объявил себя старообрядцем. Перед едой кругломордый бородач провозглашал басом: «Ангелы во трапезу!» и присутствующие крестились. Ночью на берегу Москвы-реки молодежь выстроилась в ряд с зажженными факелами, чтобы дать присягу евразийца. Дугин тогда обожал черную магию, обряды, ритуалы, которых так много в кроулианстве, – на этой почве он сошелся с Курехиным и зажег его фашистскими идеями (а в конце концов и сжег). Текст присяги был напыщенным и не лишенным поэтичности, помню, что слово «Воля» звучало там еще чаще, чем проклятия либералам-атлантистам. «Воля и ум, воля и ум» - хором повторяли за Дугиным тщедушные юноши и девушки. Это напоминало бы «Триумф воли», если бы не далекая от арийских идеалов внешность юных евразийцев. Я тогда, конечно, не предполагал, что забавный постмодернистский культ станет когда-нибудь идеологическим мэйнстримом, и к 2022 году в эту секту будет вовлечена вся страна. 

В 2011 году на летнем лагере ЕСМ партийная молодежь под руководством Дугина поставила оккультную мистерию «Finis Mundi» - «Конец света». Дарья играет там, кстати, роль добровольной жертвы, которая совершает самосожжение во имя спасения России. В то время, как девушка горит, мужской голос возвещает: «Огнём крестися Русь! В огне перегори и свой алмаз спаси из чёрного горнила!». Режиссерка этого действа так описывала идею постановки: «Нам нужно приблизить конец света. Антонен Арто говорил, что болезнь мира излечивается единственным средством — сожжением мира, что я продемонстрировала в финальной сцене спектакля, где происходит сожжение вселенной». В финале на сцену вышел Дугин и сказал: «Мы прожили три дня нашей жизни в сторону смерти. Я думаю, что в расшифровке эти сюжеты, которые вы поставили, не нуждаются. Герменевтика конца света — это что вам самим предстоит сделать». Я прямо скажем не большой знаток философии Дугина, но очевидно, что он одержим идеей привести мир к очистительному апокалипсису, после которого родится Великая евразийская империя Конца. И он довольно последовательно идет к этой цели. С началом «консервативного поворота» Дугин отошел от оккультного постмодернизма, сосредоточившись на теме «традиции», на которую вдруг возник спрос. В апэшке судорожно искали новые идеологемы, чтобы противопоставить их объявленному вражеским либерализму. Дугин из богемного гуру превращается наконец-то в востребованного идеолога власти. О том, что это так, говорит один убедительный факт. В 2014-м году Дугин свою программную статью про идеологию новой России заканчивает следующим образом: «Россия будет или русской, то есть евразийской, то есть ядром великого Русского Мира, либо она исчезнет. Но тогда уж лучше пусть исчезнет все. В мире без России просто незачем жить». Спустя 4 года Путин в интервью Соловьеву на тему ядерной угрозы почти дословно повторит эту мысль: «Зачем нам мир, если в нем не будет России?». Похоже, Дугину удалось увлечь диктатора самой страшной своей идеей: приближением конца мира. 

В этом контексте смерть Дарьи выглядит особенно зловеще. Многих сегодня поразили похороны девушки. Поведение отца, лишившегося дочери, который неестественно дрожащим голосом толкает пропагандистские тирады с призывом воевать до победного конца. Более того, меня посетило странное чувство, что Дугин и был режиссером этого действа. Сомневаюсь, что туповатый рукосуй Слуцкий мог процитировать, слегка видоизменив, девиз нацистов. Возможно, я ошибаюсь, но мне видится здесь почерк постановщика оккультных мистерий и черных месс, а не жулика из госдумы. И если на секунду допустить, что это правда, то становится по-настоящему жутко. «Они сдохнут, а мы попадем в рай» - сказал Путин, когда его попросили объяснить, что означает фраза "нам не нужен мир без России". Это ведь ровно то, что Дугин называет «герменевтикой конца света», только на языке подворотни, которым диктатор в совершенстве владеет. Иногда мне кажется, что они уже приняли «окончательное решение». Они не только отменили Украину. Они отменили мир

пятница, 19 августа 2022 г.

Это был подвиг

Новая газета опубликовала статью Леонида Гозмана о событиях августа 1991 года в Москве.



Про то, что мы, мол, были дураками – это из пародирующего знаменитое «Здесь будет город-сад» стихотворения Дмитрия Быкова (иностранного агента), которое под овации зала исполнял в рамках давно несуществующего проекта «Гражданин поэт» Михаил Ефремов – ныне и вовсе заключенный.  

