среда, 18 апреля 2018 г.

«Нам надоели поборы». Бунт дворников в Нагорном районе.


Стихийной акцией протеста закончилось общение дворников ГБУ «Жилищник Нагорного района» с начальником участка Максимом Орловым. По словам дворников, Орлов требовал от них отдать ему часть заработной платы. Подобное происходило и раньше, но в этот раз аппетиты начальника участка поразили даже видавших виды мигрантов из Средней Азии.

Сход рабочих около здания Жилищника на Симферопольском бульваре 29с1 /Скрин из видео местных жителей
В феврале этого года, в период обильных снегопадов дворники зачастую работали круглосуточно, хотя продолжительность их смены составляет 7 часов. За переработку людям были положены премии. Начальник участка составлял список премируемых, который затем подписывал директор ГБУ “Жилищник” Дмитриев С. И. После чего с дворников требовали “вернуть” сумму премии наличными - по 35 000 рублей с человека, оставив людям “на жизнь” 17 000 рублей. Начальник участка Орлов обосновывал поборы тем, что это, якобы, требование руководства - в частности первого заместителя директора ГБУ Михаила Вергасова. В случае отказа Орлов угрожал дворникам увольнением.

 Первый замдиректора Жилищника Михаил Вергасов, вышел поговорить с рабочими
В распоряжении МА оказалась запись, сделанная бригадиром дворников Шохрухом Ороловым.



Несмотря на заверения заместителя мэра по вопросам ЖКХ Петра Бирюкова о средней зарплате дворника в 45 000 рублей, дворники Нагорного района почему-то получают около 30 000 рублей в месяц зимой и примерно 26 000 рублей летом.

Фото: С.Михеев РГ
Как рассказали сотрудники ГБУ “Жилищник Нагорного района”, им регулярно недоплачивают за стандартные работы по уборке мусорокамер (3000 рублей), не оплачивают работу в выходные дни и переработку в рабочие.

Кроме того, Жилищник закупает дешевый инвентарь плохого качества, из-за чего дворники и уборщики подъездов вынуждены закупать часть инвентаря и расходных материалов на свои деньги, либо просить собственников жилья им помочь.

Обычное состояние инвентаря ГБУ "Жилищник Нагорного района"
На “Московский активист” вышел один из бывших работников Жилищника Нагорного по имени Михаил (запись имеется в редакции). Он рассказал, что его уволили из-за того, что он будучи начальником участка отказался заниматься поборами с дворников. Со слов Михаила, ГБУ Жилищник Нагорного района давно стало семейным предприятием уроженцев Мордовии братьев Вергасовых. Именно они, по его словам, стоят за систематическими поборами с дворников.

Они говорили в интервью, что у них часто мастера меняются и большая текучка - это всё враньё. Можно зайти в отдел кадров и посмотреть, кто работал раньше и кем был заменён. Там практически весь этот народ - это родственники, знакомые и земляки чуть ли не из этой их деревни в Мордовии. Они оттуда тянут всех своих знакомых и берут на работу. Вся база технического обслуживания уже их, сейчас они водителей увольняют и своих набирают. Чтобы меньше “языков” было, чтобы меньше смотрели”, – рассказывает Михаил.
Схема предполагаемой коррупционной сети в Нагорном районе (кликабельно)
Кроме того, Михаил сообщил о том, что братья Вергасовы незаконно сдают технические помещения работникам Жилищника, а также заселяют своих родственников в принадлежащее городу жильё.
Служебные “Газели” используются руководством Жилищника в личных целях, также имело место расхищение ГСМ, которые списывались на неработающую снегоплавильную установку.

Как удалось выяснить, “Московскому активисту”, упоминаемые Михаилом братья Вергасовы работают в "Жилищнике Нагорного района": Михаил занимает должность первого заместителя директора ГБУ, а Валерий является начальником базы техобслуживания.  Третий брат, Виталий, занимает должность начальника отдела торговли в управе Нагорного района. Отметим, что Виталий Вергасов ранее работал в системе ЖКХ Чертаново-Северного и префектуре ЮАО - вместе с нынешним главой управы Нагорного района Красовским А.С.

С 2017 один из братьев Вергасовых - Виталий был назначен на должность заведующего
сектором по вопросам торговли и услуг управы Нагорного района.
“Московский активист” будет следить за ситуацией в Жилищнике Нагорного района. Информацию о предполагаемых признаках коррупционной схемы мы отправили в правоохранительные органы.

Если вы живёте в Нагорном районе и являетесь потребителем услуг ГБУ "Жилищник Нагорного района", вы также можете пожаловаться в Следственный комитет - вот шаблон.

Материал подготовили Варвара Грязнова и Юрий Иванов.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook: https://www.facebook.com/activist.msk





вторник, 17 апреля 2018 г.

В московском отделении «Яблока» назревает раскол. Митрохин обвиняет Каца в попытке рейдерского захвата

Вопреки мнению московского отделения «Яблока», федеральное бюро приняло в свои ряды 202 человека, большую часть которых привел в партию Максим Кац. Зарегистрировать их планируют в московском отделении, которое возглавляет Сергей Митрохин. Между двумя политиками довольно давно напряженные отношения: ранее, решением московского отделения Каца исключили из партии. Однако, в пятницу федеральное бюро это решение отменило.



"К нам в московское отделение, привели очень больше количество людей. Людей с определенной идеологией, которую формирует их лидер (Кац). Он сказал, что мы (московское отделение) должны смягчить критику в адрес мэрии и поддержать целый ряд их программ. Например, повсеместное введение платных парковок, в т.ч. и во дворах. Люди пришли с оскорблениями в наш адрес. Фактически, это была попытка рейдерского захвата. И в какой-то мере она удалась. К сожалению, в минувшую пятницу федеральное бюро партии «Яблоко» дало разрешение на вступление этих людей в партию. Я считаю такое решение ошибочным", — рассказал Сергей Митрохин в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Ранее Максим Кац уже заявлял о своих планах реформировать московское «Яблоко». По его мнению, московское отделение «может работать лучше».

В интервью «Независимой газете» Кац заявил, что намерен баллотироваться на внутренние посты в «Яблоке», в частности на место руководителя московского отделения. Выдвигаться в мэры от партии он не планирует, однако намерен оказать поддержку «любому кандидату от «Яблока», кроме Митрохина.

По мнению Митрохина, вступление в московское отделение сторонников Максима Каца осложнит его выдвижение на выборы мэра Москвы, если будет решено проводить внутрипартийные праймериз.

"Само вступление Каца и его сторонников наносит ущерб московскому отделению и мне, поскольку они носители человеконенавистнической идеологии и сторонники неоднозначных инициатив мэрии, например о платных парковках", – отметил он.

Митрохин предположил, что это может угрожать и перевыборам московского руководства: "Его с такой целью и приняли, чтобы он и его сторонники могли влиять на политику отделения, но мы без боя не сдадим отделение захватчикам", — приводит слова политика «Независимая газета».


среда, 11 апреля 2018 г.

Юлия Галямина: "Муниципальный фильтр - это окоп из которого им придётся выходить".


Юлия Галямина

Юрий Иванов: Юля, привет! Скажи, пожалуйста, зачем вы раскалываете оппозицию?

Юлия Галямина:
Наоборот - не раскалываем, а стараемся найти такую демократическую процедуру, которая могла бы всех примирить и которая дала бы всем возможность каким-то образом выбрать единого кандидата на пост мэра Москвы.

ЮИ: Понятно. Вот у вас вчера было какое-то заседание, насколько я понимаю, в совете депутатов Якиманки. Кто на нём присутствовал?

ЮГ:
На нем присутствовали инициаторы этого мероприятия - депутаты и главы муниципальных образований. Всего было семь глав муниципальных образований. Это практически все, кто есть из глав МО не от «Единой России». Было еще более десяти рядовых депутатов типа меня и было три человека, которые потенциально считаются кандидатами в мэры Москвы. Это Сергей Митрохин, Илья Яшин и Елена Русакова. Еще были представитель «Яблока» Галина Михалева, а также Екатерина Шульман - как представитель наблюдающей общественности - наблюдала за нашим процессом.


Встреча в совете депутатов района Якиманка
Фото: Андрей Морев

ЮИ: В чем была цель этого собрания?

