четверг, 23 января 2020 г.

Триумф безволия: над нами ставят эксперимент

В 2015 году в "МК" вышла очень поучительная колонка Елизаветы Алекандровой-Зориной о выученной беспомощности, которая так сильно влияет на качество жизни в нашей стране. Кажется, этот текст стоит периодически перечитывать, чтобы лучше понимать, что происходит и что мы можем с этим сделать.



В России оппозиция не хочет быть оппозицией, а граждане гражданами. Страдая комплексом жертвы, они верят, что от них ничего не зависит и им не под силу ничего изменить. «И всегда так было», — отмахиваются они, подписываясь под своей гражданской недееспособностью.

Тяжелая, как могильная плита, вертикаль власти, отмена выборов, круговая порука чиновников, монополизация СМИ, запрет на митинги и политические судебные процессы привели к тому, что люди ощутили абсолютную беспомощность перед государством. Русские уже не верят, что могут поменять ход событий в стране. Они — пассажиры тонущего корабля, которые прильнули к иллюминаторам, вместо того чтобы заделывать пробоины. Русские не ходят на выборы. «Все равно выберут за нас!» Русские не ходят на митинги. «Все равно разгонят!» Русские не борются за права. «Живы, и слава Богу. Лишь бы не было войны». Русские не выступают против закрытия больниц и школ. «Властям виднее, как нас лечить и чему учить»...

Синдром выученной беспомощности был описан американскими психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером в 1967 году. Первые эксперименты были проведены на животных: собак подвергали неконтролируемому воздействию слабых ударов тока, а затем помещали в условия, в которых они могли избежать неприятных ощущений, но ровным счетом ничего не делали. Затем опыты были поставлены и на людях. Выученную беспомощность Селигман сформулировал как состояние, возникающее в ситуации, когда нам кажется, будто от нас ничего не зависит и мы не можем ничего сделать, чтобы предотвратить или изменить неприятные события. Беспомощность проявляется в трех сферах: мотивационной, эмоциональной и когнитивной. В мотивационной — потерей веры в себя и желания влиять на ситуацию. В эмоциональной — подавленностью, вплоть до глубокой депрессии. В когнитивной — неспособностью обучаться тому, как выйти из сложившейся ситуации.

Похоже, самый масштабный эксперимент по погружению людей в это состояние проводится сегодня в России. Синдромом выученной беспомощности в нашей стране страдает, по оценкам социологов и психологов, до 90 процентов жителей. Впрочем, это можно заметить и без ученых.

Мы с мужем провели полтора года в трехстах километрах от Москвы, в центральной, относительно благополучной Калужской области. Жители нашей деревни были людьми шумными, скандальными и чуть что — хватались за нож или бутылку, из которой тут же расцветала «розочка». Вечерами с улицы то и дело доносились крики: у кого-то курицу украли, у кого-то пса отравили, у кого-то жену увели, кому-то в глаз по пьяному делу врезали — и теперь он, вооружившись топором, бежит наказать обидчиков. «Водопровод» у деревенских представлял собой трубы, самовольно проложенные от колонок, но и такая роскошь была не у всех, так что многие по старинке таскали воду ведрами из колонки. И вот в унылом и холодном ноябре в деревенских колонках пропала вода. Ближайший источник — колодец в овраге, к которому в это время года добраться нелегко по скользкому и опасному склону. Бойкие, шумные жители деревни, готовые скандалить друг с другом и драться по любому поводу, покорно потащились в овраг с ведрами, заполняя все емкости, какие только были в их домах.

Когда я спросила, как долго не будет воды, мне ответили: «До весны не ждите». Уверенные, что местным виднее, мы с мужем стали собирать вещи, но за день до отъезда я все же позвонила в водоканал. На всякий случай, чтобы удостовериться, что воды не будет так долго. Мой звонок там стал сюрпризом! Оказалось, ни один житель (а телефон почти в каждом доме) не сообщил, что произошла авария. На следующий день приехала «аварийка», и в деревне снова появилась вода. Если бы я не позвонила, деревенские, вероятно, так бы и сидели без воды до весны.

