вторник, 11 мая 2021 г.

Александр Подрабинек: "Гражданское неповиновение – это, возможно, последний способ мирного сопротивления наступающей тоталитарной диктатуре"


Известный советский диссидент и политзаключенный Александр Подрабинек написал у себя на фейсбуке о том, какие у российского общества остаются методы борьбы со стремительно развивающейся диктатурой в России. Приводим его текст полностью.
На наклонной плоскости остановки не предусмотрены.

По мере скатывания России по наклонной плоскости в яму тоталитаризма махина государства набирает скорость, мощь и теряет способность к маневрированию. Она несется вниз, накапливая энергию саморазрушения и сметая на своем пути все оппозиционные препятствия. Мерцающие за окном картинки демократии призрачны, а надежды на раскол элит, оттепель и либерализацию несбыточны.
 
Остановить этого ревущего монстра с каждым годом все труднее. Если в начале пути его еще можно было притормозить энергичными мерами из арсенала парламентской демократии, то сейчас представляются сомнительными даже военные препятствия, уж не говоря об экономических санкциях.

Картина, что и говорить, удручающая. Власть агрессивна и в деле подавления гражданской свободы практически всегда оказывается на шаг впереди общества. Оппозиция в вечной обороне, скорбит о потерях и использует для противостояния заведомо негодные инструменты. Они были эффективны 10 или 20 лет назад, но совершенно бесполезны сегодня.
20 лет назад еще были шансы добиться успехов на выборах и сделать парламент «местом для дискуссий». Для этого оппозиционным партиям надо было создавать демократическую коалицию, а не пытаться обскакать друг друга, бегая за помощью в Кремль и используя доставшийся им по случаю административный ресурс.

10 лет назад у оппозиции еще были шансы с помощью улицы остановить вал репрессий и массовыми демонстрациями принудить правительство к отказу от курса на тотальное подавление общественной активности. Но для этого надо было не снижать градус конфронтации, не устраивать себе отпуска вместо проведения уличных акций, не идти на поводу у провокаторов, вступающих в тайные переговоры с властью и сливающих протест.
 
Сегодня ни попытка поиграть в выборы, ни мирные уличные шествия погоды уже не сделают. Избирательный процесс полностью под контролем Кремля. Мирные шествия неэффективны, что хорошо продемонстрировали прошлогодние протесты в Хабаровске.
 
Все хорошо в свое время. Инструменты сопротивления должны быть адекватны жесткости режима. Борьба на выборах уместна в странах с парламентской демократией, где парламентаризм существует хотя бы в урезанном виде, с изъянами и недостатками, но не там, где от него осталась только картинка без всякого содержания. Мирный уличный протест может быть эффективным в странах, где власть бережет свою репутацию для предстоящих выборов и ей важны голоса избирателей. Но не там, где она десятилетиями не меняется и откровенно плюет на общественное мнение. Не там, где власть опирается только на армию, полицию и спецслужбы. Мирных митингов она не боится, сколь бы многочисленными они не были.

Мечта о том, что на выборах против власти проголосует 90 процентов избирателей или что на улицы выйдут десятки миллионов людей – из вчерашнего дня. Тогда это могло бы произвести впечатление на власть; сегодня она отмахнется от возмущенных миллионов массовыми репрессиями, точечными убийствами и кампанией запугивания. Время упущено.

Положение тяжелое, но не безвыходное. Летящую в пропасть махину нельзя остановить, но можно разрушить ее изнутри, сломать репрессивную машину, лишив ее источника питания. А питается она прежде всего нашим страхом перед ней, нашим смирением с беззаконием, нашим согласием подчиняться нелегитимной власти.
 
Самое время вспомнить лозунг Американской революции – «Нет налогам без представительства». Нам не дают представительство в парламенте – мы не платим налоги.
 
Самое время отказаться от добровольного исполнения неправосудных судебных решений. Вы узурпировали законодательную власть – мы не исполняем ваши законы. За реализацию нами законных прав вы облагаете нас штрафами – мы их не платим.

Самое время отказаться от кооперации с государством во всех возможных сферах или хотя бы свести общие дела до минимума – не покупать товары и услуги у бизнеса, аффилированного с государством; перевести вклады из банков с государственным участием в частные банки; бойкотировать государственные праздники и другие их инициативы.

Гражданское неповиновение – это, возможно, последний способ мирного сопротивления наступающей тоталитарной диктатуре. Грех им не воспользоваться. Сегодня за такое сопротивление рядовым гражданам придется платить неудобствами и бытовыми потерями; завтра – свободой и жизнью.
 
Избавиться от всепоглощающего страха действительно трудно. Для этого надо внутренне смириться с неизбежностью некоторых потерь, принять их как необходимость, как свой долг, как искупительный взнос на строительство страны, в которой будет не страшно и не стыдно жить. Иначе мы по этой наклонной плоскости будем катиться до тех пор, пока не погрузимся целиком в гиблую трясину тоталитарного режима. И ведь это опять на долгие годы, а то и десятилетия.
Кампанию гражданского неповиновения не поднять усилиями одиночек и даже отдельных партий или организаций. Тут нужна заинтересованность значительной части общества. Необходимо широкое общественное обсуждение путей противостояния диктатуре. И прежде всего, необходима поддержка лидеров общественного мнения; тех, к кому еще прислушиваются сегодня в России. К ним и обращаюсь.

Источник


среда, 28 апреля 2021 г.

Кирилл Рогов: "Время Тёмного лорда: как работают репрессии"


Политолог Кирилл Рогов объяснил, как устроены начатые сейчас политические репрессии в России и как может развиваться ситуация.
Массовые задержания участников митинга в поддержку Навального 21 апреля и адский террор с применением пыток против активистов штабов Навального – все это очередной акт гражданского противостояния, которое и является главным сюжетом современной истории России.

У репрессивной атаки Кремля – две главных цели. Во-первых, режим пытается утвердить окончательный запрет на свободу собраний – свободы людей выходить на митинги и демонстрации, одного из фундаментальных прав человека. Криминализация (приравнивание к уголовному преступлению) конституционного права собираться мирно без оружия является важнейшим признаком диктатуры, отличающим ее от мягкого (конкурентного) авторитарного режима. Мягкий режим характеризуется тем, что ему достаточно небольшого нажима и надувательства, чтобы сохранять устойчивость.