ЮГ:
Это был этап переговоров, мы пытались выработать такую конструкцию праймериз, которая бы устроила участников переговоров. Нам это удалось и, кстати, довольно легко, что вызвало у меня удивление, потому что обычно очень сложно найти компромисс, но в этот раз это оказалось совсем не трудно.

Варвара Грязнова: Насколько я понимаю, вы туда приглашали Дмитрия Гудкова - это заранее произошло или вы как-то застали его врасплох? Он был заранее предупрежден об этом мероприятии?

ЮГ:
Взаимоотношения с Гудковым складывались следующим образом: изначально была идея встретиться 15 апреля на большом конгрессе независимых муниципальных депутатов, который организовывали главы муниципальных образований, и мы вели переговоры с Гудковым по этому поводу - чтобы он присоединился к организации этого мероприятия. И чтобы в рамках этого мероприятия мы провели большие переговоры - публичную часть переговоров о том, как нам устроить праймериз. Однако были переговоры, в результате которых команда Гудкова попросила неделю на раздумья , но после этого через три дня, не консультируясь с нами, они объявили о своём съезде депутатов, который должен пройти накануне нашего - уже объявленного. Соответственно, мы свой конгресс отменили - на следующий день после его это было бы странно, однако мы пригласили его, дней за пять до 9 апреля на вот эти полупубличные переговоры в совете Якиманки.

ВГ: Но он дал какое-то подтверждение? Как-то отреагировал?

ЮГ:
Нет, он не дал подтверждения, мы его ждали до последнего. Мы подождали его где-то полчаса с начала и после этого начали переговоры.

ВГ: Я просто смотрю - он даже никак не откомментировал это в паблике, что даже немного странно.

ЮГ:
Ну он молчит, я не знаю, видимо, такая тактика - молчать. Не знаю. Вопрос к нему, а не ко мне.


ЮИ: Я просто хочу для себя понять: он выступает за праймериз, и ваша инициативная группа тоже выступает за праймериз. Но как-то при этом не происходит какого-то объединения, чтобы провести праймериз вместе. Что получается, вы против него?

ЮГ:
Мы только за! Но, видите, Дмитрий не приходит на переговоры и публично тоже не ведет эти переговоры, к сожалению.

ВГ: Расскажи, пожалуйста, о своих симпатиях или антипатиях в плане кандидатов на мэрских выборах?  

ЮГ:
Бессмысленно скрывать, что я нахожусь на стороне местного самоуправления и мой личный выбор связан с теми, кто представляет местное самоуправление. Для меня важно, чтобы у человека был опыт ежедневного общения с людьми, с москвичами, у которых очень разнообразные проблемы и запросы. Я сама как депутат знаю, что это очень меняет представление о жизни и о том, как надо управлять городом - таким сложным механизмом. Для меня очень важно открытое и прямое заявление о том, что местное самоуправление должно обладать большими полномочиями и большей самостоятельностью. И в этом смысле для меня, конечно, более симпатичен Илья Яшин, который с одной стороны является действующим главой МО, а с другой - вместе с ним и с другими коллегами мы готовили проект нового закона о местном самоуправлении, который наделяет местное самоуправление гораздо большими и более серьезными и автономными полномочиями в городе Москве.

Илья Яшин на марше Памяти Бориса Немцова

Сейчас этот законопроект находится на экспертизе у юридического сообщества и скоро пойдут широкие обсуждения этого вопроса. Однако, как один из инициаторов праймериз, я считаю, что мои личные симпатии не имеют никакого отношения к организации праймериз. Есть только один аргумент: нужны такие праймериз, с которыми согласятся большинство кандидатов. Самое лучшее было бы, если бы согласились все кандидаты, но и не только кандидаты, а все заинтересованные в этом процессе другие институты типа партий - это программа максимум. Мы были бы счастливы, если бы в итоге у нас было не три-четыре кандидата от демократической оппозиции, а хотя бы два - если не удастся привлечь в праймериз всех кандидатов.

ЮИ: Последний вопрос в связи с этим: праймериз - это здорово. Допустим, случились праймериз, у Гудкова свои, у Яшина свои. А что делать с муниципальным фильтром? Потому что совершенно же очевидно, что у оппозиции нету даже по одному человеку в 109 районах и без одобрения власти кандидатам не удастся пройти муниципальный фильтр.

ЮГ:
Ну смотрите, во-первых, давайте не будем говорить «праймериз у Яшина» или «праймериз у Гудкова». Если праймериз «у кого-то», то это уже не праймериз. С теми праймериз, которые мы сейчас предлагаем, согласны уже три кандидата: Митрохин, Русакова и Яшин. То есть это праймериз, которые нельзя назвать именем одного кандидата. Это первое. Во-вторых, как можно проходить муниципальный фильтр? Ровно для этого праймериз и нужны. Если смотреть без фильтра, то не было бы никакой разницы - участвовали бы в выборах один, два, три или четыре кандидата с почти одинаковыми взглядами, потому что это голосование в два тура. Нужно, чтобы как можно больше людей пришло на выборы, и участие многих кандидатов не повлияло бы негативно, а наоборот. Праймериз и выбор одного кандидата нужны ровно для прохождения муниципального фильтра. Можно проходить фильтр двумя способами: можно пойти в мэрию и там договориться. Этот способ разделяют далеко не все кандидаты слава богу и для меня этот способ глубоко чужд и противен - лично для меня. Второй способ - это общественное давление. То есть это общественная кампания, которая позволит кандидатам зарегистрироваться - и в этом смысле общественное давление и осуществляется через праймериз. Мы показываем, сколько людей согласились на такие правила игры и готовы выдвинуть именно этого кандидата. Если будет достаточно большое количество людей, москвичей, то людям, которые придумали этот заградительный барьер для участия в выборах, конечно же, придется уступить под давлением. Это не милостыня, это не подачка, а это будет вынужденное отступление. Они создали себе какой-то окоп в виде муниципального фильтра и им придётся из него выходить.

ЮИ: Я так понимаю, что оптимальный вариант был бы, чтобы Дмитрий подключился. Может быть, будут какие-то шаги предприняты с вашей стороны, чтобы всё-таки его включить? Может быть, ты хочешь к нему обратиться?

ЮГ:
Он знает прекрасно, что я к нему обращалась и лично, и сейчас я могу обратиться публично и призвать Дмитрия к участию даже пока не в праймериз, а хотя бы в переговорах. Мы готовы в любой момент с ним встретиться, можно без меня, если он считает, что я представитель Яшина, существуют совершенно нейтральные депутаты, нейтральные главы муниципальных образований, которые готовы провести эти переговоры. Надо понять, что, собственно, его устраивает, что не устраивает в предвыборной процедуре. Мы, может быть, найдем следующий вариант, который бы устроил всех. Это вопрос переговоров и вопрос поиска компромисса. Нельзя что-то навязать. Здесь можно только договариваться, можно только садиться и на равных что-то обсуждать. Потому что я уверена, у всех одинаковые цели - сделать Москву лучше, сделать ее более демократичной, более свободной. И в принципе у всех одинаковые ценности - это свобода, справедливость, это местное самоуправление, это экология. Я думаю, что то, что сейчас ограничивает переговоры, связано с каким-то недопониманием, с какой-то эмоциональностью, которые грамотные политики способны снять, способны идти на переговоры, к чему я всех, собственно и призываю.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook: https://www.facebook.com/activist.msk





пятница, 6 апреля 2018 г.

Валерий Соловей: «Локальные протесты политизирует сама власть»

Юрий Иванов: Валерий Дмитриевич, хотелось бы начать со «свалочного кризиса» в Подмосковье. Сегодня в интервью «Эху Москвы» две женщины, у которых там дачные домики (они сами из Москвы), рассказали следующее: во-первых, жители посёлка Ядрово борются за свои права уже два года. Два года у них там идут превышения, и по превышениям было сказано, что в тот день, когда госпитализировали 50 детей, превышение ПДК по сероводороду было в 125 раз. И такое огромное превышение было не единичным случаем. В связи с этим хочу спросить следующее: мы посмотрели западный опыт и там полигон - это высокотехнологичное сооружение, которое имеет бетонную подушку, по сути дела это саркофаг, у которого есть газоотвод, есть отвод фильтрата. Это не те вонючие помойки, свалки, которые есть у нас. Эти полигоны стоят примерно 40 миллионов долларов построить - это примерно 2,5 миллиарда рублей. Мы посмотрели: только на разгон облаков и на всяческие праздники правительство Москвы ежегодно тратит около 3,5 миллиардов рублей. Собянин у власти девять лет. Непонятно, почему за всё это время не нашлось денег сделать нормальный, экологически чистый мусорный полигон. Как вы думаете, почему? 

