вторник, 16 февраля 2021 г.

Николай Петров: "Конституция работает так и тогда, как и когда это нужно власти".


Политолог, руководитель Центра политико-географических исследований Николай Петров написал для издания "The Insider" колонку "Первый раунд за Навальным" по следам прошедшего протестного месяца в России. Приводим главное из этого текста.
В воскресенье люди по всей России вышли во дворы с фонариками в поддержку Алексея Навального и политзаключенных. Акция стала третьей в этом году после массовых протестов 23 и 31 января. Как по количеству протестовавших, так и по территориальному охвату январские акции имели беспрецедентный масштаб по меркам несогласованных мероприятий. В них приняло участие по разным оценкам до двухсот тысяч человек в двух сотнях городов в первом случае, и несколько меньше людей в сотне городов во втором случае. И это в условиях российской зимы, когда в Красноярске температура была минус 35, а в Якутске и вовсе опускалась ниже 50 градусов. Полностью значение того, что произошло, еще предстоит осмыслить, но уже можно сказать, что планы Кремля по политической трансформации, реализации которых был подчинен весь прошлый год, оказались если не перечеркнуты совсем, то очень серьезно нарушены.

Неслучайно Путин тянет с президентским посланием: его, как и весь сценарий изменения политического дизайна системы под стареющего лидера, приходится срочно переписывать. Пока, уже почти месяц, игру ведет Навальный, Кремль же пытается, и не очень пока успешно, перехватить инициативу. Да, так не может продолжаться долго – силы сторон уж очень неравны, но первый раунд Навальный выиграл вчистую. А по легитимности Путина и власти в целом нанесен такой удар, от которого оправиться будет очень сложно. Уровень доверия Путину, замеряемый «Левада-центром», снизился с 34% в октябре 2020 года до 29% сейчас. С учетом инерционности этого показателя падение более чем значительное.
Впервые за все время существования режима протесты полыхнули повсюду, причем протесты под общими антипутинскими лозунгами. 
Такого единения, с другим, правда, тогда знаком, власти удалось добиться только однажды – в 2014 году в связи с присоединением Крыма. То, что произошло сейчас, это в смысле изменения отношения граждан к власти - анти-Крым. На карте протестов, наряду с привычными столицами, Новосибирском, Иркутском появились Казань, Краснодар, Белгород, и даже Севастополь, что раньше невозможно было представить. Заметим, что полыхнуло во многом само, а не в результате целенаправленных усилий по «организации» протестов, поэтому попытки Кремля сбить протесты, задерживая представителей штабов Навального, не сработали в январе и не помогут дальше. И география протестов, кстати, мало связана со штабами Навального, имеющимися в без малого сорока регионах страны.

Николай Петров

Власть, с одной стороны, испугалась, а, с другой, стремится сбить волну протестов, не допустить их длительного повторения по модели Хабаровска или Беларуси. Отсюда массовые превентивные аресты активистов, жесткие разгоны протестующих, рекордные задержания и посадки – всех подряд, включая журналистов; перекрытия центров Москвы и Петербурга; отключения мобильной связи и интернета; запреты на публикацию информации о числе протестующих, если она расходится с заниженной в разы официальной; показательные расправы с известными людьми, выступившими в поддержку протестующих.

Характерно, что на политической авансцене заметны только Навальный, протестующие и силовики. Путин старается вести себя так, как будто происходящее его не касается, лишь изредка и по довольно случайным поводам демонстрируя свое присутствие в жизни страны. Чиновники молчат, время от времени что-то доносится из Думы. Местных властей не видно – и неудивительно, их ведь и нет как самостоятельных политических субъектов – ни мэров, ни губернаторов. В отличие от предыдущих случаев мы видим протест в сверхунитаризованной и сверхцентрализованной стране.

Карательская жестокость ОМОНа завершает складывающуюся картину оккупационной власти. Эта жестокость не столько загоняет граждан по домам, сколько усиливает эффект протестов, воздействие их на общество. 12 тысяч задержанных и брошенных в неприспособленные для этого застенки – это колоссально много… Со времен Сталина страна такого еще не видела. Как в 2011 году многочисленные наблюдатели на выборах столкнулись с беззаконием и наглыми фальсификациями на избирательных участках, и это их возмутило, так сегодня многие тысячи граждан, взятые властью как заложники, непосредственно сталкиваются с полицейским и судебным произволом. Все это не столько усиливает устрашение, сколько умножает возмущение.