Рост репрессивности и попытка запрета права на собрания – это всегда свидетельство снижения поддержки и ослабления позитивных факторов стабильности режима. Это свидетельство поляризации. Режим мобилизует сторонников и институты насилия, чтобы бороться с тем, что он ощущает, как растущую угрозу. Если бы режим чувствовал поддержку и прочные основания своей легитимности, ему ни к чему была бы эта репрессивная истерика, без которой он обходился как в 2000е, так и в большей части 2010х.
 
Вторая цель репрессивной эскалации – это запрет любой легальной оппозиционной деятельности. Именно эту цель преследует план признать штабы Навального экстремистской организацией. Конечно, штабы Навального никакая не экстремистская организация, а нормальная, квалифицированная политическая оппозиция, и речь здесь идет о стремлении криминализировать любую оппозиционную деятельность и инакомыслие. Это примета полу-тоталитарной диктатуры. Такая 70 статья советского уголовного кодекса об антисоветской агитации и пропаганде: сказал «Навальный» - подрываешь государство, работаешь на врага, взрываешь мосты, роешь подкопы и готовишь покушение на семью Лукашенко (как водится).

Проблема в том, что такое расширение репрессий – это не просто борьба с очерченным кругом людей, активистов, участников митингов, как можно подумать. Расширение репрессий – это всегда системное событие, ведущее к деградации широкого фронта общественных, социальных и государственных институтов и практик. Попытка запретить инакомыслие и публичную оппозицию требует расширенного и превентивного политического контроля в разных сферах жизни – в образовании, науке, общественной жизни, искусстве, управленческих практиках, экономической экспертизе (как ни парадоксально). Потому что все это при запрете нормальной политической оппозиции начинает стремительно политизироваться. Такой парадокс.

Деградация образования и науки – важнейшее сопутствующие, системное событие, которое расширение репрессий несет с собой. Это будет проявляться в чистках в вузах и учреждениях науки и культуры. Но дело не только в уволенных, но и в оставшихся. Их судьба – это жизнь в условиях параноидальной подозрительности начальства, проверок, запретов, ограничений. Максимальные шансы выжить будут у худших, а лучшие должны будут мимикрировать под них в той или иной степени, чтобы сохраниться.

Наглядное свидетельство социальной деградации, связанной с репрессиями, - это пресловутый закон о просветительской деятельности. Это реально прямо закон Темного Лорда, закон темных веков, претендующий на контроль над распространением любой полезной информации везде и всюду. Конечно, авторы закона имеют в виду использовать его сугубо избирательно и прицельно – наказывать тех, кто будет рассказывать о геноме, домашнем насилии или квантах, сочувствуя при этом в душе Навальному. Но в реальности он будет работать так, что сочувствие Навальному будут искать в повороте головы, стрижке, одежде, и на всякий случай запрещать все, что не несет на себе печать социальной деградации. А то, что несет, - с легким сердцем разрешать.

Репрессии – это дорого. Поэтому эффективность репрессий – важный параметр. Если общество впадает в анабиоз, демонстрирует растерянность и подавленность – это свидетельство эффективности репрессий и залог того, что они станут нормой жизни. Если общество резистентно к репрессиям, если они вызывают возмущение и противодействие, то их эффективность падает, и внутри доминирующей коалиции обостряются отношения между хедлайнерами и сторонниками уступок и умиротворения.

И еще. Не надо думать, что угроза жизни Алексея Навального миновала или отступила. Она по-прежнему очень высока.

воскресенье, 25 апреля 2021 г.

Как снизить вес тренируясь в нужной пульсовой зоне

 


Наступила весна. Самое время подумать о ЗОЖ.


Сегодня я хочу рассказать о том, как повысить эффективность тренировок по снижению веса. Не спортивных, не для поддержания формы, а именно по снижению веса. Итак, первое и основное: вам нужен нормальный пульсометр. Нормальный пульсометр - это комплект нагрудного ремешка с передатчиком и наручных часов. 

Зачем нужен пульсометр? Дело в том, что ваш организм сжигает разное топливо в разных пульсовых зонах. Представьте, что вы едете на машине: первая скорость - бензин; вторая - дизель; третья - биотопливо. Машина так не работает, а вот ваш организм работает именно так. Первая пульсовая зона (50-60% от максимального ЧСС) - жиры; вторая (70-80%) - углеводы; третья (80-90%) - аминокислоты (белки). Ваш максимальный ЧСС определяется по формуле: 220 минус возраст. Это и есть ваши 100% ЧСС. Для тренировок по снижению веса вам нужно будет работать в первых двух зонах в соотношении примерно 50 на 50. Данные по зонам приблизительны, ибо для каждого они рассчитываются индивидуально на основе фитнес-теста (современные часы и фитнес браслеты это умеют). Итак тесты пройдены, индивидуальные зоны определены. Что важно ещё знать перед началом тренировки?


 Даже если вы начали тренироваться в нужной пульсовой зоне, жиры начинают сжигаться не сразу. После перехода в интенсивный режим ваш организм сначала задействует так называемое "быстрое топливо" - гликоген. Именно на этом топливе ваш организм будет работать первые 20 минут тренировки. Что нужно делать в эти первые 20 минут? Для начала размяться, разогреть "мотор": 5 минут на беговой дорожке, сначала быстрый шаг в гору, потом легкий бег. После этого вы сразу идёте на силовые тренажеры и сжигаете на них ваш гликоген. Силовая тренировка - это не только накачка мышц. Она полезна всем, не надо ею пренебрегать. Итак, вы выбираете 3-4 тренажера для разных групп мышц и начинаете заниматься. Я советую круговую систему: нагрузили бицепс, меняем тренажер и работаем с прессом, потом трапецевидные и т.д. Не забываем, что после каждого подхода пульс надо стабилизировать до первой зоны. Чтобы это произошло быстрее, вы должны ходить. Можно ещё делать упражнения по стречингу, например, махи и другие упражнения по растяжке. Прошло 20 минут, гликоген мы сожгли. Теперь идём на кардиотренажеры. Я предпочитаю эллиптический тренажер для рук и ног и беговую дорожку с возможностью менять угол наклона. Ваша задача простая 50 процентов вы занимаетесь в первой зоне, 50 во второй. Интервальная тренировка. Например: быстрый шаг в гору (первая зона) - 5 минут. Затем бег со скоростью 8 км в час. (скорее всего у вас это будет происходить во второй зоне) - 5 минут. И так несколько раз. Затем вы можете перейти на эллиптический тренажер, и нагрузить себя на переходе между первой и второй зонами. Если вы всё делаете правильно, пот будет литься в три ручья. Это значит - началось жиросжигание. 


Юрий Иванов, главный редактор проекта “Московский активист”.


Помочь проекту: Сбербанк  4274 3200 4483 1967


Подписывайтесь на нашу страничку в Faceebook.