Коллаж Варвары Грязновой

Валерий Соловей:
Если уж говорить о том, кто их должен был делать - то не факт, что Собянин. Собянин, скорее всего, с Воробьёвым вместе. Насколько я знаю, уже развивается тихий скандал в связи с тем, что лет пять назад «Ростехнологии» получили деньги на строительство мусоросжигательных заводов, и куда исчезли эти деньги - не очень понятно. Но поскольку этот скандал затрагивает интересы очень могущественных людей, он спущен на тормозах. Но в любом случае вы абсолютно правы: за те два года, что эта история развивалась (минимум за два года) можно было найти какое-то решение. Но в России власть не будет искать решение, пока общество на нее окажет не просто давление, а чрезмерно высокое давление, с точки зрения власти. До этого она «чесаться» не будет.

Губернатор МО А.Воробьёв под снежками в Волоколамске / Фото: Сноб
Если перефразировать русскую поговорку, пока холопы не поднимутся с дубьём, барин лоб себе не перекрестит, поверьте. К сожалению, мы в этом имели все основания убедиться в Подмосковье, да в общем-то и в других местах тоже. Честно скажу, я не вижу перспективы быстрого разрешения этого конфликта, если только в дело не включится центральная власть. Ощущение, что он будет развиваться. Я полагаю, что подмосковные власти надеются на то, что сейчас будет лето, и может запахи будут сильнее, но людям в общем будет не до этого просто. Летом они заняты. Пройдёт лето, потом выборы успешно пройдут, как надеется Воробьёв, что для него они пройдут успешно, а потом мол мы как-то займёмся решением этого всего. А может и не займёмся. Главное сейчас проскочить этот тревожный период, потому что в администрации Московской области абсолютно уверены, что за этим конфликтом стоят враги и его раздувают. Я не шучу! Они абсолютно в этом уверены. Даже в московской мэрии на это крутят пальцем у виска.

Варвара Грязнова: Надо сказать, что это, видимо, общее место для властей, как мы поняли, - такая странная очень реакция что в Московской области, что в Кемерово. Всех пострадавших людей эти аморальные чиновники обзывают «бузотёрами», «майданщиками», кем угодно. Вместо того, чтобы решать проблемы, они начальству рапортуют, что у них тут орудуют ячейки приезжих врагов. Похоже, они совсем оторвались от реальности? 


А.Тулеев во время визита В.Путина после пожара в ТЦ "Зимняя вишня" / Фото: МК
ВС: Да, вы правы, Варвара, так и есть. И это общее место сейчас для нашей элиты - такая однотипная реакция во всех местах, где происходит конфликты. Причем, с их стороны это даже не циническая уловка. Они абсолютно уверены в том, что если бы не подзуживание, корни которого, конечно же, уходят за границу, и здесь наймиты западных сил, то всё было бы нормально. Народишко бы терпел.

 Но эти «наймиты» мутят воду на эти поганые американские доллары, израильские шекели или я не знаю, какой валютой их услуги оплачиваются. И это, с моей точки зрения, несмотря на смехотворность, очень опасно для самой власти - она не понимает, что происходит, и она, судя по её реакции, в случае конфликта впадает в состояние растерянности. И это означает, что любой серьезный кризис её застигнет врасплох и она не будет знать, как реагировать. Либо её реакция окажется настолько неадекватной, что будет способствовать нарастанию этого кризиса, а не умиротворению.

Сенатор Е.Мизулина в передаче у В.Соловьева / Фото: Коммерсантъ
ВГ: Ну да. Ещё вот важный момент: чиновники друг друга прикрывают там, похоже. Тулеева вроде уволили, а вроде и нет. 

ВС:
Это естественно. Это то, что называют «корпоративная солидарность» или по-другому мы можем это назвать круговой порукой. Они понимают: как только одного сдашь под общественным давлением - люди начнут требовать головы других. Это сигнал такой: «Если вы лояльны и выполняете все распоряжения начальства, то вас на произвол судьбы не бросим, не бросим на растерзание народу». Помните, в 2014 году во время «русской весны» было сказано «Мы своих не бросаем»? Вот и не бросают.

ЮИ: Валерий Дмитриевич, а почему такое отношение к народу? Я понимаю, когда с террористами переговоров не ведут. А почему к людям такое отношение? Потому что все их требования абсолютно закономерны - чтобы местная власть понесла ответственность. Почему их не хотят слушать?

ВС:
От народа требуют, чтобы он исправно платил подати, налоги, которые будут расти, и внимал указаниям начальства. Больше ничего от него не требуется - то есть, чтобы был лоялен политической и административной власти. И всё. И народ воспринимается не как источник власти, как у нас записано в Конституции и как вообще-то реализуется во многих странах, а воспринимается именно как безропотная серая масса, которая обеспечивает государственную машину деньгами, вооруженные силы - «пушечным мясом», вот и всё. Больше ничего от него не требуется. А дать ему власть, даже намёк на власть - ну что вы! Это крайне опасно, мало ли как холопы ею распорядятся.

ЮИ: А как людям изменить эту ситуацию?

ВС:
Вот так, как они пытаются её изменить. Смотрите, ведь здесь есть определенная логика: логика развития конфликта. Сперва люди жалуются, и они действительно жалуются по инстанциям, они это делают в рамках закона, они обращаются в суд, и все это как о стенку горох. Тогда они начинают возмущаться: сначала они ропщут, обсуждают между собой, пытаются высказываться, видимо, во время каких-то митингов, кстати, санкционированных исключительно. Потом происходит перелом: когда у вас страдают дети, вы волей-неволей выходите защищать их права и интересы, да и вообще-то право на жизнь. Это переломная черта, обратите внимание: так это было в Волоколамске, так это случилось в Кемерово. А дальше уже зависит от контекста. Вот эти конфликты пока удалось погасить, не погасить, а скорее притушить - "мусорные" конфликты Подмосковья, - но проблема-то не решена, и это означает, что они вспыхнут с новой силой.

Один из митингов в Волоколамске / Фото: YT канал Евгении Наумовой
ЮИ: И людям, как я понял, надо продолжать это общественное давление? 

ВС:
Да, к сожалению, если не решается проблема, то объективно им не оставляют другого пути её решения, кроме как наращивание давления. Причём, что очень важно, это давление будет приобретать всё более политический характер. То есть будет происходить и уже происходит политизация конфликта. Ведь у нас как организована власть - никто ни за что не отвечает, а президент, как он сам несколько раз говорил, у нас президент отвечает за всё. Люди видят, что на локальном уровне, на региональном уровне их проблема не решается. Они что делают? Они поднимают плакаты "Путин, спаси!" и "Путин, помоги!" Теперь представьте: Путин не помогает. Дальше что? Или абсолютное покорство, умирание вместе с детьми, или возмущение, но это возмущение уже будет носить политический характер. То есть логику конфликта задают не протестующие. Они были бы рады решению локальных проблем своих, действительно локальных, без всякой "политики". Им другого пути не оставляют, их в эту "политику" загоняют, впихивают буквально, как в бутылочное горлышко.

