среда, 29 июля 2020 г.

Татьяна Давидис: "Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга".


Татьяна Давидис написала у себя на фейсбуке о том, что в секс-скандалах последних дней не хватает точности терминологии, из-за чего посты о неуместном или просто субъективно неприятном флирте приравниваются к постам об уголовно наказуемом насилии, а "#Metoo" – как инструмент борьбы с неподобающим отношением к женщинам преимущественно в рабочей обстановке – низводится до средства публичной расправы с неугодными кому-либо мужчинами. Татьяна предлагает выработать в обществе новый понятийный аппарат, чтобы люди могли точнее трактовать намерения друг друга и осознавать границы допустимого поведения.
Разные сексуально-этические скандалы и дискуссии последнего времени привели меня к мысли, насколько важны понятия. Не те, по которым живут в криминальном мире, а те, которые определяют для нас предметы и явления, благодаря которым мы понимаем, что кот – это кот, а любовь – это любовь. Но с любовью уже намного сложнее, чем с котом, правда? Опыт тысяч поколений не помог справиться с понятием любви и зафиксировать его раз и на всегда. Но у нашего поколения проблема почему-то не с любовью, а с насилием. 

Мы никак не можем дать чёткое определение этому понятию. Когда возникает разговор о насилии, модном «харассменте» и вообще мало кому понятном «абьюзе», то и дело читаешь – «это понятие гораздо шире!». Так всякий раз поправляют друг друга собеседники – «Вы не понимаете – это понятие шире, чем вы думаете». Но как бы широко ни было понятие, у него должны быть чёткие границы. Иначе понятие перестаёт существовать в принципе, теряет смысл и не выполняет свою роль. 

Если насилием называть и избиение, и секс по принуждению, и шлепок по попе, и неуместное объятие, и просто предложение секса, даже настойчивое, то понятие «насилие» теряет смысл. Это слишком разные ситуации, имеющие разные последствия, чтобы объединять их в одно. То же касается и харассмента и абьюза: два раза подмигнул – харассмент? А три? А если причмокивал? А на работе? 

Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга. И это должна быть действительно общая договорённость, общественный консенсус, выраженный или в законе или в сложившихся этических нормах. Иначе же выходит полная ерунда. 

Особенно неприятным выглядит предложение ориентироваться не на факт насилия/харассмента/абьюза, а на чувства, которые испытала жертва какого-то действия. Ну это уж вообще ни в какие ворота! 

О себе могу сказать, что одни и те же, казалось бы, действия, производимые разными субъектами, порождали во мне совершенно разные чувства. От руки, в первый раз положенной на талию, я могла испытать чувство счастья, радости и любви, и бабочки в животе – ура, этот клёвый чувак будет моим! А могла возмущение и гадливость – как этот старый потный чувак мог подумать, что я могу быть с ним? И что? Почему кто-то должен отвечать за мои чувства, которые он никак не в состоянии контролировать? Тогда уж судите старого потного чувака за то, что он старый и потный. Даже точнее – за то, что мне он таким показался. Если вам не стыдно кого-то за это судить. Мне, вот, было бы стыдно. Поэтому я предпочитаю сама справляться со своими чувствами, не придавая им гипертрофированной ценности. Потому что, как ни парадоксально, это обесценивает и чувства. 

Если в одну линейку ставятся чувства тех, кто почувствовал ужас, отчаяние, разочарование, и тех, у кого просто испортилось настроение и было неприятно – это обесценивание. 

Мне кажется, когда в обществе больше и чаще говорят не о реально изнасилованных, преследуемых, уволенных с работы или запуганных, а о страданиях от дурацкого письма в личку, от неуместного объятия на мосту, от разочаровывающего свидания, общество не продвигается к решению проблем насилия и харассмента. 