По иронии, в 2019 году в Калужской области завершили строительство мегасвалки на 1,8 млн тонн в год близ деревни Михали - без протестов. Аналогичный объект на станции Шиес Архангельской области построить не удалось из-за ожесточенного противостояния жителей области и соседней Республики Коми. 
Изношенные электросети, наследие советских времен, тоже часто не выдерживали нагрузки, и дома погружались в темноту. Об этом также нужно было сообщать в аварийную службу, телефон которой легко найти, но люди, похоже, предпочитали надеяться на чудо. В роли «чуда» обычно выступала я. И если свет отключался ночью, то деревенские, встающие рано, сидели впотьмах до тех пор, пока я не просыпалась ближе к полудню. Вот он, классический синдром выученной беспомощности, охвативший в данном случае целую деревню.

Я не сторонница теории заговоров, но убеждена, что власть расчетливо формирует аморфное, покорное, манипулируемое общество, используя все возможные политические, карательные и информационные ресурсы. 

«Народ — это чистый лист бумаги, на котором можно рисовать любой иероглиф», — говорил Мао. Русский народ — это белый экран, по которому можно показывать любое кино.

Знаменитый ученый Грегори Бейтсон сформулировал концепцию «double bind» («двойная прошивка» или «двойное послание»). «Двойные прошивки» возникают, когда обществу посылаются противоположные сигналы разного логического типа. Например, президент говорит, что борется с олигархами, а потом награждает их орденами «За заслуги перед Отечеством»; или правительство обещает, что цены не будут расти, а они за месяц взлетают вдвое; или церковь учит, что стяжательство — это грех, и легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатым попасть в царствие небесное, — а патриарх разъезжает в кортеже с охраной и лобызается с сильными мира сего. Люди, которых постоянно подвергают такому воздействию, перестают различать буквальное и метафорическое, подозревая заговор там, где его нет, и, наоборот, теряя умение понимать иронию и подтекст.

Ключевой момент «двойной прошивки» — запрет критически анализировать несоответствие. Поэтому православным «нельзя» критиковать иерархов («Господу виднее»), налогоплательщикам — правительство («министры умнее»), а критика президента — и вовсе почти что измена Родине.

В этом году во время послания президента Федеральному собранию на многих медиа-экранах Москвы показывали его фотографию и "лучшие" цитаты из послания / Фото: социальные сети
Расщепление сознания стало главным инструментом подавления гражданской воли даже в зачаточном состоянии и выжигании свободомыслия на корню. Наше общество находится на грани нервного срыва.

 Просмотр новостей можно сравнить с черепно-мозговой травмой, а постоянное сидение перед телевизором равносильно добровольной лоботомии. Сфабрикованные репортажи, противоречащие друг другу высказывания политиков, информационные вбросы, спланированные фейки и тут же — заранее спланированные опровержения, слова, полностью опровергающие совершённые поступки, нелепые поправки и безумные инициативы законодателей... Все это погружает людей в непроходящий стресс, который становится образом жизни. А «25-м кадром» мелькает: «Не надейся, не верь в себя, не действуй!»

Существует ряд депутатов, церковников, членов правительства и деятелей культуры, озвучивающих нарочито нелепые предложения или выдвигающие одиозные инициативы, зачастую милостиво отклоняемые вышестоящими инстанциями. Нет, их высказывания — не просто скандальные пиар-акции. Постоянно прислушиваясь к бессмысленным, противоречивым новостям, находясь в неведении насчет истинных намерений власти, пребывая в постоянном ожидании, что новый безумный закон будет взят на вооружение, и не умея уже отличить черное от белого, а правду от лжи, люди становятся подавленными и безразличными к собственному будущему.

Десятки миллионов человек погружены в сомнамбулическое состояние, граничащее с потерей инстинкта самосохранения. Они ненавидят власть, но патологически боятся ее смены. Они ощущают несправедливость и незащищенность, но терпеть не могут борцов за гражданские права. Они ненавидят чиновников и правительство, но выступают за тотальное государственное вмешательство во все сферы жизни. Они проклинают коррупционную структуру, но благословляют властную вертикаль, на которую насажены, как шашлык на шомпол. Они боятся полиции, но хотят усиления полицейского контроля в стране. Они все более нищие, но презирают таких же нищих, как они, и восхищаются богатыми. Они чувствуют себя обманутыми, но верят телевизору; повторяют, как мантру: «Лишь бы не было войны», но радуются войне. Они жертвы с чувством вселенского превосходства. Они не только не могут, но и не хотят на что-то влиять.

пятница, 10 января 2020 г.

Петр Иванов: "Любое обсуждение бедности и неравенства скатывается в шейминг малообеспеченных, алкоголиков, наркоманов, бездомных".