воскресенье, 28 марта 2021 г.

Александр Плющев: "Челобитная или бунт"


Clubhouse мне по нраву еще и тем, что там вживую можно словить много кринжа. Меня, понятное дело, интересуют всякие общественно-политические темы, которых там, прямо скажем, немного на фоне всяких бизнесовых и психологических. Зато большая часть этих редких комнат имеет формат "будки гласности", поэтому они бескомпромиссно лютые. 

Вчера, например, провел зачетнейшие полчаса в комнате с названием "Кто и зачем развалили СССР?", где план Даллеса воскрес в полный рост, а Ленд-лиз издох, едва родившись. Сегодня же ехал в метро под почти уже сутки функционирующую комнату "Ближайшее будущее 20-30 лет, ваше виденье?". 

Народ, надо признать, у нас сплошь визионеры, и своими виденьями будущего делится весьма охотно. Один выступавший поразил меня особо. Не столько оригинальной точкой зрения (как раз наоборот, подобную я уже слышал в других комнатах), сколько удивительным для меня сочетанием точной оценки текущей ситуации и довольно диких выводов. Речь держал, судя по всему, предприниматель, который очень переживал за Россию и ее будущее. Расслоение, говорит, между богатыми и бедными растет. Средний класс - основа любой страны, истончается, бизнес задавлен административным давлением, Роспотребнадзор задушил, налоги платим больше, чем в Америке! Креативная молодежь уезжает в Кремниевую долину, а встречного потока чего-то нет! Все растут, даже Вьетнам растет! А мы все куда-то падаем. Столько ресурсов, люди замечательные, а мы все никак. Срочно нужны реформы! 

Ну, думаю, отлично, понимает мужик. Но тут он такой: Очень странно, что власть не понимает, что мы идем, и уже давно идем куда-то не туда. Разве она этого не видит? Начинаю подозревать неладное, и предчувствия меня не обманывают: "Что мы можем все сделать? Ну, как бизнес? Мы можем все объединиться и ОБЪЯСНИТЬ власти. Тихо, спокойно, без революций. На это у нас с вами есть года два, потом будет поздно". 

Попутно стоит отметить, что "без революций" он повторил раза три. Не знаю, уж опасался ли он, что среди 170 слушателей комнаты затесался неприметный товарищ майор, или просто вслух гонит от себя мысль о возможности насильственного изменения строя, но дело даже не в этом. Власть у него в голове - это что-то существующее само по себе, помимо нас, вроде силы тяготения, преодолеть которую можно только революционным рывком в неведомый космос. 

Мне всегда казалось, что бизнесмены - люди очень смекалистые. И уж что-что, а причинно-следственные связи они видят неплохо. И, исходя из этого, должны догадываться, что все те проблемы, о которых он говорит - как раз от незыблемости, несменяемости этой власти и есть. И что уж конечно, административное давление на бизнес не богом дано, не само случилось, не в результате стихийного бедствия или войны образовалось, а выработано системой для ее собственного пропитания. 

То, что стоит направить усилия на возобновление этой сменяемости, а не на какие-то коллективные убеждения власти - даже не рассматривается как вариант. В голове только два решения - челобитная или бунт. Повторюсь, слышал такое не один раз. Пару недель назад в другой дискуссии еще один бизнесмен (я запомнил его, Андрей Ковалев, может, кто знает) задвинул в том духе, что если бы ему дали поговорить с Путиным полчаса с глазу на глаз, он бы ему разъяснил, что не так и что нужно делать. И ведь взрослые, состоявшиеся люди. Успешные. Что у них в голове?

Источник

Народ России лишили суверенитета. Кто на самом деле управляет страной.


Варвара Грязнова: Друзья, всем привет. С вами “Московский активист”, на связи Варвара Грязнова и Юрий Иванов. И сегодня мы хотим обсудить тему «Народ России лишили суверенитета. Кто на самом деле управляет страной». Я хотела, Юр, тебя спросить, почему ты выбрал сегодня именно такую тему для нашего эфира?

Юрий Иванов: В принципе, эту тему выбирает сама жизнь. Я накануне пересмотрел третью статью Конституции Российской Федерации, и я был, честно говоря, шокирован, потому что всё не так, как там написано, и это и есть те фундаментальные вещи, которые у нас нарушаются, из-за чего мы живём так плохо. Это, мне кажется, и есть подрыв основ конституционного строя, то что происходит последние пятнадцать лет.

Там несколько пунктов. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. И второе, народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Хотелось бы начать с этого документа — Конституции, и её значения в нашей жизни. Потому что многие, кажется, недопонимают или преуменьшает роль этого документа, хотя это основной документ прямого действия, где прописаны наши права. Летом проведено голосование на пеньках. Оно не коснулось первой и второй глав, они по-прежнему действуют. Более того, во всех международных организациях ссылки на Конституцию работают. Я думаю, ты это знаешь не хуже меня.

ВГ: Конечно-конечно.

ЮИ: Так вот, мне кажется, что нам нужно сформировать четкое отношение к этому документу. Конституция является нашим документом, где прописаны наши права, это Основной закон. Летние поправки нелегитимны. Но это не значит, что отменяется вся Конституция, потому что, поверьте мне, всем этим властным пропагандистам только это и нужно, чтобы мы забыли вообще о том, что в Конституции написано, понимаете?

Но делать этого ни в коем случае нельзя, потому что это всё навязанные нарративы -- “вот она и при Сталине, типа, не работала”. Она не работала, потому что люди не отстаивали её, всё очень просто. И сейчас точно такое же холопское отношение формируется в гражданах. “Подумаешь, Конституция! Что там эта Конституция?”

Есть и в Уголовном кодексе сейчас одиозные, антиконституционные статьи, принятые в стенах Госдумы, в которой сидят марионетки АП, и которые не имеют никакого отношения к праву вообще. Но это не значит, что мы уничтожим всё, что там написано, когда мы начнём чистить Уголовный кодекс от неправовых статей. Кражи они как были, так и будут, грабежи как были, так и будут, убийства, изнасилования. Это всё никуда из нашей жизни не денется. И в новом Уголовном кодексе все эти статьи про эти преступления будут. Мы вычистим всё, что касается антиконституционных норм — по поводу массовых выступлений, которые фактически запрещены сейчас у нас, цензуры, запрета на распространение информации и прочего. Вот это всё будет убрано, но статьи, которые испокон веков были и во всех уголовных кодексах мира есть, они как были там, так и останутся.