Есть такое выражение «дое**ться до мышей». Вот сейчас что-то мышей стало больно много. И эти мыши разрушают действительно важное и нужно дело. Я знаю, многие говорят, что с понятиями у них всё норм, они точно знают, что такое это харассмент, и насилие, и абьюз. Но это не так, т.е. они, может, что-то там своё и знают. Но общественного консенсуса нет, нет определения проблемы. А если мы не можем определить проблему, мы не сможем её решить. Можем только с наслаждением мышей гонять, обсуждать интимные подробности и скандалы. Очевидно, на смену эмоциональным фанатам идеи должны прийти юристы с их чёткими и однозначными мерилами.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

вторник, 28 июля 2020 г.

Леокадия Френкель: "Почему эти люди, которые учат детей честности и порядочности, так поступили?"

Леокадия Френкель, мать журналиста "Медиазоны" Давида Френкеля, опубликовала у себя на фейсбуке пост, где назвала имена членов УИК №2191, по совместительству  учителей питерской гимназии №190, которые дали ложные показания на ее сына. Напомним, полицейские сломали руку Френкелю на избирательном участке во время "общероссийского голосования" в Санкт-Петербурге, куда тот приехал зафиксировать возможные нарушения. В понедельник 27 июля Дзержинский районный суд Петербурга рассмотрел сразу три административных протокола на корреспондента и назначил ему штраф в 500 рублей по статье о неповиновению "законным требованиям" полицейских (ст. 19.3 КоАП), штраф в 2000 рублей по делу о "вмешательстве в осуществление работы избиркома" (ст. 5.69 КоАП), а также вынес предупреждение по делу о нарушении «режима самоизоляции» (ст. 20.6.1 КоАП).
Да-да, это пост презрения и ненависти — к социальной группе «бесстыжие и трусливые учителя». А ещё — это моё оценочное суждение учителя.

В качестве эпиграфа:
— Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков.
— Нет, философ, я тебе возражаю. Это самый страшный порок.
Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита


На всякий случай напомню, что 30 июня на избирательном участке №2191 полицейский сломал моему сыну, журналисту Давиду Френкелю, руку. Сегодня состоялся суд, который, основываясь на показаниях свидетелей и пострадавших, признал его виновным в различных правонарушениях, в том числе «вмешательстве в осуществление работы избиркома», и приговорил к штрафам.

Большинство среди этих «свидетелей» и «пострадавших» составляли члены участковой избирательной комиссии №2191, расположенной в помещении по адресу: набережная Фонтанки, 22, то есть в гимназии №190. Одновременно, как нередко бывает, они являются также учителями и сотрудниками той же гимназии. Почему эти люди, которые учат детей честности и порядочности, поступили так, как поступили? Из трусости? Алчности? Карьеризма? Из уверенности, что их подлость останется никому не известна, в том числе и их ученикам, бывшим и нынешним? Думаю, всё это вместе!

По центру - свидетели и провокаторы из УИК №2191 перед судом 27 июля 2020 / Фото: Давид Френкель
Вот список учителей и сотрудников гимназии №190, которые подписали подложный акт и дали лживые показания против Давида:
1. МОСКАЛЁВА Кристина Олеговна — член УИК № 2191, учитель немецкого языка; написала ложные показания для суда; в суд не явилась.

2. ДЕЙЧУК Алексей Петрович — член УИК № 2191, учитель истории, победитель национального проекта «Образование» в номинации «Лучший классный руководитель» (2015); подписал подложный акт; написал ложные показания для суда; в суд не явился.

3. ХАФИЗОВА Наталья Викторовна — член УИК № 2191, учитель физкультуры; подписала подложный акт; в суд не явилась.

4. ЛАНДЫШКО Валентина Юрьевна — председатель УИК № 2191, секретарь гимназии; всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде; дала также публичное интервью, в котором утверждала, что Давида никто не толкал.

5. ПЕТРИЦКАЯ Ирина Сергеевна — наблюдатель на УИК № 2191, библиотекарь гимназии; обладатель нагрудного знака «За гуманизацию школы Санкт-Петербурга» (2014); всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде.