Один из рисунков "похорошевшей" Тверской
Социолог-урбанист Петр Иванов написал в своем Фейсбуке о проблеме неравенства в современных российских городах и связал ее в том числе с оторванным от реальности проектированием общественных пространств. Приводим его текст с нашими иллюстрациями.

Знаете какая самая табуированная тема в российской урбанистике? Вот такая, о которой говорить неприлично. Как упомянешь - прям у всех бомбит. Нет, это не зимний велотранспорт. Это гораздо серьезнее - неравенство.

Так вышло, что в России большинство граждан живут очень небогато. По стране зарплата в 20 000 считается хорошей. Бюджетники в небольших городах считают заработную плату размером в МРОТ (около 12 000) высокой.

Есть, конечно, национальный проект по борьбе с бедностью, но с ним всё немного сложно. В рамках этого нацпроекта еще не совсем ясно что же считается бедностью и что именно этот нацпроект призван сократить. Так что черт с ним, с нацпроектом.

Есть неоспоримый факт того, что подавляющее большинство населения страны живет катастрофически скромно. При этом значительную часть своего времени люди посвящают обеспечению этого скромного уровня жизни. Это подработки для всех, включая пенсионеров и полицейских, это вахта по полгода в году для мужчин. Если вы видели на улицах объявления о работе наркокурьерами, то могли бы заметить, что эти объявления в регионах предлагают ежемесячный доход в размере 40 000-45 000 рублей. Именно столько стоит ежедневный риск тюремного заключения.

Очевидно, что при таких уровнях дохода серьезно страдают возможности досуга. Причем в разряд досуговых практик переходит кажущаяся с высоты среднего класса повседневной практика еды в кофейнях или пить в барах. Именно поэтому последними падут фудхоллы - для многих возможность раз в месяц поесть суши (или любой другой еды не похожей на доширак или гречку) - последний бастион человеческого достоинства и иллюзии жизненного успеха.

Типичный рендер благоустройства не в Москве
Причем здесь урбанистика? А вы посмотрите на рендеры. По всем новым улицам и площадям должны ходить молодые красиво одетые представители городского среднего класса со стаканчиками кофе, заходить в маленькие пекарни, брать на прокат велосипеды и самокаты.

Каждый богом забытый парк в самом удаленном уголке нашей Родины должен стать точкой притяжения для людей с высоким доходом и большим количеством свободного времени. Благообразные старики и счастливые дети, горделивые спортсмены и игривые любители делать селфи.

Проектный рендер одной из московских набережных
Обсуждение любого проекта любого общественного пространства начинается с того, что архитекторы и проектировщики хихикают дескать "сейчас здесь конечно тусуются всякие алкоголики и маргиналы". Которые совершенно точно бросят пить и разбогатеют едва будет закончено благоустройство. А все мужчины срочно приедут с вахты работать на новой гигантской лавочке за ноутбуками.

Гигантская лавка на Новом Арбате пустовала, хотя в апреле 2019 на ней случился публичный половой акт
Любое обсуждение вопросов бедности и неравенства моментально скатывается в высокомерный шейминг малообеспеченных, алкоголиков, наркоманов, бездомных. Коллективная Мария Антуанетта российской неолиберальной урбанистики отказывается понимать, что неравенство это структурная проблема, с которой надо работать на всех уровнях, включая процесс проектирования. А не с упорством носорога не замечать её тотальность.


Вообще, я бы объявил конкурс среди архитекторов и урбанистов - "Честный рендер". Пусть общественное пространство, которое вы проектируете будет населено одинокими старушками, спешащими одинокими женщинами, волоком тянущими за собой детей, алкоголиками, еще не бомжами, но на грани, работниками коммунальных служб, перекладывающими плитку. Конечно где-то должна красоваться парочка похожих на хипстеров школьников, делающих селфи. Но что-то в них должно выдавать то, что любят они ежевичный латте, а пьют "3 в 1".

Было бы правдоподобно.

среда, 8 января 2020 г.

«То, что происходит сейчас – невиданное для Австралии событие»


В Австралии достигли катастрофических масштабов лесные пожары. Об этом в соцсетях написала русскоязычная жительница континента Татьяна Бонч. Публикуем её пост с иллюстрациями.


Еще для друзей в России и мире. А то маятник качнулся - от "караул, Австралия вся сгорела" к "ерунда, там каждый год так горит и ок".

Нет, не каждый год так.