То же самое с Конституцией, понимаете? Туда внесено несколько одиозных норм, которые проведены были без референдума, которые являются нелегитимными. Но это не значит, что после этого обнулились все наши права, которые прописаны в первой и второй главах. Поэтому, друзья, Конституцию надо уважать, её надо знать и иметь в виду, что это единственный документ, в котором прописаны все ваши права, и на который мы должны опираться. И никакой полицейский или депутат не может быть выше Конституции.

Что значит “нас лишили суверенитета”? Вот есть такая статья 32 Конституции, где написано, что Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства, как непосредственно, так и через своих представителей. Это первая часть. И вторая: Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления. И теперь вот совмещаем, друзья. Смотрите, статья 3 Конституции, на которой, кстати, клянется человек, вступающий в должность Президента, полицейские клянутся свято соблюдать Конституцию, человек, который вступает в должность Президента, клянётся свято охранять, защищать Конституцию, охранять права граждан. Теперь совмещаем. Статья 3: носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её народ. Статья 32: Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства, как непосредственно, так и через своих представителей. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления.




Так вот, почему суверенитет народа нарушен? Почему его лишили суверенитета? Да потому что мы не можем участвовать в выборах уже сколько лет!
 
То есть, на самом деле, администрация президента и силовики уже из года в год занимаются противоправной, антиконституционной деятельностью, лишая граждан России их базовых политических прав, хотя именно люди, во-первых, являются основным и единственным источником власти в Российской Федерации, статья 3, и по статье 32, имеют право участвовать в управлении делами государства. Так вот этого участия в управлении делами государства народ России фактически лишён. 

Людям совершенно антиконституционным, неправовым способом не дают регистрировать партии. Это антиконституционная деятельность тех, кто этим занимается, кто препятствует регистрации партии и не даёт участвовать в выборах. Очень показательный момент -- это выборы в МГД 2019 года, когда даже несмотря на эту сомнительную норму по сбору там 6 тысяч подписей, люди собрали эти подписи, и их не допустили. А когда их группы поддержки, их избиратели потенциальные, те, кто помогал им собирать, вышли на улицу, их просто стали бить дубинками. Вот это прямое нарушение Конституции и те полицейские, которые клялись свято ее соблюдать, они совершали преступления. И я просто хочу сказать, что мы сейчас имеем дело с длящимся преступлением. На мой взгляд, это 278 статья УК РФ.

 
Мирные протесты за допуск независимых кандидатов до выборов в МГД
 в 2019 году окончились полицейским насилием на улицах



ВГ: Насильственный захват и удержание власти.

ЮИ: Да, насильственный захват. Да, “действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленное на насильственное изменение конституционного строя наказывается лишением свободы от 12 до 20 лет”, понимаете? Так вот, это как раз, это то, что мы наблюдаем, это вот это длящееся преступление, как раз насильственное удержание власти в нарушение Конституции.

 
Текст присяги сотрудника МВД РФ


Вот насильственным удержанием непосредственно было избиение москвичей летом 2019 года, которые в рамках закона, в рамках Конституции, на которой клялся Путин, на которой клялись эти все полицейские, которые приносили присягу, и клялись свято соблюдать Конституцию. Вот они, совершенно неконституционным, преступным путем разбирались тогда с этими протестующими. То есть была, как я понял, из админки начата спецоперация, чтоб не пустить ни под каким видом, ни под каким предлогом. Собрали подписи? Ну хорошо. А мы их просто не признаем. Мы признаем подписи своих вот этих «самомедвеженцев», которые совершенно явно никто не собирал, ни на каких улицах, по квартирам не ходил, а их просто тупо рисовали сидели рисовальщики, что тоже является уголовным преступлением.

Валентин Горбунов, ныне покойный бывший председатель Мосгоризбиркома, в 2019 году покрыл все нарушения на выборах в Мосгордуму

То есть они там все видели эти пачки в избиркомах, которые, кстати, раньше всех отдали. Все видели бюджеты, за эти бюджеты невозможно собрать даже 10% всех подписей, которые они принесли, потому что это затратное дело. Это волонтёры, это сверщики вот этих подписей, то есть целая команда должна работать, которых у них не было вообще. У них не было штабов как таковых. Это просто «самовыдвиженцы» «Единой России» нарисовали подписи, их приняли. А те, кто их реально собирал, ходил в дождь и в жару месяц почти, — им устроили вот это фрик-шоу. И ещё засылали какую-то свою агентуру, которая там ещё, так сказать рисовала подписи, изготавливала, чтобы оставить этих кандидатов. Это вот как раз и есть спецоперация по удержанию власти в нарушение права народа на представительство и управление. Это и есть лишение суверенитета, когда народ не может принимать участие в управлении делами государства. Народ, который, на самом деле, является единственным источником власти по Конституции, он единственный источник власти, и он может через своих представителей управлять делами государства.

Так вот сейчас русский народ, многонациональный народ России лишён суверенитета уже много лет, мы прекрасно это знаем. Фальсифицируются выборы, много лет не допускаются кандидаты, ЦИК занимается антиконституционной деятельностью. Давайте называть вещи своими именами, потому что пока мы не начнем называть вещи своими именами, ничего не поменяется, друзья. Суверенитета нас лишили, права избирать и быть избранными нас тоже лишили. Мы общались недавно с политологами, с экспертами, с тем же Орешкиным. Как я понимаю, выборы в Госдуму пройдут по сценарию выборов в МГД. То есть просто не допустят независимых кандидатов. Опять будут эти все маразматики, Жириновский и Зюганов, которые несут бред про «навальнятину» и иностранных агентов. Они уже совершенно оторваны от реальности и никого не представляют. За редким, за очень редким исключением. Вот был Фургал, представлял народ. Вот его избрали и что мы сейчас видим? Кстати, у коммунистов, насколько я понимаю, такая же ситуация была и с губернаторами, и с мэрами от коммунистов, которых просто по беспределу снимали. 

Друзья, все, кто занимается вот этой фальсификацией уголовных дел против избранных народом губернаторов и мэров, они занимаются уголовными преступлениями, они занимаются антиконституционной деятельностью, пора это признать. Администрация президента, которая не обладает вообще никаким статусом, нигде не прописана, системным образом занимается антиконституционной деятельностью в интересах одного конкретного лица. Вот это происходит годами, и сейчас, к выборам в Госдуму, как я понял, они снова готовятся. Снова будут проводить очередную антиконституционную спецоперацию по лишению нас права избирать и быть избранными, и как-то хоть участвовать в делах государства. Это все, что я имел в виду под тем, что нас, народ России лишили суверенитета.