Фото: Давид Френкель

Силовики впервые столь массово вышли на авансцену российской политики. Их было с большим перебором, 2 февраля даже больше, чем протестующих. Страна наконец увидела в деле созданную Путиным еще в 2015 году Росгвардию, на закупку спецсредств для разгона протестных акций потратившую вместе с МВД свыше 7 млрд рублей. В 2018 году сообщалось о массовых закупках свыше 2,5 тысяч автозаков и сотен единиц спецтехники для подразделений МВД Санкт-Петербурга, Ростовской, Самарской, Новгородской, Свердловской, Новосибирской, Иркутской, Московской областей и Хабаровского края. А вот список регионов, где, по данным «Апологии протеста», 23 января силовики особенно жестоко избивали протестующих: Москва и Санкт-Петербург, Ульяновск, Новосибирск, Оренбург, Красноярск, Хабаровск. Иными словами, там, где власть ожидала активных протестов, там она старалась их подавить особенно жестко. В ряде случаев использовались электрошокеры, светошумовые гранаты и перцовый газ, что сами силовики отрицают.

Если «космонавты» входящего в Росгвардию ОМОНа, собственно Росгвардия и полиция были железным кулаком силовиков, то спинным мозгом, координирующим все их действия в «поле», были сотрудники ФСБ и Центра «Э» - Главного управления по противодействию экстремизму МВД. Насчет «головного мозга» мнения расходятся, но, судя по тому, что решения по закрытию центральных станций метро в крупнейших городах принимали сами силовики без всякого участия местных властей даже в Москве, это должен был быть штаб на уровне Совбеза, где руководство политического блока Администрации президента имело не более чем совещательный голос.

Что показали протесты
Протесты начались не сегодня, а уходят корнями как минимум в 2018 год с усталостью от переизбрания Путина, пенсионной реформой и выносом на выборах в целом ряде регионов кандидатов партии власти. Просто раньше протестные настроения, как торфяной пожар, тлели где-то внизу, вырываясь наружу то в одном, то в другом месте по частным поводам, а сейчас прорвало повсеместно. Насколько большую роль сыграл в этом фильм о дворце Путина и превращение Путина в объект насмешек, насколько демонстрация преступных действий ФСБ и ее высмеивание, насколько наглая и очевидная противоправность действий в отношении Навального, трудно сказать. По-видимому, и то, и другое, и третье, наложившиеся на общий негативный фон, связанный с экономическими и социальными проблемами, усугубившимися в ситуации эпидемии коронавируса.

В свете событий последних недель особенно рельефно проявилась эфемерность всего того, что принято считать фундаментом и опорами, на которых зиждется российское государство. В стране нет президента-гаранта, есть только дед из бункера, под шумок переделавший под себя конституцию. Впрочем, в последней и сейчас декларировано право граждан «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (ст.31), другое дело, что конституция работает так и тогда, как и когда это нужно власти. В результате конституционная свобода собраний в России превратилась сначала, по словам Леонида Волкова, в «несогласованные митинги», потом - в «несанкционированные митинги», потом - в «незаконные митинги», и вот уже теперь - в «запрещенные митинги».
Нет правоохранительной системы, есть только режимоохранители, которым на право наплевать. Нет представительной власти, ни как власти, ни как представителей граждан. Нет политических партий кроме де-факто партии Навального со штабами и низовых структур КПРФ. Есть, однако, граждане, готовые бороться за свои права и требовать соблюдения их от власти. И это вселяет надежду на будущее.
То, что сейчас происходит в России, – это не начавшаяся революция, которая вот-вот сметет режим. Это, скорее, начало новой фазы политического кризиса, связанного с эрозией легитимности Путина и режима в целом. И власть, с одной стороны, не очень понимает ситуацию и уже поэтому не может пока найти выход из кризиса, а, с другой, своими действиями во многом усугубляет свои проблемы в более длинной перспективе.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