ЮИ: Отлично…Валерий Дмитриевич, хотелось бы задать вам вопрос по поводу ареста Магомедова. Кстати, пришла новость, что в качестве помощи СИЗО Лефортово он решил купить холодильники и телевизоры. Я думаю, остальные заключенные будут рады. В этой связи такой вопрос: кто-то озвучивает бизнесовые версии - что мол это какой-то Новороссийский порт, и так далее. Но в чём странность ситуации. Дело в том, что был такой господин Евтушенков - он был под домашним арестом. Улюкаев и Магомедов, - люди Медведева, об этом все говорят, - почему-то не удостоились такой чести. Они сидят в СИЗО. Говорят, что поскольку Медведев не смог их «прикрыть», это такой удар по Медведеву. Что вы думаете на этот счёт?
Зиявудин и Магомед Магомедовы / Фото: А.Филиппов РИА Новости
ВС: Ну естественно, это будут связывать с Медведевым, а вернее было бы это связать с Дворковичем. Но ведь мало кто сомневался в том, что политический вес Медведева не так уж и велик, это правда. Но это не означает, что у Медведева нет шансов сохранить за собой пост премьер-министра. Как раз эти шансы после ареста Магомедова, кажется, только выросли. Дело в том, что такой политически слабый премьер устраивает все конкурирующие группировки. Если будет сильный премьер, это усилит конфликт между ними. Какая-то из группировок или коалиций будет точно недовольна. А так - вы получаете слабого премьера, который лишен вице-премьеров - союзников, поскольку уход или переход Дворковича и Шувалова считаются высоко вероятными, не предрешенными, но высоко вероятными. Кто там остается? Орешкин остается, Силуанов, которые проводят довольно независимую политику. Ну и в общем вы имеете полностью зависимого и довольно слабого политически, или вообще политически беспомощного человека во главе правительства - тем паче, что наиболее распространенная и не безосновательно распространенная версия по поводу дальнейших трансформаций российской политики состоит в том, что это правительство носит переходный характер, на два или три года. И через два-три года будет решаться ключевой вопрос о власти. Будет меняться конструкция государственной власти или появится преемник - это не очень понятно, но мнение таково, что два-три года до 2020-2021 года надо подождать и в этом смысле Медведев очень подходящий кандидат. Что касается Магомедовых - ну не повезло им, надо было раньше покидать Россию. И теперь их «раскурочат», лишат всего. Это же Россия. Сегодня вы наслаждаетесь жизнью, вам кажется, что вы бога за бороду ухватили, а послезавтра вы помогаете камерам Лефортово приобрести более цивильные холодильники и телевизоры. Никто не гарантирован от тюрьмы и от сумы. Это чисто русская поговорка. Вполне себе жизненная, как мы видим.

ВГ: Н-да. Слушайте, но вот возвращаясь к вопросу вероятных трансформаций во власти, как вы оцениваете перспективы Ксении Собчак как политика? И вообще - она же сейчас, как мы поняли, вступила в альянс с Дмитрием Гудковым к мэрским выборам. И про них тоже хотели узнать ваше мнение, и о муниципальном фильтре.

ВС:
Давайте мы разделим. Перспективы Ксении Собчак, я думаю, сейчас всё-таки не в политике, а в том, чтобы выносить и благополучно родить второго ребёнка. Насколько я представляю, речь об этом идёт.

К.Собчак на отдыхе с семьёй
Что касается перспектив партии и перспектив Гудкова, они будут зависеть от результатов выборов московского мэра, где, надо полагать, ему удастся поучаствовать. И надо полагать, что, конечно, не московская мэрия, а другие силы в состоянии помочь Дмитрию Гудкову преодолеть вот этот муниципальный барьер, то есть получить нужное ему количество подписей. Поскольку Сергей Семёнович Собянин тоже считается одним из кандидатов в преемники или премьер-министры, есть силы, не заинтересованные в его очень уверенной победе на московских выборах, и они хотят ему показать, что и на него найдётся острастка. Помните, как это было пять лет тому назад? Во время его избрания в 2013 году нашёлся Алексей Анатольевич Навальный, а сейчас будет Гудков. И я могу сказать, что если Гудкову удастся провести хорошую кампанию и сплотить вокруг себя немалый антисобянинский и пролиберальный электорат, то перспектива второго тура не исключена.
Социология такая проводилась, она есть в распоряжении московской мэрии, они там знают, что при некоторых обстоятельствах перспектива второго тура не исключена. 
Даже если в районах новой Москвы единодушно проголосуют за Сергея Семёновича Собянина. Это, конечно, настораживает, пугает и слегка нервирует. Не могу сказать, что чрезмерно, но слегка - точно нервирует. И вот, колоссальные ресурсы, вы же видите, брошены на продвижение и популяризацию добрых дел московского мэра. Что ни включишь, что ни откроешь - как в блаженные или недоброй памяти времена Леонида Ильича Брежнева. Кажется, скоро утюг включишь в розетку и услышишь оттуда фамилию Собянина - жена у меня по крайней мере так говорит.


ЮИ: Валерий Дмитриевич, в связи с этим такой вопрос. Гудков уже чётко обозначил свои планы выдвигаться, но их обозначил еще и Митрохин, и как я понял, будет кандидат и от КПРФ, все три кандидата будут в оппозиции к действующему мэру. Они будут строить свою кампанию на критике мэра - как сейчас появилась информация, что от КПРФ всё-таки пойдёт Рашкин, а не Шувалова. И как я понял, всё-таки у власти в планах дать им подписи муниципальных депутатов от «Единой России». Как вы думаете, это же в принципе три оппозиционных кандидата, они будут размывать голоса друг друга и удастся ли им как-то договориться?

ВС:
Юрий, вы правы. Будут ещё один или два оппозиционных или умеренно оппозиционных кандидата, которые тоже с высокой вероятностью получат голоса муниципальных депутатов. В общем они будут отбирать голоса друг у друга. Мэрия в этом заинтересована. Но тем не менее, несмотря на всё это, у Гудкова есть шанс. Это не означает, что он будет реализован, но шанс есть провести в городе довольно успешную кампанию. У него есть ряд и личных качеств, соответствующих этому, есть масса недовольства значительной части горожан Собяниным, связанная с его категорическим неприятием. Надо отдавать себе отчёт, что его не принимают во многом культурно и ментально. Это не вопрос того, что он сделал или не сделал, есть просто инстинктивное очень серьёзное его неприятие. Скорее социокультурное, чем политическое или экономическое. Этот фактор работает на пользу Гудкова. Ну и ещё ряд обстоятельств. Так что можно провести в Москве очень сильную кампанию.

С.Собянин / Фото: С.Красильников ТАСС
ЮИ: Валерий Дмитриевич, вы сказали, что будет ещё несколько кандидатов? Вот сейчас называют имя Ильи Яшина. Как вы думаете, это реально? 

ВС:
Я думаю, что это в первую очередь зависит от самого Ильи Яшина. Я не уверен, что он захочет в такой ситуации пойти на выборы, поскольку у него как раз меньше шансов получить подписи муниципальных депутатов. У него слишком много шансов быть обвинённым в расколе демократических сил и тому подобных вещах. Но могут появиться и другие кандидаты, я бы не стал ограничиваться только теми, кто сейчас на слуху. Я не берусь оценивать, кто это будет и каковы их шансы, но их появление вероятно.

ВГ: Слушайте, ну вы всерьёз думаете, что Гудков может повторить успех Навального? И, кстати говоря, что бы вы посоветовали Навальному после президентской кампании?

ВС:
Алексею Навальному я бы посоветовал найти ту повестку, которая бы оказалась наиболее эффективной для него. И он пытается найти, и мне кажется, небезуспешно. Но надо отдавать себе отчёт, что политика развивается по синусоиде, и сейчас, возможно, для него не самое благоприятное время. Поскольку он лишён возможности участвовать в выборах, в силу несправедливых законодательных ограничений, но его время совершенно точно еще придет. У меня в этом нет никаких сомнений. И на этот случай у него есть и потенциал, и инфраструктура.

Митинг Навального в Ижевске / Фото с сайта Алексея Навального
Что касается его роли в московских выборах, я думаю, что было бы разумно, если бы он провёл закрытые консультации с Гудковым. Именно закрытые. И договориться о неких формах сотрудничества, как сейчас, так и в будущем. Мне кажется, Гудков открыт для такого сотрудничества, он очень договороспособный и имеющий политическое будущее. Причём, он совершенно не претендует на общенациональное лидерство, в отличие от Навального. В этом смысле мне не кажется, что у них есть непреодолимые препятствия и разногласия. Но наверное было бы разумно, если бы их консультации не носили публичного характера.

ВГ: Кстати говоря, как вы думаете, удалась ли кампания по бойкоту президентских выборов?

ВС:
Кампания не удалась, и не могла удасться ни в коем случае, поскольку люди не понимают, что это такое. Для них бойкот - это не ходить на выборы. Они и так не ходили на выборы. А главное - как вы проверите эффективность бойкота? Должны же быть какие-то цифры, факты. А так можно сказать, что все, кто не пошёл, - они мои соратники. Вы просто вспомните саму динамику кампании за бойкот - она ведь за три недели до выборов сошла на нет. Никакая кампания против выборов и за бойкот выборов по сути не велась. Это означает, что сами инициаторы кампании испытали разочарование в собственной идее. Но они изначально знали, что это слабая идея, надо отдать должное. Но сочли, что это единственно возможное для них в тот момент, что мне кажется, было заблуждением, были другие возможности.