ВГ: Понятно. Я с тобой согласна и, конечно, в этом ключе очень грустно, когда люди отмахиваются, говорят «Да чего там? У нас уже нет ничего».

ЮИ: «Не жили хорошо».

ВГ: Да, «не жили хорошо, не надо и начинать». «Выборов нет, что я туда пойду»? Ну вот, а на самом-то деле всё-всё прописано. Всё ещё мы имеем кучу записанных прав. Просто это на данный момент, как выражается Екатерина Шульман, «спящие институты», которые, кстати, признаются в ЕСПЧ. И только мы, граждане, да, именно мы можем вновь вдохнуть в них жизнь и заставить их работать на нас. Но нам придется побороться за это, нам придется побороться. И в том числе, мне очень не нравится, когда начинают выпадать такие важные вещи из поля зрения. 

Принт-скрин с сайта "Эха Москвы"

Например, сайт «Эхо Москвы». Вчера там был замечательный совершенно заголовок. «Совет Федерации одобрил закон о кратном увеличении штрафов за неподчинение требованиям сотрудников силовых ведомств», но мы не будем обсуждать грамматическую ошибку, которая содержится в этом заголовке. Мы обсудим смысловую. Она заключается в том, что редактор сайта подсознательно уже забыл очень важное слово. Неподчинение законным требованиям. В КоАП есть статья, касающаяся неповиновения законным требованиям. Это, как вы уже, наверное, поняли, если смотрели наши предыдущие эфиры, одна из наших любимых тем: не любое требование сотрудников силовых структур является законным.

ЮИ: Если к тебе подходит сотрудник полиции и ты стоишь на улице у памятника Пушкину, вот подходит сотрудник полиции и начинает говорить тебе: «Вы участвуете в незаконной акции, пожалуйста, разойдитесь». А ты просто у памятника Пушкину стоишь. Какие действия? Это законные требования или не законные требования?

ВГ: Ну конечно, это не законное требование. Потому что законные требования должны быть основаны на букве закона. Нигде не написано все ещё пока в наших законах, что нельзя стоять у памятника Пушкину, нигде не написано, что стояние у памятника Пушкину — это «незаконная акция». Понятие «незаконные акции» также отсутствует в законодательстве РФ.

ЮИ: Кстати, да, это юридический бред, которым нас потчуют эти полуграмотные невежественные люди поддакивая телепропагандистам, поддакивая пресс-секретарю Путина Пескову, вот этот бред, который они несут о «незаконной акции» — нет такого термина вообще.

ВГ: Знаете в чем дело? Я вот вчера увидела видео из Мосгордумы, там вещала Татьяна Потяева. Если кто не помнит, это омбудсмен московский, и она рассказывала, как к ней посыпался шквал обращений от людей, которые поучаствовали в «незаконной акции». Услышать такое от омбудсмена — это уже совсем за гранью, то есть вся чиновная машина действительно хочет, чтобы мы думали, что у нас совсем нет никаких прав. Даже акция, по которой не получен ответ от чиновников, не может являться «незаконной». В первую очередь у нас есть право собираться мирно и без оружия по 31-й статье Конституции.

Татьяна Потяева, уполномоченный по правам человека в городе Москве

ЮИ: Да, я просто хочу сказать, что, друзья, тут ещё важный момент, когда вас пытаются «отвадить» от Конституции, «подумаешь Конституция» — я вас уверяю, в конечном счёте при рассмотрении дел в ЕСПЧ обсуждаются только ссылки на Конституцию. А сейчас всё больше людей вынуждено туда обращаться, так как правосудие разрушено, судебная система уничтожена, в рамках продолжения вот этого разрушения институтов вот этой антиконституционный деятельности, о которых мы говорим, в рамках насильственного удержания власти. Когда говорят, “а что нам ЕСПЧ”, друзья, опять же, это международные обязательства РФ, потому что Россия подписала конвенцию европейскую.

ВГ: Да, Россия подписала европейскую конвенцию о защите прав человека, и несмотря ни на какие пропагандистские заходы и какие-то выплески из МИДа, несмотря на все это, Россия выполняет требования ЕСПЧ по большей части, выплачивая людям компенсацию за незаконные действия, за неправосудные приговоры и прочее подобное. Конечно, вчера Минюст решил, что не будет выполнять требование ЕСПЧ немедленно освободить Навального. Но посмотрим, чем это обернётся в ближайшие дни, может быть, там появится угроза новых санкций.

ЮИ: Они захватили заложников, по сути дела и сейчас будут блажить на мировой арене “Вы нам не указ и…”

ВГ: “Не лезьте в суверенные дела”. А это самое интересное, потому что дела-то не суверенные. Вот мы с вами, дорогие зрители, мы с тобой, Юр или другие люди, народ Российской Федерации, — мы разве санкционировали то, чтобы нарушались наши права, нарушались права других людей?

ЮИ: Мы с этого начали эфир, “лезут в суверенные дела” как раз те, которые мешают нам участвовать в управлении государством и лишают суверенитета российский народ.

ВГ: То есть они присвоили себе этот суверенитет и думают, что любое их решение является “суверенным делом”.

ЮИ: Силовым путём и за счёт спецпропаганды, которая существует на огромные деньги. Сколько там получают? 60 миллионов получает Соловьев на ВГТРК, это правительственный холдинг. Он государственный, это из “государственных” денег всё оплачивается, из наших налогов. Эту блевотину, разжигание ненависти, похвалу Гитлера — вот это вот всё за наши деньги. Человек получает огромные деньги, чтобы просто подавлять граждан, которые хотят исполнения своих конституционных прав, которые хотят участвовать в выборах, чтобы политических конкурентов не травили, чтобы прекратились политические убийства, прекратились политические преследования. Кстати, Варь, сегодня же суд над Анастасией Шевченко.

ВГ: Да, сегодня очередной раунд.

ЮИ:
Два года назад прошёл же “Марш материнского гнева”, два года назад. Они невзирая на запреты провели его.

ВГ: Да, мы провели этот марш, но самое главное, что два года человек сидит под домашним арестом, друзья. И дело против неё полностью сфальсифицировано.



ЮИ: Меня ужаснуло, что до какой степени нужно быть негодяем, просто ничтожеством, чтобы молодой женщине в спальню установить камеру. Это нужно быть конченным вообще. Не знаю, Соловьев, наверное, это одобрит в своих эфирах, как он одобрил избиение Маргариты Юдиной, выродками вот этими, которые предали свой народ и конституцию. Но это же вообще аномалия. Вы понимаете? Во-первых, заметьте, у нас пытаются криминализовать участие в политике, то есть у нас участие в политике, если ты не «единоросс», не «спроведливоросс» или не коммунист, ну или не «яблочник» там на крайний случай – это криминал уже. Понимаете? Это уже якобы экстремизм. 