Иван Рожков: "Как и когда мы превратились из граждан в холопов, никто не помнит"


Активист из Кунцева Иван Рожков, боровшийся вместе с соседями против точечной застройки сквера между своими домами на улице Ивана Франко с последующим беззаконным переселением и сносом, написал у себя на фейсбуке о том, что теперь и его активно пытаются выселить, и поделился своими мыслями обо всей ситуации вокруг 47-48 кварталов в посте "Распятый квартал".
Это Кунцево, улица Ивана Франко, 20. Два года назад здесь был зелёный сквер, в котором стоял наш палаточный лагерь. Мы боролись за своё право жить на своей земле, и о нашей борьбе писали десятки газет. И вот прошло два года. Палаточный лагерь разогнали, сквер вырубили. Крест, который мы поставили, сломали, три дома, прилегающие к стройке, расселили. На месте сквера растёт многоэтажный монстр, который будет приносить прибыль миллиардеру Гордееву. Теперь он сможет купить себе ещё одну яхту, завести аквадискотеку. Землю, принадлежащую нам на праве собственности, сдали в аренду группе ПИК. Соседние дома тоже расселяют, жители сдаются без сопротивления, сознавая своё бессилие бороться с государством.  

Иван Рожков

Переехавшие соседи со слезами на глазах рассказывают о жизни в новостройках. О праве собственности никто уже не вспоминает, это понятие потеряло всякий смысл. Бесправные холопы всемогущих господ, мы постепенно стали осознавать своё положение. Как и когда мы превратились из граждан в холопов, никто не помнит. Но совершившийся факт налицо. Россия всё глубже погружается во тьму, превращаясь в феодально-крепостническое государство. Когда и чем закончится погружение, покажет ближайшее будущее.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

суббота, 6 февраля 2021 г.

Виктор Шендерович: "Это особо опасные бандиты именно потому, что на них приметы государственной власти, и это парализует мирного человека"

Писатель Виктор Шендерович опубликовал у себя на Фейсбуке важное разъяснение о статусе всех участников системы неправового принуждения в России, которая сейчас набрасывается на протестующих граждан.
Этот текст – небольшая лекция о некоторых базовых вещах. Прошу прощения за очередную череду банальностей, но что поделать – иногда наступает время абсолютных банальностей: не убий, не укради… (Кстати, сюжет от попытки убийства Навального до Геленджика отлично укладывается в первые две заповеди, не правда ли?) Так вот. 

Законопослушание и просто послушание – это совершено разные вещи. Законопослушание – добродетель свободного гражданина, просто послушание – добродетель раба. К законопослушанию прилагаются законы, соответствующие (барабанная дробь) – праву! Противоправные же законы – гитлеровские, сталинские, угандийские, туркменские или путинские – это просто клочки бумаги, которыми бандиты, окопавшиеся у власти, легитимизируют насилие, необходимое им, чтобы у власти остаться. Противостоять такому насилию – обязанность свободного человека. 

Люди, выходившие в эти дни на улицы российских городов в защиту своих прав – правосудие, свободу собраний и слова – это законопослушные люди. Детины в масках и шлемах, которые избивали их и сажали в застенки – бандиты, часть организованной преступной группировки (самые тупые из них об этом, правда, не подозревают). 


Это очень хорошо организованная преступная группировка. Это особо опасные бандиты именно потому, что на них – приметы государственной власти, и это парализует мирного человека. На них нельзя пожаловаться в полицию: они и есть полиция. На них бессмысленно подавать в суд, потому что в мантиях сидят такие же упыри. Они захватили парламент и издают законы, по которым их нельзя ни убрать от власти, ни даже критиковать. Из наших налогов они сделали общак. Главного бандита мы должны почему-то называть Президентом Российской Федерации. 

Что должны делать в этих условиях свободные законопослушные люди, патриоты своей страны? Ответ очевиден: они должны бандитам противостоять. По возможности – доколе это возможно! – они должны делать это мирным образом. Для начала – организовывать взаимопомощь, помогать друг другу: адвокатами, едой, теплой одеждой… Учиться вставать в сцепку, чтобы не давать бандитам брать себя в плен и избивать поодиночке. Очень важная часть этой работы – надо ежечасно делегитимизировать беззаконную власть, не стесняться называть вещи своими именами. 