6. САВИЧЕВА Ольга Анатольевна — наблюдатель на УИК № 2191, учитель русского языка и литературы, замдиректора по учебно-воспитательной работе; подписала подложный акт; дала публичное интервью, где назвала Давида, кричавшего от боли, организатором «театральной постановки».

7. СМОРОДИНА Юлия Викторовна — секретарь УИК № 2191, секретарь гимназии; всё подписала, во всем замаралась, в том числе дала ложные показания в суде.

Несмотря ни на что, я уверена, что репутация по-прежнему имеет значение. 
Reputation does matter!

А поэтому — максимальный репост, пожалуйста!


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

понедельник, 27 июля 2020 г.

Домогассмент и обнуление либидо


Музыкальный критик и бывший главный редактор журнала PlayBoy в России Артемий Троицкий поделился своими впечатлениями от последних медиа-скандалов, связанных с «харассментом». Приводим его колонку с иллюстрациями.

Просто несколько наблюдений, воспоминаний и соображений на свербящую (не у меня) тему.

1. Судя по оглашённому списку российских домогателей — журналистов и политиков — либидо представителей либерально-демократической общественности играет намного активнее, чем у путинистов и консерваторов, среди которых отметился только какой-то двуногий по фамилии Слуцкий (случай «думагательства»). Впору писать диссертации по политической физиологии, типа «Аспекты влияния эректильной дисфункции на выбор политической ориентации» или «Половая распущенность, как имманентная черта либерального подсознания»... Хотя, сдаётся мне, это просто влажный креатив прези-аппаратных и фсб-шных дрочил.

2. Вспомнил: в период с 1990 по 2000 год я вёл передачи и даже заведовал музыкальным вещанием на Первом канале, РТР и НТВ; с 1995 по 2001 год возглавлял редакцию русской версии мужского журнала PLAYBOY. И за это время я неоднократно подвергался сексуальным домогательствам со стороны амбициозных артисток и модельных красавиц, которые хотели использовать моё служебное положение для достижения своих целей — посредством дармового секса. (Знаки внимания, оказываемые «простыми поклонницами», не имевшими корыстных интересов, я как «домогательства» не квалифицирую). В отдельных случаях конфликт интересов между профессиональной этикой и мужским любопытством доставлял мне моральные страдания. Впрочем, несильные.



3. (Чуть более серьёзно) Всю эту историю с «похарассил и бросил», раз уж она выбилась в новую моральную и поведенческую норму, надо вывести из серой зоны слухов, сплетен и наездов в так называемое правовое поле. Если в обвинениях речь идёт о физическом насилии или даже угрозе такового, а также о шантаже и использовании служебного положения — это должна быть статья и судебное дело по всем правилам. В том числе, с соблюдением принципа презумпции невиновности: жертва домогательства должна представить убедительные доказательства преступления. А если таковых нет, быть готовой ко встречному иску — о клевете.

4. Что до страшилок про возмутительные поцелуйчики в щёчку, унизительные комплименты и леденящие душу напрашивания в гости, то они — равно как и вычленение злостных харассёров по идеологическим склонностям — только профанируют серьёзную часть проблемы. В ситуации приставаний-light домогатель(ница) и домогаемая/ый находятся примерно в равном положении. Например: гражданин без разрешения чмокнул или приобнял — в ответ гражданка влепила ему пощёчину. И они квиты! Или, гражданин: «Какая у тебя секси маечка, так и хочется…»; на что гражданка: «А какие у тебя обтягивающие брючки — сразу видно, что яиц нет». Опять же, мгновенная сатисфакция. В случае, если гражданин — начальник и, получив заслуженно суровую отповедь, грозит гражданке увольнением или понижением в должности — смотри выше; статья и суд.