Ироническое отношение к путчу стало общим местом – и опереточный он, и члены ГКЧП никакие, и руки у Янаева тряслись. Все так, тряслись. Но если бы сто тысяч москвичей не закрыли своими телами Белый Дом, войска вошли бы туда, Ельцина, скорее всего, расстреляли и прекрасные девяностые – время надежд и строительства новой жизни – случились бы еще лет через двадцать. Не умаляю мужества питерцев и жителей других городов, но повезло именно нам в Москве – мы были на острие событий, и мы предотвратили коммунистический реванш. 


Конечно, мы не смогли бы остановить солдат, пойди на штурм – наши почти игрушечные баррикады они бы разнесли в пять минут. Но они не могли взять Белый Дом, не убив несколько десятков из нас – почему-то они не захотели это сделать. И тогда, на тот момент свобода в России победила.  

  


«Мы были дураками» резануло меня еще в 2014, когда я впервые эти слова услышал. Не считаю, что был тогда глупым или наивным. Сейчас бы все повторил.

Думаю, у нас не получится никогда и ничего, если мы будем с усмешкой, свысока относиться к подвигам – а это был подвиг, ибо люди не знали, будет ли штурм, и прекрасно понимали, что в случае атаки погибнут многие. Никогда не забуду хирургических инструментов под дождем, аккуратно прикрытых полиэтиленом – врачи готовились оказывать помощь раненым. 


Но дело не только в удивительной традиции представителей нашей интеллигенции с высокомерным пренебрежением относится к тому, что заслуживает восхищения, искать там двадцать пятый смыл, обесценивающий и результат, и мотив – это и про декабристов, и про диссидентов, и про путч.  


Есть самый главный вопрос – а была ли победа. Или, точнее, к чему эта победа привела, а значит, имела ли она смысл? И за что погибли те трое?

Нам, конечно, тогда и в страшном сне не могло присниться то, что происходит сейчас - не только после 24 февраля, но и все последние годы. И многие, бывшие тогда у Белого Дома, на Исаакиевской площади и в других местах, стесняются своих тогдашних надежд, считают, что все было зря.

Но, ведь, человеку, выигравшему даже очень важный бой, не гарантирована победа в бою следующем. Человек, излечившейся от смертельной болезни, может заболеть чем-то другим, не менее страшным. Разве следует из этого, что не надо было сражаться, что не надо было бороться с болезнью? Сейчас мы терпим поражение, но тогда-то победили. 

  


Говорят, мы упустили свободу. Да, но, надеюсь, не навсегда – при Сталине ее вовсе не было. Битва Добра со Злом, идущая сейчас в России, в Украине, да и во многих странах, не завершается никогда. Выиграв в конкретном столкновении, мы поднимаемся на новую ступень, на которой нас могут ждать – ждут! – новые испытания, новые угрозы для завоеванного. Но даже если мы проигрываем в новом эпизоде, это не обесценивает предыдущие победы. 


Польша была захвачена двумя тиранами, но разве это делает бессмысленным тогдашнее героическое сопротивление поляков? Гитлер дошел до Москвы и Сталинграда – разве это перечеркивает подвиги известных и неизвестных героев, сопротивлявшихся нацистам в первые дни той войны? 


Прошлые победы над Злом, даже если они и сменяются поражениями, осмыслены не только как осмыслено, по выражению Виктора Франкла, сохранение чувства собственного достоинства в момент казни. Они важны прагматически – они меняют людей и общество, вновь атакующее Зло имеет дело уже с иными, более сильными людьми. 


Мы пережили тогда то, что американский психолог Абрахам Маслоу называл peak experience – переживание пика, ощущение полноты жизни и экзистенциальной правоты. Это остается с человеком навсегда. И в этом шансы на новые победы.  

   


Если бы мы не победили в 1991, сегодняшний кошмар случился бы еще раньше, а мы, не глотнувшие тогда свободы, могли его и вовсе не заметить, считая, что иначе и не бывает. А сейчас мы знаем, что бывает – должно быть иначе! И это ощущение – должно быть иначе! – выводит сегодня людей на, казалось бы, безнадежное сопротивление.


Самые прекрасные вещи на земле – свобода и любовь, как и вообще, счастье – никогда не бывают окончательными. Они существуют, когда и для тех, для кого существуют, вопреки стремлению среды их уничтожить. Любовь уничтожается усталостью и привычкой, свобода – тиранами, уверенными, что с этим – с любым – народом «иначе нельзя». Сама жизнь существует лишь в сопротивлении энтропии и всегда под угрозой.   


Мы – наша страна и все мы - в ужасной ситуации, кажется, что мы потеряли все. Но шанс преодолеть это безумие остается – кто в первой половине восьмидесятых мог думать, что рухнет Советский Союз – он, ведь, был навсегда. Шанс выжить есть и дает нам его полузабытая победа августа 1991. 