Да, Австралия привыкла к пожарам. У нас вообще чуть не каждый день катастрофы - если град, то с полкулака, жертвы и разрушения. Если дождь - по дороги залило, коммуникации уничтожило. Если лето - то эвкалиптовые пожары.

Но в этом году не как всегда. Я буду ссылки давать, читайте подробнее от специалистов.

Сначала цифры по «всё как обычно». Самые страшные пожары Австралии:

1851 год. «Черный четверг». Сожжено земли 5 млн га, около четверти штата Виктория. Жертв – 12 человек.

1898 г. «Красный вторник». Сожжено 260 тысяч га, 2000 здания. Жертвы – 12 человек.

1926 г. «Черное воскресенье». 400 тысяч га. Жертвы – 60 человек.

1939 г. «Черная пятница». Около 2 млн га. Жертвы – 71 человек.

Пожар "Черный Четверг" выжег 5 млн га в 1851 году / Фото: Australian Institute for Disaster Resilience

1955 г. «Черное воскресенье». 40 тысяч га. Жертвы – 2 человека.

1967 г. «Черный вторник». Около 265 тысяч га. Жертвы 62 человека, 900 раненых.

1973-74 г. Около 117 миллионов га. Самые большие по площади пожары. Больше 3000 домов уничтожено, погибли под 12 000 голов скота. Огромный ущерб территории, коммуникациям, сельскому хозяйству. Жертвы – 3 человека.

1983 г. Ash Wednesday. 310 тысяч га. Жертвы – 75 человек.

2001 г. «Черное Рождество». Около 750 тысяч га. Без жертв.

2003 г. Около 160 тысяч га. Жертвы – 4 человека.

2009 г. «Черная суббота». Около 450 тысяч га. Жертвы – 173 человека.

2019-2020. На сегодня – около 10 миллионов га. Жертвы – 25 человек.

Небо светится красным и огонь охватывает лес около города Ноура в Новом Южном Уэльсе 31 декабря 2019 / Фото: Saeed Khan/AFP via Getty Images
На сегодняшний день сгорело 10 млн гектаров, в том числе больше 5 млн га в Новом Южном Уэльсе. Посмотрите по карте, 5 млн га - это больше, чем Московская область.

Для сравнения – чудовищные сибирские пожары 2019 года уничтожили 2.7 млн га - испр.: по данным дистанционного зондирования земли, в России в 2019 сгорело 4,18 млн га (да, сравнивать сложно, сгоревшие еловые и кедровые леса не оживут сами, как эвкалиптовые).

Да, бывало, горело и больше – по площади. Хуже всего в 1974 году, когда сгорело 117 млн га, повреждено было около 15 процентов всей площади Австралии. Но то в степи, в аутбэке, там и деревень почти нет, и животных мало.

Пожары в Австралии с ноября (черные точки) затронули самые густонаселенные регионы (оранжевые и красные зоны вдоль побережья). Карты: Carto
Сейчас горят самые оживленные, обитаемые, возделываемые, живые, зеленые, курортные, любимые регионы.

Чем отличается еще – горит долго. Предыдущие пожары потому и назывались «Черная пятница» (2009), «Черное Рождество» (2001), «Ash Wednesday» (1983), «Черный вторник» (1967), что горело моментально, вокруг одного дня, и достаточно быстро с огнем справлялись.

Теперь горит месяцы – с октября! Это еще весна была, а северо-восток НЮУ уже горел. Возгорается то в одном, то в другом месте. Уже был мегапожар в Голубых горах, один на 500 тысяч га. Да, с ним только что справились. 500 тысяч га, эвкалиптовые леса с животными, частные фермы, национальный парк Вуллеми с уникальными реликтовыми соснами – сгорели.

Вертолет тушит пожар в Восточном Гиппслэнде, штат Виктория 30 декабря 2019 / Фото: власти штата Виктория
На январь-февраль ожидается, что будет продолжать гореть. Обычно пожары только начинаются в январе-феврале, может, продолжаются в марте. А теперь и до января – катастрофа.

Чем еще это лето отличается от предыдущих – температура.

19 декабря в Австралии была зафиксирован самая жаркая средняя температура по континенту 41,9 ° C, что превысило предыдущий рекорд, установленный всего сутки назад, на один градус. Предыдущий рекорд, отмеченный 7 января 2013 года, составлял 40,3 ° С. Это температура, определенная в среднем по стране, в отдельных местах она поднималась еще выше: так, в городке Налларбор в Южной Австралии было 49,9 C.