5. (Совсем серьёзно) Без амбиций «работорговца» Колумба и ему подобных не было бы великих географических открытий, а без сексуального драйва человечество бы, естественно, просто вымерло. Флирт, ухаживания, пикаперство, куртуазность, галантность и всякое такое прочее, что зовётся ныне прокурорским словом «харассмент» — не только вдохновили массу сюжетов мировой литературы и искусства, но и веками поддерживали население планеты в тонусе. Маргинализировать, тем более, запретить все межгендерные игры и интриги — не только дико скучно, но просто самоубийственно. Если уж менять отжившие привычки, то речь может идти лишь о том, что:
а) либидозные манёвры должны вестись честно и по правилам, без насилия и принуждения;
б) обе стороны должны находиться в равных условиях: никакого заведомого доминирования «сильных» и виктимизации «слабых». В частности, это означает, что, чем бить по рукам мужчин, правильнее подбадривать женщин. В противном случае, отягощённый комплексами «золотой миллиард» выродится ещё скорее, чем предполагалось.

среда, 1 июля 2020 г.

Григорий Юдин: "Этот плебисцит только предвестник более важных событий".

Покупка голосов в Тверской области / Фото: Артём Важенков
Политолог Григорий Юдин написал у себя на Facebook свой прогноз и универсальный ответ о тактике поведения граждан в день "общероссийского голосования".
Я знаю, что меня читает много людей, которые сомневаются, как им голосовать по конституционной реформе, и просят дать совет или поделиться соображениями. Когда мне задают такие вопросы, я стараюсь показать, что зависит от того, что вы поведёте себя так, а не иначе, и на что именно вы можете повлиять.

Уже неделю между чиновниками российских регионов идёт гонка за то, кто даст самые высокие показатели – уже сейчас очевидно, что официальные цифры явки намного превысят самые смелые прогнозы самых оптимистичных политологов, хотя эти прогнозы, если честно, ни на чём не были основаны. Некоторые цифры уже уверенно выходят за 100%, и к завтрашнему вечеру их наверняка будет немало. Вы никак не можете повлиять на этот процесс. Все эти суетливые тётеньки в избирательных комиссиях, от которых требуют цифры, и тётеньки из кадров с металлическим голосом, которым угрожает начальство, если они не дадут цифры, и потные дяденьки в кабинетах, которые трясутся от опасения потеряться своё место из-за цифры – они вас вообще не замечают. Они должны дать цифры.

Цифры эти не будут иметь отношения к реакции россиян на конституционную реформу – я подробно писал сегодня о том, какие именно данные опросов это доказывают и почему вы, вероятно, не видели этих данных. Если можно охарактеризовать общую реакцию на реформу в России, то она умеренно-раздражённая, и доля тех, кого она всерьёз разозлила, заметно выше доли тех, кого она по-настоящему воодушевила. Этот разрыв между данными опросов и официальными результатами возник впервые, он растёт и он ещё даст о себе знать. Возможности для коллективного действия в ближайшее время появятся.

А пока имеет смысл сосредоточиться на себе и на том, как принять разумное решение для себя.

1. Если вам хочется проголосовать «за», но вы сомневаетесь, потому что некоторые поправки вам не нравятся – то сходите и проголосуйте, но зафиксируйте для себя уже сегодня, как вы будете оценивать действенность тех поправок, которые вы поддержите. Например, если вам не хочется, чтобы чиновники и депутаты жили и хранили деньги за рубежом, а ресурсы качали из России, то поставьте себе цель через год проверить – правда ли вы больше не увидите сообщений об очередном министре или депутате, который имеет недвижимость по всему миру и учит нас патриотизму? Если вам хочется, чтобы у нас по закону не могло быть нищих пенсионеров, сделайте себе зарубку – проверить через год, стало ли их радикально меньше?

2. Если вы хотите поддержать некоторые поправки, но вам неохота никуда ходить и у вас ощущение, что все давно решили – не ходите. Не сомневайтесь, что нужный вам результат и так будет достигнут, а вы сэкономите время.