Банде надо напоминать, что их власть – не навсегда. В сущности, это ведь они должны от нас прятаться, а не наоборот, не правда ли? Увы, россияне традиционно опутаны государственной демагогией: связка «начальство – это родина» натерла до крови, и отлепить «Отечество» от «Вашего превосходительства» всё не удается. Но надо развязывать помаленьку эти узлы, иначе так и будем целовать руку всякому, кто проберется под шапку Мономаха. 

Государство сегодня разрушают именно их блатные превосходительства. Воры и убийцы, боящиеся, что им придется нести ответственность за содеянное, развязали насилие на улицах российских городов – и продолжают провоцировать его. Но когда человек в форме полицейского так демонстративно становится частью банды, в воздухе повисает вопрос Майка Корлеоне: кто сказал, что нельзя убивать полицейских? Не стоит доводить до этого, дорогая ОПГ. Впрочем, о чем я. 

Полгода, прошедшие с попытки убийства Навального, привели нас в совершенно иной пейзаж. Контракт бандитской власти с обществом разорван. Они держатся только на насилии и нашем страхе перед ним, традиционно обретающим форму стокгольмского синдрома. 

Времена обольщения прошли – у власти нет другой повестки для населения, кроме репрессий, и боюсь, наши предыдущие умения нам не понадобятся. 


Из хорошего: выросло новое поколение, кто бы мог подумать. Это поколение отсчитывало годы своей молодости моделями айфонов. Им не приходило в голову, что за свободу надо платить и за неё бороться. То, что для старших – разновидность "красного колеса", для молодых – совершенно новый вызов, откровение, открытие! Ей-богу: они не знали, что их можно молотить в кровь полицейскими палками – и кажется, не расположены это терпеть слишком долго… 

Надо учиться быть свободными. Этот курс не на один год, и мы сильно отстаем от графика, но лучше поздно, чем никогда.

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

воскресенье, 10 января 2021 г.

Ольга Слободская: "В США нет СШАкомнадзора. Ты нарушил пользовательское соглашение, ты призываешь к насилию, пошел вон"



Секретарь и главный администратор Ленинградского рок-клуба Ольга Слободская написала у себя в социальных сетях текст, где предельно доходчиво разъяснила суть событий финального этапа выборов президента США.
Первая поправка к Конституции США гласит: «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии либо запрещающего свободное ее исповедание, либо ограничивающего свободу слова или печати, или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб» Конгресс, понимаете? Государство не должно ограничивать, а не соцсеть или редакция, говоря, что не даст слово кому-либо на страницах своего издания по своим внутренним правилам.

В США нет никакого СШАкомнадзора. Твиттер или стрим платформа Twitch, которая тоже забанила Трампа, не сажают его в тюрьму за несогласие с политикой государства, твиттер говорит — ты нарушил пользовательское соглашение, ты призываешь к насилию, пошел вон.

Напомню вам, что первым советником Трампа был Стив Бэннон, грёбаный нацист, которого твиттер и ютуб тоже забанили навсегда. Он, например, призывал обезглавить директора ФБР и директора инфекционных заболеваний, и их головы насадить на кол. Буквально.

Трамп чуть умнее. Он буквально так не говорил. Он говорил — они очень хорошие люди, в ответ на просьбу осудить марш ультра-правых и неонацистов в 2017 году. И написал об этом не один твит

Тогда же в 2017 году появился сайт 8chan. Он стал пристанищем педофилов, неонацистов и самых агрессивных троллей. В 2018 году на нем обосновались последователи теории заговора — QAnon. Если вы не знаете, по кьюанону существует заговор, что все демократы насилуют детей, поклоняются сатане и хотят убить Трампа, а Трамп всех спасет. И это не смешно. 

Сторонники этой теории публиковали там свои манифесты и шли на массовые расстрелы. Не только в США, но и, например, в новозеландском городе Крайстчерч, где было совершенно нападение на мечеть. Вспомните, как те, кто поверил в распятого мальчика (казалось бы, какой бред) пошли воевать на Донбасс. И убитая несколько дней назад американка тоже была сторонницей кьюанона, хотя еще недавно голосовала за Обаму.