Кадр из выпуска новостей ВВС за 19 декабря 2019 года
Пожары сопровождаются смогом. Воздух в Сиднее вдесятеро хуже, в Канберре – в 23 раза хуже допустимой нормы. В Канберре – это худший воздух за время наблюдений. Для Сиднея – тоже невиданный. Это опасно для детей, для больных астмой, для людей с аллергиями, с респираторными заболеваниями. Нужно носить фильтрующую маску, обычная марлевая повязка не работает.

Работник коммунальных служб пытается почистить дорогу к зданию парламента Австралии в Канберре в воскресенье 5 января 2020
Дым от пожаров доходит до Новой Зеландии и Африки, висит оранжевыми тучами, выпадает осадками в море и на ледники.

В первых числах января дым от австралийских пожаров достиг Южной Америки.
При этом засуха. Деревья, даже где не было пожаров, стоят высохшие. Воды в прудах и реках нет. Та вода, которая осталась, загрязнена сажей. Горит несгораемое - влажные леса, которые никогда раньше не горели. Пожарные признаются, что никогда не сталкивались с таким огнем.

По пожарным, работающим вне городов, Rural Fire Service: это в основном волонтеры, так устроена пожарная служба в Австралии. Многие мужчины и женщины несут добровольную пожарную службу, они проходят профессиональное обучение, получают лицензии и обязываются прибывать на место сбора через несколько минут после вызова. При этом оплата их работы символическая, что можно понять и выполнить, когда вызовы на пожары занимают день-другой в год, но не сейчас, когда многие добровольцы напряженно сражаются с пожарами недели подряд, оставляя в стороне свои основные занятости на корпорации, собственный мелкий бизнес или фермы. Помогают им тоже волонтеры, в обществе очень сильна поддержка пожарных, люди приезжают им готовить, привозят воду, еду и одежду, жертвуют в фонд пожарных. Везде самодельные дорожные баннеры, плакаты и просто листочки на столбах с благодарностями пожарным. По последним событиям федеральное правительство решило оплатить четырехнедельный отпуск волонтерам из числа государственных служащих. Частные компании, как Вулвортс, тоже объявили, что оплатят как бы отпуск.

Пожарный-волонтёр выносит коалу из горящего леса
Теперь, по количествам жертв животных. Тут методология расчета профессора университета Сиднея Криса Дикмена, откуда взялись 480 млн животных, погибающих в Новом Южном Уэльсе – это млекопитающие, птицы, рептилии. Лягушки, летучие мыши, насекомые не включены. Смерти наступают как непосредственно в пожарах, так и от обезвоживания после пожаров, от отсутствия еды и укрытия, леса то сгорели, и от хищников – диких лис и котов. Для расчета использовались оценки плотностей популяций диких животных, умноженная на оценку площади уничтоженной растительности. Вообще-то авторы исследования утверждают, что реальное число жертв животных будет выше, они дают оценку снизу.

Наконец, широко распространенное обвинение «зеленых» - они де не разрешали пожарным превентивно выжигать лес, как те делали раньше, вот пожары и распространились. Во-первых, «зеленые» и не близко к власти, принимающей решения о превентивном выжиге. И главное, пожарные объясняют сами: «на их решения, когда и где и как проводить превентивные выжиги, не влияет ни одна партия, это решают локальные пожарные организации, а также национальные парки и службы охраны дикой природы». Еще объясняют, что есть превентивные выжиги кустарников в прохладный сезон, чтобы предотвратить пожар, и есть быстрые пост-выжиги, чтобы догорело уже сгоревшее, предотвратить дальнейшее распространение огня. В любом случае, никаких «зеленых» там не стояло – конспирологическая теория опровержена.

Итак. То, что происходит сейчас – невиданное для Австралии событие, продолжающаяся катастрофа.

Хорошая новость – последние прогнозы погоды, ветров, циклонов, вероятности дождей скорее благоприятные, есть надежда, что пожары уменьшатся. Впрочем, лес продолжает гореть и 1-10 мм осадков его не потушит, а проезд пожарных затруднит, так что тут еще двояковыпукло.

Австралия боролась со многими катастрофами. Борется и сейчас. Каждый включен так или иначе – пожарные, спасатели, жертвователи, волонтеры… Поборемся.

Источник

среда, 11 декабря 2019 г.

Николай Сванидзе: "Трогать полицейского нельзя. А женщину бить в живот можно?"