3. Если вам не нравится реформа или какие-то её важные части, но вас заставляют голосовать – не бойтесь и проголосуйте «против». Никакое начальство об этом не узнает и вам ничего за это не будет – так же, как об этом никто не узнал на выборах в прошлом и позапрошлом году. Зато вы будете чувствовать себя лучше, а те, кто вам приказывал, нарвутся на то, чего не хотели, и в следующий раз хорошо подумают.

4. Если вы возражаете против пожизненного президентства, но не видите в этом голосовании смысла и вам не хочется к нему даже приближаться – не ходите. Это ничему не повредит и никого не подведёт. В данном случае нет никакого реального способа защитить ваш голос, так что никакого великого шанса вы не упустите – скоро возникнут другие возможности, где такой шанс появится. Постарайтесь не уходить в сложные расчёты о том, какое ваше действие «выгодно Путину», а какое невыгодно. Во-первых, вы самостоятельный человек и живёте свой жизнью, а не наперекор Путину; во-вторых, Путину уже наплевать на ваши действия – он взвесил свои шансы и выбрал тот способ организовать это голосование, который от ваших действий вообще не зависит (а зависит только от действий тётенек и дяденек из абзаца выше).

5. Если вас всё это бесит и вы хотите крикнуть, что вы против – не сдерживайте себя, сделайте это. Вы получите удовлетворение, и это не будет напрасным – где бы вы ни жили, таких, как вы, будет много, ваши голоса могут оказаться заметны на конкретном участке (районе, городе), и с вами придётся считаться. Постарайтесь не фиксироваться на чересчур хитроумных соображениях – вы ничего не «легитимизируете», легитимность вообще не так устроена, а эта штуковина и так сейчас делегитимизирует себя так, как вы никогда бы не смогли при всём желании. Постарайтесь не связывать с этим голосованием лишних иллюзий: переголосовать Путина в игре без правил можно было, только если бы преимущество противников было 80 на 20 – но в этом случае никакого голосования и не проводили бы. Помните, что смысл всего этого мероприятия как раз в том, чтобы морально задавить цифрами именно тех, кто сейчас впервые за много лет решил, что ему важно, что происходит и он хочет подать свой голос – чтобы выдать 30% за 75%. Не дайте проделать с собой этот трюк.

Цифры, которые вы увидите завтра в конце этого безумного чаепития, не будут отражать наши с вами настроения и отношение к этой конституционной реформе. Однако разрыв между этими цифрами и страной становится слишком большим, и удержать страну под гипнозом этих цифр будет тяжело. Этот плебисцит только предвестник более важных событий.

среда, 24 июня 2020 г.

Сергей Шпилькин: «Судя по спискам, в Москве началось переселение народов»


Эксперт по выборам, математик Сергей Шпилькин проанализировал данные Центризбиркома и обнаружил, что 1 млн 87 тысяч человек в Москве открепились от избирательных участков, чтобы проголосовать дистанционно. Это аномалия и повод задуматься о масштабе грядущих фальсификаций на "общероссийском голосовании". Приводим его текст полностью. 
Карта открепившихся на дистанционное электронное голосование / Илья Фирсов
Несколько человек уже написали, но я все же тоже напишу, поскольку это важно.

На сайте izbirkom.ru появились данные о количестве открепившихся и прикрепившихся избирателей по избирательным участкам. Как обычно, данные выложены в максимально неудобном виде - отдельно для каждого УИК страны по две страницы - на прикрепившихся и на открепившихся, причем на открепившихся приводится два числа - на открепившихся на "бумажное" голосование по месту пребывания и на электронное голосование (второе число ненулевое только в Москве и Нижегородской области).

Так вот, о Москве. Если верить этим спискам, в Москве происходит крупнейшее за всю историю переселение народов. Сейчас в списке 3621 УИК, из них, если ориентироваться на численность избирателей на участках с этими номерами в 2019 году (а участки, похоже, не перенарезали, по крайней мере официальный набор данных на data.mos.ru не обновлялся с сентября 2019 года), "общегражданских" (с численностью избирателей 1000 и более) 3324. Более мелкие участки могут быть больницами, военными частями и т.д.