В 2018 году была создана соцсеть Parler, в которой собрались все те же сторонники кьюанона и там был ад.

В 2018 году Трамп назвал журналистов врагами народа. После этого, например, его сторонник Чейни неоднократно угрожал прострелить головы журналистов Boston Globe. И Трамп снова, уже после того как Чейни, у которого, кстати, было 20 единиц оружия, был задержан, написал, что журналисты враги народа.

Не буду больше вдаваться в историю, об этом можно книгу написать и не одну. Вернемся в наши дни.

4 января за два дня до голосования в Конгрессе, экс-министры обороны США написали открытое письмо, предостерегая Трампа от попытки вовлечь армию в решение споров об итогах выборов. Была информация, что Трамп хочет ввести военное положение. «Попытки вовлечь Вооруженные силы США в решение споров относительно выборов подтолкнут нас на опасную территорию, к нарушению законов и конституции. Гражданскому и военному руководству, которое отдаст распоряжение претворить в жизнь подобные меры, придется отвечать за эти действия, в том числе нести уголовную ответственность за тяжелые последствия их действий для нашей республики», написали экс-министры.

И когда с армией не получилось, Трамп решил призвать сумасшедших сторонников к штурму Конгресса. Что и произошло.

Выступая перед Конгрессом Трамп примерно час говорил о том, что у них украли голоса и украли выборы, а также буквально сказал — спуститесь вниз, идите в Конгресс и я пойду с вами.

Сам он, конечно, никуда не пошел, он испарился. Но туда прорвались тысячи людей и часть из них была с оружием и пластиковыми наручниками-стяжками (они хуже металлических потому, что их можно очень сильно затянуть, причиняя человеку огромную боль). Все те, кто ворвался в Конгресс — сторонники кьюанона.

Напомню вам, также, что граждане США владеют 393 миллионами единиц оружия. Это примерно 121 единица на 100 человек. И это не наганы или пистолеты Макарова, это автоматические и полуавтоматические винтовки, в том числе. У некоторых на вполне законных основаниях есть и автоматы.

И да, когда ты проиграл более 60 судов, включая Верховный, -- это попытка государственного переворота. Поэтому большинство американцев действительно потрясены случившимся и считают, что Трамп должен быть отстранен.

А также напомню вам, что международный трибунал по Руанде в решении по радио "Тысяча холмов", признал, что призывы к убийствам людей делались с помощью иносказаний, но понимались совершенно однозначно, а именно как призывы к убийствам. О судьбе Штрейхера, надеюсь, напоминать не надо.

В римском праве есть такое понятие: «Высшая справедливость обычно является величайшей несправедливостью» (Summum ius, summa iniuria). Смысл его в том, что каждое право должно иметь пределы, иначе происходит нарушение прав других и нарушается принцип добросовестности и разумности.

Трамп, облеченный огромной властью и исключительно ради этой власти и денег, прикрываясь правом свободы слова, пытался разрушить фундаментальные институты США и привести страну к гражданской войне.

И Джек Дорси (владелец Твиттера) не просто лично принял решение забанить Трампа, ему написали письмо 350 его сотрудников с этим требованием и с просьбой провести внутреннее расследование, как и почему они терпели Трампа несколько лет и таким образом твиттер способствовал разжиганию ненависти.

Да, это всё очень сложные вопросы. Очень тонкая грань всегда, я понимаю. Но я рада, что уже сейчас американцы (не только сотрудники твиттера) начинают обсуждать, какие необходимо вырабатывать законы, чтобы не дойти до Гражданской войны, не дойти до международного суда после убийств людей, а сделать так, чтобы соблюдая Первую поправку, этих убийств не было. И они, кстати, обсуждают и как быть с аккаунтами лидеров Ирана или пропагандой Китая, но это уже другой вопрос. Но всё это необходимо обсуждать.

А у нас тем временем подписан закон, по которому государство может забанить и твиттер, и ютуб, и фейсбук. Но это почему то не вызывает яростного возмущения.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

среда, 16 декабря 2020 г.

Александр Морозов: "Чудовищность этой истории ведет к окончательному переосмыслению путинизма".