ЮИ: А какие?

ВС:
Можно было провести кампанию по диффамации кандидатов. Это можно было бы превратить в очень мощную кампанию. Знаете, вам не обязательно призывать людей бойкотировать. Вам достаточно рассказать о кандидатах всё то, что вы о них знаете и думаете, правда? После этого у большинства людей появится стойкое желание на выборы не ходить. Зато это будет прекрасный образец пропаганды, и кстати, позволенной законом. Закон разрешает агитировать за какого угодно кандидата или агитировать против какого угодно кандидата. Всё в рамках закона. Вот это, мне кажется, была бы более плодотворная идея. Кстати, она бы продемонстрировала возможности пропагандистской машины, которую Навальный пытается создать, и эту машину здорово усилила бы. Здесь достаточно начать, а дальше началось бы самоподдерживающееся движение. Это было бы чрезвычайно интересно и поучительно. Я приведу вам пример идеи самого же Навального, хотя технически это была не его идея, а идея политолога Кынева - о том, что в 2011 надо голосовать за любую другую партию кроме «Единой России». Есть идеи, которые способны овладеть массовым вниманием и привести к некоторой динамике. Вот я думаю, что идея критики и разоблачения могла бы привлечь внимание и оказать влияние на исход кампании.

Примеры агитации против ЕР и ОНФ в 2011 году
ЮИ: Валерий Дмитриевич, последний вопрос по международной повестке, по делу Скрипаля. Первый вопрос у меня к вам как к специалисту по политпиару: у меня лично случился когнитивный диссонанс, потому что они вовне стали всё отрицать, а внутри они стали агрессивно проводить пропагандистскую кампанию, что так ему и надо. Меня это удивило. Они западу говорят, что мы здесь ни при чем, разбирайтесь сами, а по всем каналам во всех пропагандистских передачах Соловьева и так далее все говорят о том, что так им и надо, он предатель, всех найдём, никто от нас не спрячется. Вы можете объяснить, почему такое странное освещение этой ситуации?

ВС:
Да, я понимаю. Вот эта линия «Так предателю и надо» оказалась краткосрочной, могу сказать откровенно, это было абсолютной глупостью, и не надо искать в этом особого изощрённого умысла. Другое дело, что вся эта история была использована для внутренней консолидации. Есть такое англосаксонское выражение rally around the national flag - сплочение вокруг национального флага. Россия это очень удачно использовала во внутриполитических целях. Если вы это используете во внутриполитических целях, за вами наблюдают извне и думают: «О, оказывается русские чуть ли не гордятся! Чёрт возьми!» Если быть серьезным, то с самого начала англичане взяли ультимативный тон. Естественно, другое государство на такой тон не отвечает согласием и предложением мира, хотя Россия могла, возможно, найти другие слова, но из внутриполитических соображений это для нее в тот момент смысла не имело. И, кстати, могу сказать, что английская версия менялась.

Спасатели надевают костюмы химзащиты в Солсбери
Я вот беседую с британскими коллегами: они говорят, что там были нестыковки и версия модифицировалась. Видимо, какие-то важные вещи скрыты, но сейчас мы можем сказать, что это за вещи. Изначально высокая уверенность в характере происходившего, в источнике случившегося, была основана не на анализе этого газа «Новичок», а на данных агентурной разведки. То есть откуда-то произошла утечка - видимо, из Москвы, с самого верха. Это дало им основания для ультимативного тона и только это смогло убедить союзников Британии поддержать их. Ведь не секрет, что британская разведка пользуется очень высокой репутацией. Как мне сказали несколько британских чиновников, это и сработало в их пользу.

ЮИ: Вот, Валерий Дмитриевич, в этой связи я и хотел вас спросить: чтобы другие страны Европы стали отзывать своих послов и Штаты выслали 23 дипломатических работника, так их назовём…

ВС:
Ну 50 выслали, правда, они разрешили их заменить. То есть это всё-таки довольно мягкая форма, но я могу сказать, что были два фактора, которые обусловили возникновение этого «евро-атлантического ультиматума»: Штаты отреагировали и это подало пример для европейцев, хотя не для всех, а также то, что англичане ссылались на данные своей разведки, к надежности информации которой очень уважительное отношение. Все проводят аналогии с историей гибели Литвиненко - сейчас уже не секрет, что англичане обнаружили, что он был убит полонием только после того, как об этом поступила информация из Москвы, произошла утечка.

ЮИ: Вы серьёзно?


ВС:
Когда речь идет об агентурной разведке и об утечках, то конечно, такие вещи никогда не раздуваются, поскольку есть риск расшифровки источника. Поэтому это в полном смысле слова история плаща и кинжала, это то, что остается за кадром, то, о чем умалчивают или не всё говорят британцы. То, о чем умалчивает наша сторона, но это, кстати, усиливает позицию нашей стороны. Мы говорим, что все данные, которые приводятся, ничего не доказывают. Естественно, химический анализ не может определить страну происхождения, это невозможно. Он может определить только формулу. И всё. Вспомните российские контр-версии: мол этот газ мог производиться там, сям. Потому что химический анализ не определяет страну. Страна происхождения определяется с помощью других методов - данных разведки, утечек.

ВГ: Раз уж заговорили про Лондон, тогда еще такой вопрос: там сейчас идут слушания касательно недвижимости, купленной на сворованные в России деньги. Неужели ее действительно будут отбирать, неужели этим собственникам придется возвращать капиталы? 


Р.Борисович и В.Ашурков на слушаниях в парламенте Великобритании 28 марта 2018 / Фото: BBC
ВС: Это довольно сложно, поскольку здесь встает вопрос о селективном применении правосудия. Потому что любой член парламента, или экономист, или юрист скажет: «Слушайте, а почему вы не отбираете у нигерийцев?» В Лондоне живут богатые нигерийцы, которые в прямом смысле слова ограбили свои племена в Нигерии, забрали у них всё и сейчас роскошествуют. Почему только русским такое исключительное внимание? А почему не арабским шейхам? Они что, честно заработали?

ЮИ: Ну, Валерий Дмитриевич, согласитесь, Нигерийцы 14 человек не убивали в Британии?

ВС:
Я думаю, что этот подход совершенно точно проявится, поэтому возможность использования его в качестве некой законодательной нормы кажется исчезающие малой. В данный момент. Я не исключаю, что спустя какое-то время к нему вернутся - к этому подходу и к этой идее. Но если это произойдет, то не раньше, чем через год и это произойдет после того, как, когда и если Соединенные Штаты начнут обсуждение новых массированных санкций против РФ. Весьма вероятно, что такое обсуждение может произойти не раньше октября-ноября этого года. Потому что эти санкции могли бы нанести очень ощутимый ущерб. А те, о которых мы сейчас говорим, - серьезного ущерба нанести не могут.

ЮИ: Последние два коротеньких подвопроса по этой же теме. Мне интересна ваша версия отравления Скрипаля и его дочери. Кому это могло быть выгодно и зачем вообще могло быть сделано? Это ведь довольно серьезная спецоперация с применением довольно-таки серьезных средств. Зачем это было нужно? Как вы думаете? Ваше личное мнение.

ВС:
У меня, честно признаюсь, нет вообще никаких идей на этот счёт. Мне это всё кажется совершенно бессмысленным. Поэтому я бы не исключил, что может оказаться прав Ремчуков, который говорит, что какая-то из групп, обладающая возможностями, доступом и связями, решила использовать сильнодействующее средство для провокации, которая бы исключила возможность улучшения отношений России и Запада. Я понимаю, что это вполне в заговорщическом духе, но вся история сама по себе так и выглядит.

ЮИ: Некоторые говорят, что это такое предупреждение потенциальным перебежчикам - учитывая, кстати, ту пропагандистскую кампанию, которая после этого началась.

ВС:
Это чересчур сильное предупреждение, потому что репетиционные, политические последствия - хотя бы только те, которые мы наблюдаем, - для нас слишком серьезные и негативные. Я бы не стал преувеличивать сознательный характер действий. Зачем наступать на грабли - они вас ударят по голове, вы это точно знаете на собственном опыте. Что-то в этой истории есть очень странное, согласитесь?

ЮИ: Согласен.

ВС:
И английские наблюдатели говорят, что их правительство что-то от них скрывает - а я говорил с весьма осведомленными людьми. Меняли несколько раз версию, здесь явно что-то не то.