Фото: РИА Новости
10 декабря 2019, в Международный день прав человека в Кремле прошло заседание Совета по правам человека под председательством Президента России Владимира Путина.С речью о протестных акциях и не только выступил журналист Николай Сванидзе. Приводим её полностью.


Уважаемый господин Президент, уважаемые коллеги.
Моя тема сегодня - « Уличная активность этого года», прежде всего в Москве, но не только.
Есть доклад, достаточно развёрнутый. Он Вам будет предоставлен в установленном порядке. Моя задача сейчас расставить некоторые важные акценты.

Я исходил из того, что
- 1. нет несанкционированных выступлений. Есть несогласованные.
- 2. Несогласованные не значит преступные.
- 3. Согласованные - это лучше, чем не согласованные. Значит, и это главное, надо согласовывать. Благо ровно про это принято постановление Конституционного суда от 1 ноября 2019 года.


Проблема далеко не только Московская. Есть Ростовское дело с посадками за одиночные пикеты. В Питере изобрели изощренную правовую конструкцию: Несогласованный митинг внутри согласованного шествия. В результате согласованную первомайскую акцию разогнали.
В Москве в контексте выборов в Мосгордуму в июле- августе было несколько уличных акций, в основном несогласованных. И они сопровождались массовыми, тысячными задержаниями. При этом, по мнению членов Совета, которые мониторили события на месте, со стороны правоохранительных органов имели место существенные систематические нарушения прав граждан. Часто задержания были безосновательны. Единственным основанием служил протестный характер акции. Между тем, согласно постановлению Конституционного суда РФ от 18 июня сего года протестный характер акции не делает ее преступной.

Задерживались люди оказавшиеся случайно на месте проведения акции.
У сотрудников силовых структур нагрудные жетоны были скрыты под обмундированием или бронежилетами. То есть полное инкогнито.



Во время задержания Константину Коновалову сломали ногу

Необоснованно применялись спецсредства, то есть палки, и физическая сила. Когда человек не оказывал сопротивления.
Константин Коновалов совершал утреннюю пробежку. Его задержали и сломали ногу. Потом присудили ещё штраф.

Журналист Илья Азар. Его забрали из дома ночью, оставили в квартире одного ребёнка меньше двух лет. Это уголовное преступление. Анатолий Ф. Кони писал: «Власти не имеют права требовать соблюдения закона, если сами его не соблюдают.»

Дарья Сосновская. Ее, уже задержанную, бил кулаком в живот сотрудник полиции. Никто за все это не понёс ответственности. То есть очевидны двойные стандарты в плане ответственности.
Вот Данила Беглец, Никита Чирцов. Кто-то толкнул полицейского, кто-то бросил пластиковую бутылку. Реальные сроки за это.


Инга Кудрачева

Егор Лесных, Александр Мыльников, Максим Мартинцов пытались защитить девушку Ингу Кудрачеву, у которой гвардеец стоял на волосах. Двое получили реальные сроки, один - условный. Трогать полицейского нельзя. А женщину бить в живот можно? А стоять у женщины на голове? Что бы она ни сделала? А оставлять крошечного ребёнка в состоянии опасности? Таких примеров много. Немотивированная, аморальная жестокость. У нас ведь и пытки приняли системный характер. Об этом скажет Игорь Александрович Каляпин.

Про суд, я надеюсь, выступит Л.В. Никитинский.
А у меня два ярких случая. Дело Константина Котова и Егора Жукова.


Константин Котов на суде

Котов осуждён по статье 212.1 УК РФ за неоднократное участие в несогласованных акциях. Осужден неправомерно, так как сама статья 212.1 неправомерна. И необходимо ее исключение из УК РФ. Об этом уже говорила Уполномоченный по правам человека РФ Т. Н. Москалькова. Поскольку Конституционный суд РФ в постановлении от 10 февраля 2017 года указал на то, что неоднократное участие в несогласованных акциях без причинения реального ущерба или вреда не влечёт уголовной ответственности. Владимир Владимирович, в связи с систематическим пренебрежением решениями Конституционного суда, требуется Ваше вмешательство, как гаранта Конституции.

Егор Жуков. Дело очень громкое. Студент Вышки, арестован по статье о массовых беспорядках. Потом выяснилось, что его спутали с другим человеком, а массовых беспорядков вообще не было. Но его же уже взяли, не отпускать же. Стали подыскивать статью, порылись в соцсетях и предъявили пропаганду экстремизма. Приговор - три года условно. Слава богу, что реально не посадили. Егор Жуков - принципиальный противник насилия и экстремизма, что явствует из всех его выступлений. Владимир Владимирович, распорядитесь, чтобы Вам положили на стол текст его последнего слова на суде. Это новое поколение, за ним будущее. Внутренне свободное, с твёрдой гражданской позицией. Довожу до Вашего сведения, что в адрес СПЧ поступило Обращение родителей фигурантов Московского дела о возможности пересмотра их приговоров и прекращении уголовного преследования.