Политолог Александр Морозов высказался у себя на фейсбуке о том, как именно новое расследование Bellingcat и The Insider о покушении на Алексея Навального полностью разбило "гибридный" образ путинского режима, хотя ранее мало кто толком мог поверить, что в конце XX и начале XXI веков российские силовики действительно могут заниматься целенаправленным физическим устранением сограждан без суда и следствия в том числе и по политическим мотивам.
Расследование отравления Навального создает новую ситуацию. И снаружи путинской системы, и внутри. Навальный за 12 лет, начиная с 2008 года, опубликовал десятки текстов, разоблачающих отдельных высших деятелей российской политики и бизнеса. Для широких кругов читателей в России и за рубежом эти расследования создавали картину коррумпированности окружения Путина. Однако и сам Путин, и его окружение, как казалось, адаптировались к этим расследованиям. Было много различных "смягчающих" версий, которые позволяли вывести Путина из-под ответственности. 

В отношении многочисленных злодеяний, получивших публичное освещение, высший класс России мог рассчитывать на различные "версии смягчения": Навальный работает в интересах Путина, как "санитар леса", Навальный помогает Путину поддерживать "баланс башен", т.е. кремлевских кланов. Отдельные события - убийство Немцова, сбитый боинг, покушения за рубежом и т.д. - все это можно было интерпретировать как "эксцесс исполнителей". Внутри самой системы многие могли считать, что преступления совершаются различными "прокси" - кадыровцами, пригожинцами и др. Значительная часть зарубежной аудитории, в том числе и европейские политики, работающие с Россией, могли принимать публичные объяснения Путина в отношении этих событий. Интерпретации путинизма как "мафия-state" оспаривались как слишком "метафорические". Теперь во всем этом поставлена "жирная точка". 

Все участники политических и деловых коммуникаций вокруг Кремля - как внутри системы, так и вне - теперь имеют дело с расследованием, которое показало, что группа сотрудников ФСБ в течение трех лет экспериментировала с боевым ядом на семье Алексея Навального, используя всю инфраструктуру ФСБ - поддельные паспорта, поддержку региональных УФСБ, специальные научные центры. Целью этих трехлетних экспериментов было установление возможности "убийства без доказательств". Жертвой этого чудовищного эксперимента могли оказаться не только Навальный, но и его жена, и дети. Все это не могло происходить без Бортникова, а значит и без Путина. Это была долгосрочная операция, и она не может быть интерпретирована как "эксцесс", "ошибка исполнителя" (как это для многих было с боингом) или "выход за рамки полномочий" (как это было с убийством кадыровцами Немцова). 

Поэтому расследование не только замыкает 12-летнюю политическую биографию Навального, делая его в итоге человеком, на котором споткнулись не только "Дерипаска с Приходько" или "Усманов с Медведевым", но теперь и Путин. Навальный этим расследованием превращается в новую фигуру. Это расследование замыкает всю историю "путинской системы", а возможно и весь постсоветский транзит. Оно выбивает табуретку из-под ног всех коллаборантов Путина в Европе - и Шрёдера, и Платцека, и всех сторонников "бизнеса as usial". И на мой взгляд, оно создает новую ситуацию и внутри самой системы и ее верхних эшелонов, поскольку перед многими ставит вопрос о том, каковы вообще дальнейшие основания оставаться внутри системы. 

Это расследование по последствиям гораздо значительнее, чем, например, санкции, к которым путинская верхушка адаптирована. Чудовищность этой истории повлияет на всё, что имеется: на участие Кремля в минских соглашениях по Украине, на "Северный поток", на политические коммуникации в Евразии, на положение российских госкорпораций и их руководства, на все формы российского продвижения в мире. Эта история ведет к окончательному переосмыслению путинизма для тех людей, которые не собирались этого делать ранее. Картина трехлетней спецоперации, в которой "подтравливали" семью российского оппозиционера с целью проверки действия боевого вещества, которое в дальнейшем могло бы применяться в отношении кого угодно, - это выходит за пределы вообще каких-либо аргументаций в пользу Кремля - "геополитических", "политики нацинтересов", "эксцесса исполнителя" и т.д.



Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.