ЮИ: Чемпионат мира 2018: как вы думаете, эта история как-то скажется? Как я понял, сейчас решили пока не посылать туда свою делегацию. Но может быть какое-то продолжение?

ВС:
Маловероятно. Крайне маловероятно, чтобы было какое-то продолжение, если только не произойдет новой истории наподобие истории отравления Скрипалей, или еще похлеще. Но согласитесь, такое совпадение было бы очень странным. Во всех смыслах было бы странным. Тогда уж точно можно было бы заподозрить глобальный заговор.

ЮИ: Еще вопрос: зачем руководители трех российских спецслужб - СВР, ГРУ и ФСБ, - ездили в США перед опубликованием «кремлевского досье»?


А.Бортников, Н.Патрушев, С.Нарышкин
ВС: Смотрите, дело в том, что действительно есть секретный список - помимо того, который обнародовали. В этом списке от сорока до пятидесяти человек. Этот список был составлен не Госдепом и не Министерством торговли. Он был составлен на основании данных американских разведслужб. В этом списке находятся люди, с точки зрения США и их спецслужб, которые действительно являются наиболее опасными инструментами политики президента Путина и так или иначе влияющими на Западе. При этом скорее всего вот этот визит преследовал очень простую прагматическую цель: попытаться выяснить, что за люди в этом списке находятся и договориться о том, чтобы Соединенные Штаты этот список не использовали против этих людей. Но ничего выяснить не удалось. То есть в России знают о существовании этой части, но никто не знает, кто в ней находится.

ЮИ: Не использовали или не публиковали закрытый список?

ВС:
Нет, что он будет секретным - это было понятно. Чтобы не использовали. Не ввели санкции против членов этого списка.

ЮИ: А почему именно три руководителя? Почему…


ВС:
Вы меня спросили о версии - я вам открываю отчасти то, что я думаю, отчасти то, что я знаю. Особого толка в этой поездке не было, по словам американцев. Они сами не до конца поняли, для чего русские туда прилетали - тем более, таким составом. Может быть, они предполагали, что при таком визите американцы сами предложат о чем-то договориться. Но поскольку им ясно ничего не было сказано и предмета для таких договоренностей не существовало, то визит с этой точки зрения оказался бессмысленным. Но зато дал пищу для наших разговоров, обсуждений и конспирологических версий. Мне кажется, что это вполне естественный шаг: если вы знаете, что против вас что-то готовят, но вы не очень представляете, что именно и вы опасаетесь, то вы пытаетесь выяснить. Наверное, взамен было предложено какое-то сотрудничество в борьбе с терроризмом, обмен данными. Спецслужбы по этой линии продолжают сотрудничать, это правда. Что-то по Сирии могли обсуждать. Но всё-таки вот Сирия и борьба с терроризмом были предлогом для главного - для выяснения состава этого секретного списка и перспектив того, что американцы будут делать в отношении фигурантов этого списка.

ЮИ: Насколько я знаю, после этого в Сирии как раз и не очень сложилось - та ситуация с ЧВК Вагнера была как раз после визита.

ВС:
Я бы не стал всё это связывать. Мир до того сложен, что не стоит его еще избыточно усложнять. Я бы сказал, что в нем гораздо больше хаоса, чем здравого смысла. Помните, как там у Шекспира? «Мир - это комедия, написанная идиотом. В ней много шума и блеска, но мало здравого смысла». Думаю, что о международной политике и о наших отношениях с Западом в особенности иначе не скажешь, тем более сейчас.

ЮИ: Понятно. Спасибо, что помогли нам внести некую долю здравого смысла в то, что происходит вокруг. Уменьшили энтропию, так сказать. Спасибо большое за интервью!



Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook: https://www.facebook.com/activist.msk




понедельник, 2 апреля 2018 г.

"Урбанизм со слезами на глазах". Петр Шкуматов о причинах свалочного коллапса в Подмосковье.

Юрий Иванов: Петь, привет! С чего хотел начать - ты написал недавно пост о концентрации в Москве рабочих мест, о вот этом безудержном строительстве, которое никак не останавливается. Вот мы с Варварой посмотрели данные: с 2002 года население Москвы увеличилось примерно на пять миллионов (по самым скромным подсчётам), при этом с 2010 года (с прихода Собянина) построили около 20 миллионов квадратных метров жилья. И ты написал пост о том, что город перенаселён, а инфраструктура перегружена. В том числе ты писал и о сборе мусора.

Городской праздник на мусорной свалке. Коллаж Варвары Грязновой

Петр Шкуматов: Да, и это еще при том, что многие жители не регистрируются в Москве. Они живут в Москве, но регистрация любого другого города.

ЮИ: Вот и в связи с этим вопрос: огромные деньги за всё это время были потрачены на всякого рода «урбанину» и этот «урбанизм» закончился тем, что мы окружены кучами дерьма, я извиняюсь, которое смердит. Что мы будем делать дальше с этим «урбанизмом» и, как ты думаешь, почему за эти почти десять лет, что Собянин у власти, ничего не сделано в плане грамотной и технологичной утилизации мусора?


ПШ: Юр, смотри. На самом деле проблема в расстановке акцентов: акцентов в управлении городом и акцентов в бюджетной политике. Соответственно, всё это находит отражение в постановке задач. Так получилось, что Собянину хочется, чтобы город выглядел красиво. То есть чтобы было чисто, плиточка, аккуратненько, лавочки, газончики, фонарики и прочее. То есть чисто, «по-европейски» - они оттуда очень много вещей копируют. При этом мы с тобой понимаем, что в любом городе есть «уборная» - то место, куда убирают ненужный хлам, ненужные вещи, производные жизнедеятельности. Это место и вообще эта работа абсолютно эстетически неприятны. Мы понимаем, что канализация - это место, где дурно пахнет. Свалка - это место, где валяется мусор, который никому не нужен…

ЮИ: И при этом все едят и ходят в туалет каждый день.

ПШ: Конечно. Но Правительство Москвы делает вид, что никто в туалет не ходит, и мусор как бы попадает в «волшебную машину», а потом куда-то исчезает. Так вот, основная проблема в управлении Москвой, что чиновники мэрии, обезумевшие от чудовищных, просто фантастических бюджетов - 2 триллиона рублей, - которые надо «осваивать» каждый год, увлеклись «урбаниной» вместо развития инженерной инфраструктуры. А ведь на эти деньги можно построить лучшую в мире космического масштаба инженерную инфраструктуру, которая включала бы и раздельную переработку мусора, и многое другое. Но тем не менее, они предпочли тратить сотни миллиардов рублей на плитку.

С.Собянин и М.Хуснуллин презентуют новые жилые массивы / Фото: сайт мэрии Москвы

Москва, которая производит 10 миллионов тонн мусора каждый год и меньше производить не будет в ближайшие годы, - ей некуда девать этот мусор. Мы столкнёмся с тем, что этот мусор будут захоранивать в соседних областях, но это всего лишь заметание мусора под ковёр. Во-вторых, мусоровоз, который будет ехать 200-300 км до полигона в соседней области, - это очень дорогое удовольствие. Этот мусор жителям Москвы станет просто в копеечку. Решения этой проблемы на текущий момент не просматривается. Собянин и компания не хотят этим заниматься органически. Потому что они считают, что это слишком…

ЮИ: Неэстетично.

ПШ: Да. Они хотят заниматься «урбаниной», они хотят заниматься организацией каких-то международных выставок, международных мероприятий, событий, они хотят плескаться в лучах софитов…

На празднование Дня города в 2017 году из бюджета Москвы было выделено 760 миллионов рублей 

ЮИ: Ну при таком подходе мы будем ходить по вот этой нарядной плитке с зажатыми носами. Такой «урбанизм в говне» получается.


ПШ: Юра, мы уже сколько лет «плаваем» в городе? То есть на самом деле симптомы этой болезни - прежде всего управленческой, - они были уже много лет. То есть регулярные затопления центра города, которые происходят потому что ливневую канализацию закатали в плитку - чтобы красиво было! Зачем колодец? Колодец - это некрасиво. А вот плитка - это красиво. Это были очень серьезные звоночки.