Но это же обман, друзья, потому что статья 3 Конституции гласит, что носителем суверенитета, единственным источником власти является многонациональный народ РФ. Я ещё раз об этом говорю, а статья 32 Конституции гласит, что граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства, как непосредственно, так и через своих представителей. Также они имеют право избирать и быть избранными. 

Так вот, Анастасия Шевченко просто проводила какое-то мероприятие в рамках, кстати, предвыборной кампании Собчак, которая была официально зарегистрирована кандидатом.

ВГ: Это были дебаты.

ЮИ: Дебаты какие-то. Вы представляете? То есть, насколько нас всех хотят заставить жить в шизореальности, что за дебаты к вам могут сначала скрытно прийти установить камеру над спальней, а потом посадить под домашний арест, да так, что не дадут вам съездить к больному ребенку в интернат, и ваш ребенок умрет. Кстати, сейчас, насколько я понимаю с Анастасии Васильевой из “Альянса врачей” примерно такой же фокус делают, потому что она живет по месту прописки, а дети живут в другом жилье.

ВГ: Её посадили под домашний арест по месту регистрации, которое является местом жительства ее бывшего мужа и его новой жены, а ее дети живут отдельно там, где раньше жила она.

ЮИ: Они живут отдельно. И вчера у ее дочери, которой 14 лет, у нее начался очень сильный астматический приступ, а так как только родители могут дать санкцию на введение каких-то препаратов четырнадцатилетнему ребенку, она была вынуждена вчера срочно выехать туда, потому что юридически только она может дать разрешение на введение каких-то препаратов противоаллергических. Там очень серьезный был, насколько я знаю, приступ аллергии. Вы представляете? То есть это не только лишение суверенитета, но это уже террор просто начался.

ВГ: Самый настоящий.

ЮИ: Люди в системе обезумели: что они вытворяют с женщинами? То есть им мало того, что они мужчин убивают, сажают, калечат, пытают, теперь они за женщин еще принялись. Понимаете? То есть, вот это антиконституционная деятельность, она на какой-то другой уже виток вышла, и те люди, которые клянутся соблюдать Конституцию, продолжают ее попирать и более того, они терроризируют людей, которые говорят одно: “Мы хотим жить по Конституции, по нашим правам, которые прописаны в Конституции”. Это преступная деятельность. 278 статья Уголовного кодекса Российской Федерации “Насильственный захват удержание власти”.

В принципе ни на каких площадках даже у политических блогеров на YouTube, эта тема не поднимается. Однако очень важно кто и почему лишил нас суверенитета, который закреплён в Конституции, друзья. Почему российский народ лишили суверенитета, и кто на самом деле управляет? Варь продолжи, пожалуйста, про Анастасию Шевченко. Что сейчас там происходит? Насколько я знаю, Юля Галямина и другие, с кем вы делали акцию два года назад, сейчас там.

Анастасия Шевченко на очередном суде по делу против нее

ВГ: Да. Там довольно много людей приехало, причем, не только из Москвы на самом-то деле. Приехало очень много разных активистов, которых я знаю: кто-то из Твери, кто-то из Краснодара, и около суда в общей сложности, по-моему, несколько десятков человек собралось. Я так понимаю, что там сегодня оглашение приговора должно состояться. Мне кажется, больше дикости чем, во-первых, фальсификация уголовного дела, во-вторых, просто какой-то садизм следователей, придумать сложно. И вот вчера мы публиковали видео, где Валерий Рашкин с трибуны Госдумы, внезапно коммунист, заявил о том, что в стране разворачивается террор не хуже 1937 года.

ЮИ: Вот мы сейчас говорим о Шевченко, а ты вспомни Ирину Славину.

ВГ: Так вот это следующее, что я хотела сказать: женщину тоже довели, довели до самоубийства и теперь тоже совершенно издевательским способом пытаются родным в режиме адского газлайтинга доказать, что, мол, “нет, мы не довели её, это она сама, мы тут не причем”.

ЮИ: Якобы это она была психически неуравновешенная. Тоже эти подонки, они продолжают, они думают, что люди в России до такой степени отупели, до такой степени забитые и запуганные, что у них мозг уже все там, там каша. Он у них не работает, и они не понимают, что такое, когда в 6 часов к тебе вламываются с бензорезом. Когда ты там не выспавшийся, только проснулся, когда раздетый, тебе начинают вот эти все мероприятия, обыски, вытаскивать твои телефоны, в которых может быть, кстати, какая-то личная переписка. Потом выясняется, что это они сделали по ошибке. Понимаешь? И сейчас, когда человека уже нет в живых, они говорят это она была психически неуравновешенной. А давайте вот к вам так в 6 утра придет такая-то зондеркоманда и начнет вам дверь выпиливать.

ВГ: Слушай, мне кажется они не понимают, но в конечном итоге зондеркоманда к ним тоже придет, потому что, тот кто раскручивает маховик такого террора, он неизбежно получит этот террор и к себе тоже. Нельзя раскрутить террор только по отношению к кому-то одному, потому что, если это в таких промышленных масштабах происходит, оно дотянется до самих этих палачей. Вспомните, что происходило, когда после Ягоды пришел новый глава НКВД. Что он стал делать? Он стал репрессировать своих же подчиненных, которые до этого издевались над людьми и расстреливали миллионы сограждан. Потом стали издеваться точно так же над ними. Потом они стали тоже такие «Ой, я репрессированный, ой, реабилитируйте меня». Сейчас некоторые их потомки пытаются как-то обелить их: «Ой, его же тоже репрессировали». Но ребят, это коснется в итоге самих этих следователей, самих этих прокуроров, которые на голубом глазу несут абсолютно неправовую фигню, придумывают дела. Это коснется и судей, которые судят абы как. Что, не найдется что ли такая же судья, которая осудит потом такую же продажную личность в мантии, которая за условную квартиру “судит” не по закону и не по праву? Найдется, наверняка, если мы как общество это всё не остановим.

ЮИ: Да, так вот про увеличение штрафов за невыполнение требований полицейских. Я правильно понимаю, что там слова "закон" уже нет?