пятница, 12 августа 2022 г.

Это не война русского народа с украинским



Уважаемый Владимир Александрович!


С восхищением смотрел я на Ваш триумфальный приход во власть и первые шаги в должности президента. Несвойственная политикам открытость и доброжелательность, нетрафаретное мышление и сознание ответственности за свои слова, свобода от корпоративных правил и коррупционных традиций – все это давало надежду на успешный отрыв Украины от советского наследия. Ваше мужество и адекватность после начала российской агрессии также вызывают уважение.


Все это если не разрушено, то подвергнуто сомнению Вашим последним интервью газете The Washington Post. Вы призываете западные страны запретить въезд всем россиянам и даже отправить обратно в Россию тех, кто там уже находится. По каким бы причинам они там ни были. Иначе говоря, Вы предлагаете Западу опустить «железный занавес» на границах с Россией. Так это ровно то, что на протяжении многих десятилетий отличало СССР от свободного мира. Это ровно то, о чем мечтает сегодня Владимир Путин и что постепенно внедряется в российскую жизнь – возврат к советской государственной практике. Вы действительно этого хотите?


С начала войны из Украины эмигрировали от 5 до 7 млн украинцев. Они спасали себя и свои семьи от войны, от российских бомб и ракет, и я не из тех, кто кинет в них камень, упрекая в отсутствии патриотизма и желании выжить любой ценой. Но из России с начала войны тоже эмигрировало по разным оценкам от 200 тыс. до 2 млн человек, которые спасали себя и свои семьи от всесилия российских спецслужб или просто не желали разделять моральную ответственность за агрессивную войну. Вы вменяете им это в вину и требуете их депортации на родину?


Вы говорите, что наш народ должен нести коллективную ответственность за войну, потому что «именно этот народ выбрал такую власть и не борется с ней, не спорит с ней, не кричит на нее». Все в этих словах – неправда. Наш народ не выбирал эту власть, не повторяйте кремлевский нарратив – выборов в нашей стране нет уже много лет. Эту власть даже не передают из одних рук в другие, ее прочно удерживают одни и те же цепкие и безжалостные руки. И как же это никто не борется с ней, не спорит с ней и не кричит на нее, когда не проходит и дня, чтобы кого-нибудь не арестовали или приговорили за сопротивление этой власти? 


После аннексии Крыма десятки тысяч людей в России выходили на демонстрации и митинги в поддержку Украины; одиночки выходят и сейчас. Да, этого катастрофически мало, но если Вы по молодости лет не застали советский тоталитаризм, поинтересуйтесь историей антисоветского сопротивления, да и противостоянием диктаторам в других странах. Это совсем не так легко, как Вам кажется. Это не «покричать» на власть с трибуны безопасного митинга или в микрофон под телекамеры.


Вы попрекнули Грецию, что она зарабатывает деньги на российском туризме, и это заработок на крови. Тут я соглашусь с Вами. Но давайте не будем забывать, что вся Европа греется российским газом и это тоже торговля на крови. И еще не забудьте, что Украина тоже находится в торговых отношениях с Россией, продолжая (во время войны!!!) продавать военному противнику услуги своей газотранспортной системы. Именно через Украину поставляется газ на Запад. Это разве не заработок на крови?


Я понимаю, что Украине не хватает ресурсов для противостояния российской экспансии. Все это понимают. В том числе и на Западе. Но не все хотят рисковать сегодняшним благополучием своих стран и дразнить невменяемую кремлевскую власть. Поэтому они учреждают бессмысленные и совершенно не эффективные санкции против тех, кто на эту власть повлиять уже никак не может. Это, что называется, пустые хлопоты. Такие санкции были уместны 15–20 лет назад, когда у российского общества еще сохранялись хоть какие-то инструменты давления на власть. Сегодня их просто нет. Сегодня протестующие идут в тюрьму, поэтому подталкивать их к протестам закрытыми границами, дефицитом товаров или высокими ценами – верх детской наивности. Или, что будет точнее, верх лицемерия со стороны тех, кто мог бы поддержать Украину серьезными поставками современного оружия, но вместо этого отыгрывается на людях, которые и без того барахтаются под пятой деспотии.


Владимир Александрович, война России с Украиной – это не война русского народа с украинским. Это война авторитаризма с демократией. Не надо цивилизационный конфликт низводить до уровня примитивного межнационального противостояния. 


Не знаю, как донести до Вас мое обращение, поэтому делаю его публичным в надежде, что оно дойдет до Вас и Вы его прочтете.


С уважением,

Александр Подрабинек, журналист, бывший советский политзаключенный

Москва, 

10 августа 2022 г.