Никитский переулок стало затапливать сразу после реконструкции в 2016 году
Всего благоустройство московских улиц 2016 году было потрачено 62,5 млрд. рублей / Фото: А.Кузичев

Теперь мусор. Что будет следующим - никто не знает, но в любом случае это говорит о том, что город управляется…Ты знаешь, я думаю, следующей будет канализация. И это будет очень несмешно, потому что крах канализации приведет к эпидемии в Москве. К тому, что здесь будет банально опасно находиться. Чтобы подытожить - люди обезумели от этих безумных денег и осваивают их неправильно, с ничтожным КПД, полностью забывая про такие инженерные системы как ливневая и обычная канализация и систему уборки мусора. Даже те же дороги, в конце концов - это та часть города, которая должна быть. Но тем не менее, это всё отодвигается на второй план, а на первый план выходят какие-нибудь «фестивали зимнего варенья», которые они тупо скопировали из той же Швейцарии. Но давай подумаем…


Объект фестиваля «Московское варенье» напротив здания мэрии, Тверская 13

ЮИ: По поводу «фестивалей зимнего варенья», извини, перебил тебя, Петь. Оказывается вот этот вот полигон в Кучино, который сейчас рекультивируют, на его месте собираются открыть санную трассу, писали в «Коммерсанте».

ПШ: Ну на самом деле правильно рекультивированная свалка действительно может служить в качестве горнолыжного или другого спортивного сооружения. Здесь ничего такого нет, это нормально. Не нормально знаешь что? То, что сейчас вся эта рекультивация производится за счет московского бюджета или бюджета Московской области. Ты наверное знаешь, что чтобы открыть шлагбаум любого полигона нужно заплатить 5 000 рублей.

ЮИ: Я слышал про 10 000.


Въезд на полигон ТБО "Парфеново" под Сергиевым Посадом
ПШ: Ну 10 000 - это когда где-то совсем близко. Но 5000 - в среднем, чтобы открыть шлагбаум. Налом. Нигде неучтенная «пятёрка». То есть получается классическая ситуация приватизации прибылей и национализации убытков. Коммерсанты, которые, как правило, близкие к местным властям, или вообще аффилированные с ними, как это было в Волоколамске. Так вот эти «замечательные» люди получают тонны кэша, огромное количество кэша. Но когда наступают проблемы, все они решаются за «общебюджетный» счёт. То есть здесь абсолютный, тотальный бардак. И никто с этим ничего не делает, к сожалению.

Варвара Грязнова: Я бы еще добавила по поводу технологий. Когда говорят «рекультивация Кучино» - умалчивают главное. Все эти большие и локальные полигоны строились в советское время и у них отсутствует гидроизоляция - фильтрат течёт в грунтовые воды, во все близлежащие речки…

ЮИ: В почву.

ВГ: Да. К тому же там сразу не запланирован никакой отвод свалочного газа. Для нашей предыдущей статьи мы окунулись в опыт строительства полигонов в США - так там это замечательные инженерные сооружения, а не просто кучи. Мало того, что это котлован, мало того, что там забетонировано и изолировано дно. Там еще есть трубопровод для сбора и отвода фильтрата и сразу предусмотрена система вывода газа. Дальше рядом можно построить завод по переработке фильтрата и завод по переработке свалочного газа в тепло и электричество (либо простая горелка). А у нас всё такое допотопное, что когда речь идёт о рекультивации, надо понимать, что полностью привести место в порядок нереально. Даже если накрыть холм и собирать газ, почва и воды всё равно останутся отравленными. И что с этим делать? Ведь новые полигоны тоже строят этими «дедовскими» методами.


Типичный современный полигон ТБО в США. Кликабельно
ПШ: Ну не совсем. На самом деле сейчас строится большой полигон рядом с ЦКАД по Киевскому направлению. Точнее там была маленькая свалка, а теперь из неё делают большой полигон. Однако при тех объемах мусора, которые производит Москва, и я еще не говорю про те 56 миллионов тонн строительного мусора, которые даст программа реновации, так вот тот полигон строится все-таки по современной технологии. Я видел и записи с квадрокоптеров, и фотографии - там действительно всё делается по уму. Я сейчас точно не скажу, но это ближе к Наро-Фоминску. Но есть другая проблема - роза ветров.
Почему полигоны ТБО размещали определенным образом - в основном на востоке? Потому что ветер дует с юго-запада. А сейчас Москва делает мусорный полигон прямо по направлению ветра, и если там будут выбросы какого-нибудь газа, то его будет нести прямо в Москву. Что с этим делать - честно говоря, мне не совсем понятно. 
Волоколамск 01.04.2018. Митинг за закрытие мусорного полигона Ядрово
Фото: Мария Петкова
Очевидно, что мы не можем остановить эту историю, да и люди протестуют уже только тогда, когда всё самое страшное уже произошло. Так или иначе риск того, что вонь с этой свалки совершенно точно будет достигать Москвы и травить людей. Даже если свалку сделать по самой современной технологии, всё равно получается так, что либо газ будет выходить, либо будут отравляться грунтовые воды, либо и то и другое. Очевидно, что все полигоны московского региона сделаны так, как ты, Варвара, говоришь - они отравляют людей, почву и вряд ли у нас появятся другие, потому что их банально негде строить.

ЮИ: Петь, а вот такой вопрос в связи с этим: мусорный полигон - это часть городской инфраструктуры. Их нельзя остановить единомоментно, так же как нельзя отключить канализацию. Мы каждый день производим сотни тысяч тонн отходов и их надо вывозить. Но почему тогда они продолжают строить? 20 миллионов квадратных метров нового жилья с 2010 года - это определенное количество новых людей, которые производят новый мусор. А полигоны в московском регионе уже не выдерживают этой нагрузки. И в связи с этим вопрос: почему это строительство до сих пор продолжается и не собирается останавливаться?

ПШ: Это отсутствие системного управления городом как средоточием разной инфраструктуры.

ЮИ: Некомпетентность.


ПШ: Да. Я, кстати, про это говорил и в ответе на первый вопрос, когда проблемы ливневой и простой канализации и мусора не попадают в поле зрения городских властей. Они увлекаются «фантиками» - фестивалями, конференциями…

ЮИ: Диснейлендами…

 
Сергей Собянин на презентации проекта парка аттракционов "Остров мечты" в Нагатинской пойме

ПШ: Да, плиткой, «урбанистикой». В городе, которому некуда уже сбрасывать мусор, городские власти в фантики играют.

ЮИ: Причем, огромные деньги тратят на это.

ПШ: Да. Сотни миллиардов рублей. Теоретически, если бы здравый смысл жил в московской мэрии, они пустили бы эти деньги, зная, что через несколько лет возникнет «мусорный кризис», - а любой специалист сможет это предсказать…

ЮИ: Вот «Гринпис» говорит, что они еще три года назад забили тревогу и пытались достучаться в том числе до московского правительства.

ПШ: Да-да, вот я и говорю. Почему-то только независимые организации бьют тревогу, а мэрия Москвы про это вообще ни сном ни духом. Это особенность их психологии. Искажение акцентов в управлении городом. Так вот они могли спокойно пустить эти деньги на банальное выделение санитарно-защитной зоны в Московской области, расселение всех, кто там живёт, чтобы не создавалось угрозы жизни и здоровью граждан. И могли бы построить там какое-то временное хранилище. Понятно, что эта проблема не решается новыми полигонами, но они хотя бы могли выиграть время. Но они этого не сделали, и более того происходит странное - когда напротив Мусоросжигательного завода №4 в Руднево строится гигантский квартал жилых домов, в котором будут жить десятки тысяч людей - в 350 м от МСЗ!

Спутниковый снимок территории вокруг МСЗ №4
ЮИ: То есть, дети, которые будут расти в этих многоэтажках, с младенчества будут вдыхать этот сероводород и диоксины.

ПШ: Проблема не в сероводороде. Проблема в том, что мусоросжигательный завод может функционировать только в режиме глубокой переработки мусора. Сжигать мусор можно только после того, когда ты от него вручную или автоматически отделил все возможные токсичные материалы.

ЮИ: Да, нельзя сжигать всё подряд. Батарейки и ртутные лампы…

ВГ: Хлорсодержащие отходы…

Весь мусор из контейнера для "раздельного" сбора отходов на МЦК собирается в один мешок
 и выбрасывается на обычную помойку
ПШ: Но самый прикол: мало кто знает, что в самой Москве на улице Подольских курсантов тоже работает самый настоящий мусоросжигательный завод, который сжигает всё подряд. И это всё несёт в соседние районы - в те же Бирюлёво. То же в Алтуфьево - 60 тысяч тонн в год, тоже сжигает всё подряд. Они маленькие, поэтому нет такого загрязнения и эффекта на жизнь и здоровье людей.