ВГ: Нет, скажем так, всё-таки надо отдать должное, в КоАПе слово «законный» всё ещё есть. Проблема в том, что в подсознании у редактора сайта «Эхо Москвы», вот у него уже слово «законный» выпало. И это на мой взгляд очень тревожный сигнал, говорящий о том, как действительно распространяются щупальца этой всей пропаганды прямо в мозг к людям. То есть  властьудержающие и хотели бы, что бы мы думали, что любое требование силовика законное, но это не так, это не так и так быть не должно, и верить в это совершенно не нужно. Мы не обязаны, не знаю, лизать сапог или там, не знаю, что еще там, раздеваться по первому требованию, просто потому что оно исходит от человека в погонах. Нет, так не должно быть!

ЮИ: Кстати смотри, вот, сообщение новостное: «Более половины россиян готовы платить дополнительные налоги и сборы» - это всё про то же, выполнение требований полицейских, неважно каких там законных, незаконных. «60% россиян готовы платить дополнительные налоги и сборы, об этом говорится об исследовании от Высшей школы экономики, результаты которых приводит ТАСС. "Стоит отметить что 60% опрошенных россиян согласны платить дополнительные налоги и сборы, которые будут идти на конкретные программы под контролем общественности, приоритеты здесь все те же: улучшение качества медицинского обслуживания, социальная помощь и улучшение качества медицинского образования, на оплату образования детей и медицинских услуг, прежде всего, россияне потратили бы и свой личный доход, далее по приоритетности, отпуск, покупка продуктов, одежды и обуви», - говорится в результате исследования. Это из разряда смс-ками собирать детям на лечение. То есть люди не понимают, что, во-первых, у нас самая высокая налоговая нагрузка в стране, 43% вообще-то, а во-вторых, что они давно оплатили, потому что налоги у нас скрытые и у нас всё вычитают, дорогие россияне, из зарплаты.

ВГ: Да, просто эти деньги выводят, и в итоге они попадают на строительство дворца в Геленджике или ещё где-нибудь, на войну где-нибудь силами каких-нибудь ЧВК. Просто деньги выводятся и в итоге медицина в разрухе. 

ЮИ: Медицина в разрухе, зато 68 000 000 рублей получает в месяц Соловьёв, который с экрана рассказывает какой Гитлер был хороший, в какой вообще прекрасной стране мы живем, и что тот, кто пнул ногой, вот этот вот недополицейский, который пнул ногой женщину, которая ничего не делала, его надо наградить, понимаете? Люди, посмотрите, до какого состояния нас вообще низвели?

То есть вы не можете не только в выборах участвовать, вы также не можете даже контролировать чиновников, а в принципе, для чего нужны выборы? Вот почему так уцепилась власть тогда за не допуск кандидатов в Мосгордуму? Друзья, да потому что сейчас там огромные деньги осваиваются в Мосгордуме. У единороссов и их ставленников там большинство, вот и они вот эти триллионы там и одобряют - на "благоустройство" и прочие расходы, на которых воруются огромные деньги, они все это молча одобряют. А на самом деле надо понять, что мэр отдельно, а Мосгордума отдельно, это на самом деле отдельная ветвь власти, понимаете?

Мэр – это исполнительная ветвь власти, а Мосгордума – это законодательная ветвь власти. У нас сейчас в городе и в Мосгордуме сидят марионетки. Люди захотели, чтобы там были их представители, которые будут контролировать, в том числе, расход их налогов (у нас половина бюджетам Москвы - это НДФЛ москвичей). И вот когда люди захотели просто чтобы их представители контролировали расходы по статьям бюджета, их просто стали избивать на улице, возбуждать какие-то уголовки и так далее и тому подобное. Просто потому что люди захотели, чтобы их депутаты в Мосгордуме контролировали, как расходуются их налоги.

Нападение силовиков на протестующих на Тверской во время летних акций 2019 года за регистрацию независимых кандидатов в МГД

ВГ: Слушай, ну если уж мы говорим про Мосгордуму, мы публиковали вчера чудесное совершенно видео с онлайн-заседания Мосгордумы, и там как раз-таки единороссы лишали сами себя прав по утверждению плана социально-экономического развития Москвы -- это как раз та самая медицина, школы, инвестклимат, удобство работы предпринимателей мелких и средних, это всё напрямую касается горожан. И вот единороссы решили сами себя лишить вот этих вот депутатских полномочий. И мне понравилось, как депутат Тимонов, когда ему всё-таки дали слово, чтобы он смог как-то возразить на всё это, сказал, что это подрыв принципов парламентаризма, "зачем нас тогда вообще избирали люди-то", "зачем они нас избирали, чтоб мы просто ни в чем не участвовали и никак их не представляли? Никак их волю не передавали в законах. Зачем нам тогда все это, тогда нам вообще можно распустить все уже эти органы, зачем они нужны?" -- задался риторическими вопросами Тимонов. 
,
ЮИ: То есть собирать деньги смс-ками понимаешь? Настолько государство захвачено, оно настолько дискредитировано, что люди уже говорят "Нафиг нам ваши выборы, нафиг нам ваши налоги, мы сами всё будем делать", потому что реально уже всё захватили. Захватили парламенты, захватили суды, понимаете? Всё захвачено, это как раз та самая 278 статья: «Насильственный захват власти и удержание». В нарушение Конституции. И это длящееся преступление, которое длится давно. По-моему, первый такой явный антиконституционный акт был совершен после теракта в Беслане, когда непонятно почему Путин почему-то решил, что не надо избирать губернаторов.

ВГ: Да, выборы губернаторов отменили.

ЮИ: А почему, а кто тебе дал право? Ты же клялся на Конституции, что будешь ее гарантом и берешь и принимаешь такой отвратительный антиконституционный акт. У нас все это время сокращали демократию, тот самый народный суверенитет. Вот демократия, друзья, запомните – это и есть народный суверенитет. Вот они отнимали эту власть у народа, который на самом деле по Конституции является единственным источником власти, а сейчас, они уже народ хотят превратить в холопов. "Вот что мы скажем, любое, не важно, законное или незаконное требование, сказали тебе – ползи в автозак, не поползешь -- будешь оштрафован.

В.Путин клянется на Конституции, 2018 год.

И вот у нас тут спрашивают, Варя, в комментариях, кстати, друзья, продолжайте комментировать, если можно, ставьте лайки и делайте репосты, Алекс Джек спрашивает: «Если народ уже лишен суверенитета, и возможности осуществлять свою власть непосредственно. Каким образом правосудие, право и основы государства могут состояться вновь? Каковы легальные пути возврата к закону с точки зрения международного права?»

ВГ: Ну я думаю, что здесь не нужно международное право. Потому что, с точки зрения международного права, в любом случае имеют право на восстание, согласно конвенциям о правах человека, даже ООНовским.