Егор Жуков у здания Кунцевского суда

Рекомендательная часть развёрнута в докладе, назову только три пункта.
1.Владимир Владимирович, просьба дать распоряжение Вашей Администрации
Использовать площадку СПЧ для переговоров в случае затруднений с согласованием публичных мероприятий.
2. И обратиться к Федеральному Собранию РФ с предложением принять
законопроект, инициированный сенатором Лукиным, о введении обязательных и читаемых идентификационных номеров для сотрудников полиции и Росгвардии.
А также рассмотреть вопрос об исключении статьи 212.1 из УК РФ.

Очень коротко о проблемах наших правозащитных организациях, хотя они меня и не просили.
«Международное общество «Мемориал» - иностранный агент. Правозащитный Центр «Мемориал» - тоже иноагент. У них огромные штрафы, хотя все интернет- ресурсы промаркированы. За цитирование Мемориала в СМИ без маркировки штрафуют Мемориал. Сейчас суд уже оштрафовал Мемориал на 1 млн. 700 тысяч рублей, в перспективе – 5-6 миллионов. Мемориал обьявил публичный сбор средств, чтобы платить штрафы и продолжать работу.

Отдельно Пермский «Мемориал». Его сотрудники вместе с
международной волонтерской группой благоустраивали заброшенное кладбище, где захоронены литовские и польские спецпереселенцы. На них заведено уголовное дело по статье о «Незаконной вырубке лесных насаждений». А председателю Пермского Мемориала пытались вчинить обвинения в педофилии. Надо сказать, дела о педофилии просты в производстве. Нашли при обыске фотографии - это не сложно- и отмывайся потом. Поэтому угроза такого обвинения - распространенный способ давления. Самый резонансный пример – дело историка Юрия Дмитриева, который занимался поиском захоронений репрессированных в Карелии в Сандормохе. Его обвинили в педофилии. Суд его полностью оправдал. Но возбудили новое дело по той же статье.

Ликвидировано движение «За права человека»,возглавляемое Л.А. Пономаревым. Ликвидация - крайняя мера, которая следует при грубом нарушении законодательства в ходе деятельности общественного объединения. Критерии такого нарушения сформулированы Пленумом Верховного суда. Соответствующие обвинения не предъявлялись, но организация ликвидирована.

Московская Хельсинкская группа впервые не получила грант и ведет свою работу на средства от продажи коллекции Гжели, принадлежавшей Людмиле Михайловне Алексеевой. Людмила Михайловна завещала продать свою Гжель, вероятно, предвидя ситуацию.
Все это в совокупности воспринимается не иначе, как форма репрессий, планомерное удушение российского независимого правозащитного движения.

Напоследок о деле Нового величия. Я говорил Вам здесь о нем в прошлом году. Дело основано на показаниях провокатора, проходящего как засекреченный свидетель, и оно весь год разваливается на глазах. Но при очевидной слабости обвинения в наших судах оправдательных приговоров не выносят. Вчера мать одной из фигурантов Ани Павликовой объявила голодовку. Как она сказала: от безысходности. Все может плохо кончиться. Прошу Вас просто обратить внимание на это дело. Спасибо.

вторник, 10 декабря 2019 г.

Валерий Соловей: «Это будет последний спокойный год»



– Валерий Дмитриевич, здравствуйте.

– Здравствуйте, Юрий. Здравствуйте, Варвара.

– Хотелось бы поговорить про приговор Егору Жукову. Несмотря на мощную кампанию общественную, подключение хэдлайнеров, главного редактора «Новой газеты», главного редактора «Эха Москвы»,  ему дают условный срок за видео о мирных протестах. По-вашему, это победа гражданского общества?


– Да нет, конечно, ни о какой победе говорить здесь не приходится. Мы радуемся тому, что хотя бы один не попал в тюрьму, но согласитесь, предмет нашей радости очень жалкий. И что касается Жукова, решение принималось непосредственно президентом. В таких случаях, которые называют резонансными, решение принимает лично президент.