ВГ: Да, не как в Люберцах.

ПШ: А в Люберцах - 600 тысяч тонн в год и тоже всё подряд. Это один из крупнейших МСЗ в мире. Поэтому люди, которые покупают квартиры в домах напротив этого завода обрекают себя на вред своему здоровью.

ЮИ: На онкологию.

ПШ: Не только. Мы не знаем, что там будет вообще. Мы только знаем, что в той же Европе, на которую постоянно ссылается правительство Москвы, МСЗ действительно расположены в черте города. И в Швеции, и в Великобритании, и в том же Токио. Такие же МСЗ, никаких отличий нет. Отличие только в мусоре, который они сжигают.

ВГ: И в температуре, на которой они сжигают этот отсортированный остаток…

ПШ: Нет, только в мусоре, Варвар. Это то же самое оборудование.

ЮИ: Просто у нас сжигают то, что сжигать нельзя.

ПШ: Да, и нет возможности не сжигать то, что сжигать нельзя. Потому что к тебе просто приезжает мусоровоз, в котором спрессованные и неотсортированные отходы и поскольку банально его прессуют, его уже сложно разделить. В итоге, какими бы ты фильтрами ни обложился, всё равно окружающие территории будут отравлены, потому что нельзя сжигать неотсортированный мусор.

Производственный корпус МСЗ №4
ЮИ: Петь,  пришла такая новость, что сотрудникам компании, которая относится к Департаменту строительства Москвы и занимается строительством жилья, будет оплачиваться лечение от онкологии за границей - в том числе авиабилеты, лекарства. Получается странная ситуация: они здесь строят человейники, которые грозят нам всем экологической и инфраструктурной катастрофой, а сами будут лечиться за рубежом. Что ты можешь сказать по этому поводу?

ПШ: Я по этому поводу могу сказать только матом, но правильнее было бы сказать так: подавляющее число чиновников что в Кемерово, что мэрии Москвы, что в правительстве РФ…

ЮИ: В Волоколамске…

ПШ: Да, они рассматривают свою работу как возможность получить билет в лучшую жизнь. Условно говоря в Европу, в США, туда, где, по их мнению, всё работает по-человечески.

Быв.заммэра Москвы по строительству В.Ресин (справа) в часах за 1 млн швейцарских франков / Фото: Ведомости

ЮИ: Внутренняя колонизация.

ПШ: Да. Часть нашего общества понимает, что ситуация безвыходная. Ковыряться в этом мусоре они не хотят. Заниматься рекультивацией, разбором полетов, расселением Москвы они не хотят. Они понимают, что с каждым годом проблемы становятся всё более нерешаемая. Все здравомыслящие люди это понимают. Некоторые технические проблемы в Москве уже не имеют решения, даже если этот пожар заливать деньгами. Так вот эти люди просто начинают решать свои личные вопросы по обустройству своей жизни и жизни своих детей за рубежом. Так поступают все: посмотри, сколько олигархов у нас проживает за границей, а сколько в России. Даже владелец «Зимней вишни» живет в Австралии, а здесь поставил управляющих с требованиями по возврату инвестиций любой ценой.

ЮИ: Я слышал, что многие московские девелоперы живут за границей.

ПШ: Да, и у многих чиновников, в обход деклараций, есть зарубежные активы и недвижимость. То есть мы понимаем, что сейчас сложилась ситуация, когда средняя элита, которая чуть ниже тех, кто в санкционном списке, они не хотят и не будут ничего решать. Они будут заниматься только тем, чтобы обеспечить себе, своей семье и любовницам билет в лучшую жизнь за границей.

ЮИ: То есть это как в фильме «Аватар» - прилетели на другую планету, все разорили, минерал выкопали и улетели, да?

ПШ: Даа мы выступаем в роли тех самых туземцев, которых доят. А доят для того, чтобы получить билет в лучшую жизнь. По сути мы являемся биоматериалом, из которого они добывают себе…

ЮИ: Майнят

ПШ: Да, майнят себе будущее. Но к сожалению все это начинает превращаться в трагедию. Когда ты покупаешь себе билет в Австралию за счет того, что ты сэкономил на пожарной сигнализации и на людях, которые эту пожарную сигнализацию обслуживают, начинают погибать дети. Не твои дети - им ты всё уже устроил в Австралии, где за пожарной сигнализацией следят очень строго и дешевле построить нормальные объект. А здесь у нас шахта.

Похороны погибших детей на пожаре в ТЦ "Зимняя Вишня" в Кемерово / Фото: ТВЦ
ЮИ: «Горячий цех». Они здесь зарабатывают на ухудшении условий нашей жизни, чтобы самим жить в лучших условиях.

ПШ: Да! И это ключевая причина всех наших проблем в России.

ВГ: Да, даже вон программа раздельного сбора в Москве, на которую потратили 207 миллиардов рублей на 15 лет - сплошная профанация за редчайшим исключением. Кстати, куда эти деньги уходят? Тоже на чьё-то лучшее будущее?

ПШ: По поводу раздельного сбора: такие программы есть во всём мире и не везде они успешны. В Нью-Йорке неуспешная, а в Токио успешная, потому что им буквально деваться некуда. Суть в том, что это долгая муторная программа, которую надо реализовывать здесь, в «горячем цеху». За 15 лет пройдёт жизнь, её можно провести на Лазурном берегу или в Черногории, или в Тайланде.
Такие долгосрочные программы должны делать те люди, которые из России не собираются уезжать ни при каких обстоятельствах и хотят сделать жизнь здесь лучше. Проблема в том, что на таких людей здесь смотрят как на идиотов. И в том числе те люди, которые выделяют эти мусорные миллиарды в Москве, они сами одной ногой уже «там».

ЮИ: Ну это опять отсутствие стратегического управления, это временщики.

ПШ: Да, Юр, ты абсолютно прав. Есть, конечно, категория людей, которые пытаются здесь обустроиться, но есть и те, кто пытается уехать туда. И те, и те временщики. Я недавно разговаривал со своим знакомым из МЧС относительно «Зимней вишни» - там такая история: человек приходит в пожарную службу устраивать свою жизнь, готовые решать вопросы, всем известны таксы, работают «семейные подряды».

ЮИ: Это опять заработок на ухудшении нашей жизни.

ПШ: Да, и они сознательно идут туда зарабатывать. Самое неприятное в том, что в какой-то момент их руководство поняло, что надо быстрее ротировать состав, чтобы люди не успевали обрасти коррупционными связями на своем месте, однако люди это поняли и начали настолько интенсивно использовать свою возможность, те несколько лет, которые им выпали в ранге инспектора пожарной охраны, что суть не поменялась, а поменялась интенсивность дойки. Когда коммерсанты говорят, что когда ты открыл торговый центр, ты уже что-то нарушил - это реалии. Например, антитеррористическое требование ФСБ - чтобы пожарные двери были всегда закрыты. А требование пожарной охраны - чтобы были всегда открыты. Выполнить это невозможно.

Пётр Шкуматов
Мы же понимаем, что никакой реальной проверки не проводится, ничего не делается, а вопрос решается конвертом в кабинете директора. Нельзя сказать, что они куда-то уедут. Но зато они точно обеспечат себе уютное гнездышко в своем регионе - как глава МЧС - ленд крузер, дом 550 метров. Мне все это напоминает фильм «Время»: когда у нас есть резервации для богатых, а за окном миллионы нищих людей. Это очень печально. Тот тип общественных отношений, который у нас складывается, ведет к тому, что бедные люди будут выкинуты из медобслуживания и так далее, а чиновники будут за счет этих бедных людей покупать себе вип-страховки для лечения за границей.


Москва, Тверская улица. Празднование Дня города 2015

ЮИ: Да, то, о чем мы говорили: внутренняя колонизация и паразитизм чиновников, которые чиновниками в классическом смысле уже не являются. Это какой-то паразитический класс, который использует административный ресурс для обогащения в ущерб обществу.

ПШ: Даже не в ущерб, а за счет общества. Они же не могут деньги из воздуха делать. Кто-то должен заплатить. Платит общество. Платит не деньгами, а жизнями детей.

ЮИ: Да. Петь, спасибо большое за интервью!

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook: https://www.facebook.com/activist.msk