ЮИ: Конвенции ООН, что, когда власть возвращается и власть узурпируется и просто захватывается, то люди имеют право противостоять этому, это легитимно совершенно.

ВГ: Да, это неотъемлемое право, одно из естественных прав, поэтому, да, люди имеют право на восстание.

ЮИ: Но пока восстание не произошло, люди имеют право выходить на улицы.

ВГ: Конечно, конечно.

ЮИ: И нам сейчас эту реализацию прав тоже пытаются криминализировать, понимаешь? Они хотят сказать, что вы страшный криминал совершаете, на улицы выходите, да как вы посмели.

ВГ: Ну смотри, вот видишь на какой-нибудь марафон Собянинский выходить можно.

ЮИ: Можно на ролики за Путина выходить. С фонариками, кстати, с фонариками, заметь. Говорить, как мы любим Путина, который лишил нас конституционных прав, лишил нас суверенитета, лишает будущего нас и наших детей, разрушил медицину и образование, как мы любим и кушать не можем, как любим. Вот это вот можно, а все остальное, когда вы говорите, что у нас разрушенная медицина, у нас нет выборов, верните нам выборы, прекратите там политические убийства, прекратите какую-то… лить постоянный понос какой-то, изрыгать на государственном телевидении, разжигать ненависть, подрывать основу конституционного строя. То все, тут преступление, ты уже преступник. И ты должен выполнить любые требование, вот этого, у которого забрал и запотел, иначе мы тебя будем бить, избивать, пытать, и ты будешь там в камере находиться. Понимаете?

Друзья, те кто спрашивает про международное право, реально там закреплено, что, когда уже там полный беспредел начинается, когда уже они никак не хотят соблюдать Конституцию, ну никак, люди говорят: «Ну может вы все-таки будете?», «Нет! Никак не хотим – вы преступники». Ну тогда уже у людей иного, как сказать, не остается выхода, как выходить на улицы. Просто вот вышли на улицы 100, 200 тысяч человек, а они ведь могут потом и не уйти никуда. Вот в чем дело. А сейчас они уходят, Но они уходят и что они видят? Что их потом преследуют, незаконно преследуют, потому что человек, который идет по тротуару, даже если он там что-то кричит, но обычно никто ничего не кричал, идет по тротуару, его начинают избивать, его волочить по грязи в автозак – это преступление, он ничего не совершал. Вы понимаете? Люди осознают, что их в любом случае будут бить, пытать, за реализацию своих конституционных прав. Так вот они вышли на улицу, а в следующий раз они просто не уйдут оттуда. Потому что все равно, как сказать, разницы то нет никакой, все равно будут избивать, все равно будут сажать, просто за выход на улицу, безоружного человека, который идет по тротуару, он ничего, я повторяю не нарушает, он реализует свое конституционное право. То есть, если вы хотите криминализировать вообще реализацию конституционных прав, то будущего у государства нет, у такого, это не государство, это антигосударство. И я повторяю, что не у всех еще людей каша в голове, у тех людей, которые осознают свои конституционные права, осознают, что народ России являются источником власти, их миллионы в стране, как бы вы не хотели, вы не обнулите их своим зомбоящиком, это примерно 30-40 миллионов людей, которые осознают, что они являются источником власти и хотят участвовать в управлении государством, как написано в статье 32: «Избирать и быть избранным», и вы ничего с этим не сделаете.

ВГ: А также, есть еще немало людей, которые, может быть, каждый день не думают о том, что они являются источником власти, но они уверены, что на самом деле госорганы работают по закону, они уверены, что судьи судят по закону. Они надеются, что все по закону, все работает, и то, как оно сейчас есть, статус-кво, это просто потому что действительно не хватает на что-то денег и так далее. Но как только они узнаЮт правду о происходящем, и видят уже прямо совсем очевидно, что закон не соблюдается, всё нарушается, когда они сталкиваются с этой реальностью уже непосредственно, они сразу прозревают. Они перестают думать, презюмировать, как просто законопослушные люди, что все делается тоже по закону, они начинают все понимать, они прозревают и они подключаются к тем, кто уже осознает себя гражданами.

ЮИ: Ты кстати, заметь, что после случая Ирины Славиной несколько подобных случаев случилось в общественных местах. Это явный акт отчаяния.

ВГ: Абсолютно.

ЮИ: Люди уже доведены до края, и таких людей на самом деле много. Но кто-то вот таким образом будет поступать, а кто-то будет выходить, продолжать дальше на улицы, потому что ему терять ему уже нечего, и я повторяю, друзья, что самое темное время суток – оно перед рассветом. Россия, несмотря на то, что мы пережили, ну реально, как сказать, демонтаж по сути дела нашей демократии, демонтаж наших госинститутов уничтожение государственных институтов, по сути дела. Россия, она возродиться обязательно, и люди, я повторяю, людей, которые готовы отстаивать свои права, их миллионы, их десятки миллионов, поэтому самое важное с чего нужно начать всем – это отдавать себе отчет, почему народ России сейчас лишили суверенитета, которым он обладает по Конституции, и кто это сделал, кто совершает эти преступления? Вот с осознания этого, с осознания того, что сейчас организованная группа лиц, под прикрытием государства, совершает преступления в своих корыстных интересах, использует государственные институты в своих корыстных интересах, для своего обогащения, для незаконного удержания власти. Вот когда осознание этого придет, что они нарушают, они попирают Конституцию на которой клянутся, тогда что-то начнет меняться, оно и сейчас меняется. Завершай, Варь, наверное. Ты согласна с этим?

ВГ: Да, конечно, конечно я согласна с этим. И, друзья, это уже не тот случай, когда в обмен на такое послушание мы получим какую-то безопасность или процветание, нет. Всё это закончилось ещё 10 лет назад, возможности такого вот инерционного процветания и какая-то иллюзия безопасности. То есть безопасность в первую очередь перестала быть возможной у нас здесь, внутри страны. И в обмен на послушание мы ее не получим никак уже. Это доказано, мне кажется, уже всеми сколько-нибудь активными людьми.


ЮИ: Друзья, "пора вернуть эту землю себе", как поется в песне.

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

Раз уж Вы здесь...
Если бы каждый, кто прочёл наш материал, поддержал нас посильным переводом - это уже сделало бы будущее нашего проекта намного более надёжным.

Даже абсолютно посильными 100 рублями Вы поможете "Московскому активисту" жить и работать для Вас - и это займёт буквально минуту. Заранее благодарим Вас!


Карта Сбербанка: 4274 3200 4483 1967