Статистика по Москве такая:
- Избирателей, включенных в списки по месту нахождения: 533 тысячи
Среднее значение на участок 147 человек, медианное 87 (это означает, что много участков с большим количеством прикрепившихся; и не только специальных, но и общегородских)

- Исключенных из списков в связи с голосованием по месту нахождения: 234 тысячи
Среднее значение на участок 65 человек, медианное 63 - т.е. распределение ближе к равномерному.

- Исключенных из списков в связи с электронным голосованием: 1.09 млн
Среднее значение на участок 300 человек, медианное 306.
Это много. Получается, что на электронное голосование записался каждый седьмой избиратель Москвы, при том, что сходить в течение семи дней, из которых три выходных, на участок, находящийся, как правило, в пределах 500 метров от дома, проще, чем записываться на электронное голосование.

Но это еще не все.
На участках территориальной избирательной комиссии Троицкого административного округа (ТИК 133, 94101 избиратель по состоянию на 09.2019, 94 373 на 01.01.2020 по данным МГИК) на электронное голосование записалось 39% избирателей - 36895 человек.

Но и это не все. На четырех участках Троицкого округа количество записавшихся на электронное голосование превышает предельную нормативную численность избирателей на участке (3000) - там записано на электронное голосование 7296, 4027, 3567 и 3565 человек соответственно. И это еще не все - с этих участков ухитрились еще и открепить избирателей на голосование по месту пребывания. В итоге на рекордном участке - УИК №3395 (108841, город Москва, город Троицк, микрорайон "В", дом 6А, МАОУ ДОД "Детско-юношеская спортивная школа-2") - в общей сложности "исключено из списков" 8634 человека!

Тут можно было бы подумать об оправданиях. Да, в Троицке в прошлом году проходило "электронное голосование за метро" - может быть, граждане натренировались? Но нет, вот два участка по одному адресу - 108841, город Москва, город Троицк, микрорайон "В", дом 53, МАОУ "Гимназия г. Троицка". На участке 3393 записалось на электронное голосование 490 человек - 16.7% от численности избирателей в 2019 году, на участке 3394 - 4027 человек - 217% от численности избирателей в 2019 году. И вообще на большей части участков Троицкого округа и города Троицка доля записавшихся на электронное голосование примерно такая же, как в Москве в целом, а рекорд достигается благодаря нескольким аномальным участкам. Кроме того, среди рекордных участков - УИК 3382 в ЖК Борисоглебское в поселении Новофедоровское, от которого до Троицка по прямой 24 километра. Ну и, наконец, Троицкий округ не одинок. Среди лидеров по записавшимся на электронное голосование также есть участки Новомосковской (УИК 3320) и Сосенской (3366) ТИК.

В итоге возникают вопросы.

0. Мы наблюдаем беспрецедентное применение административного ресурса по всей Москве. Распределение записавшихся на электронное голосование (см. карту вверху текста) полностью контринтуитивно - в более образованных и продвинутых районах электронное голосование якобы привлекает меньше избирателей, чем в менее продвинутых.

1. Ситуация с рекордами электронного голосования похожа на аферу, требующую срочного расследования. Электронное голосование в Троицком округе, похоже, надо отменять.

2. Сайт izbirkom.ru - это витрина ГАС Выборы. Точные протоколы неизвестны, но известно, что данные на него выгружаются из ГАС Выборы. Т.е. вот эти абсурдные данные по численности открепленных избирателей уже загружены в ГАС и ею приняты, хотя, по хорошему, еще на дальних подступах должна была сработать защита от дурака. До сих пор ГАС работала относительно пристойно; это насколько же надо было изнасиловать систему, чтобы стало возможно такое.

На картинке - Топ-25 избирательных участков Москвы по доле записавшихся на электронное голосование. Как видно, там не только Троицк.

Кликабельно


P.S.: Но вообще миллион записавшихся на электронное голосование - это большая сила. Надо всячески помогать этим людям голосовать свободно.

Источник