Как только речь заходит о громких случаях, причем совершенно не важно, кто является фигурантом, лишь бы это вызывало сильную общественную реакцию, и дело именно Егора Жукова вызвало сильную общественную реакцию, – тогда решение принимается президентом. Решение всегда принимается таким образом, чтобы сбить общественное недовольство, точнее не дать ему манифестироваться в виде открытых выступлений, но вместе с тем показать, что это власть вам пошла навстречу. И власть более чем компенсировала эту частичную временную уступку. Мы это очень хорошо видим по приговорам по другим обвиняемым. Если хотите, это вообще-то издевательство. Я, кстати, не преувеличиваю, я знаю, как принималось решение по некоторым делам и те резюме, которые выносились, они выносились в издевательской форме. Я подчеркну, в откровенно издевательской в отношении российского общества.

Егор Жуков у Кунцевского суда / Фото: Георгий Малец
Что еще мы недопонимаем? На самом деле все эти процессы – это лишь часть подготовки введения чрезвычайного положения в Российской Федерации. Я не буду говорить, что послужит причиной - это будет серьёзная причина для введения чрезвычайного положения. Но юридический механизм готовится, вся эта законодательная база, отрабатываются практики, статус иноагента для физических лиц. Вещи, связанные с ограничением интернета – все это подготовка к введению чрезвычайного положения при необходимости. Эта необходимость, с точки зрения властей, может наступить уже в следующем году.

– Но ее можно создать — эту необходимость.

– Ну вообще инициатива по созданию будет исходить, конечно, от самой власти, но я сразу хочу подчеркнуть, что речь не идет о хорошо нам известных примерах, где фигурирует «рязанский сахар», взрывы домов и тому подобные вещи. Нет, это будет нечто иное, гораздо более масштабное.

– То есть это будут "пиндосы"?

– Ну если хотите, да. Если вводить чрезвычайное положение в рамках страны – нужны очень серьёзные основания, которые бы убедили общество в необходимости и оправданности этого шага. Но в данном случае речь идет о том, что апробируются элементы этого чрезвычайного положения без его юридического объявления. Вот сейчас "тренируются на кошечках". Потому что есть несколько модификаций плана действий в случае чрезвычайного положения и вот максимальный вариант предусматривает интернирование (то есть заключение под стражу без предъявления обвинений) всех лидеров оппозиции, значительной части гражданских активистов и отключение социальных сетей. В 2020 году может для этого сложиться благоприятная ситуация.

– Но это же государственный переворот?

– Да нет. Вы знаете, существуют обстоятельства, которые позволяют юридически, ну не то, что уж совсем безукоризненно, но имея юридическое обоснование, ввести ЧП.

– Понятно. Просто, допустим это какая-то угроза войны или каких-то там боевых действий.

– Допустим, это будет военная угроза.

– А чем тогда будет продиктован арест оппозиции в случае военной угрозы? Они будут иностранными агентами предварительно признаны?

– Вот-вот-вот. Вы реконструировали эту связь. С точки зрения людей, которые готовят эти планы, вся антиправительственная активность в социальных сетях, все эти разоблачения Навального, все эти волны, которые подымаются, они инспирированы западными спецслужбами. Я, кстати, не шучу, это не сарказм. Соответственно, что надо сделать? Отключить эти инструменты, через которые западные спецслужбы "влияют" на российское общество, и изолировать их вольных или невольных пособников в лице иноагентов.

– Но парадокс-то заключается в том, что, например, американский закон, на который всё время любят ссылаться те, кто написал нашу вот эту вот бредятину, он касается агентских отношений, да, и действительно каких-то организаций, и каких-то иностранных лиц, которые лоббируют какие-то реальные иностранные интересы. А у нас опять здесь происходит подмена. То есть людей, которые говорят о том, что у нас здесь внутри что-то не так, мягко говоря,  – их объявляют иностранными агентами. 

– Понимаете, вы апеллируете к юридической логике и вообще к общечеловеческой, к здравому смыслу. Я пытаюсь объяснить, с удовольствием повторю это еще раз, что люди, которые правят Россией, руководствуются другой логикой. У них есть логика, причем железная, я вас уверяю. Но точка отправления очень далека от того, что мы считаем здравым смыслом. Логика  железная, точка отправления – дурацкая. Их мировоззрение находится в совершенно ином русле, но для них оно является действительностью, они поступают в соответствии со своим мировоззрением. И они убеждены, что делают всё правильно и что это в общественных интересах. То есть они не только защищают власть, но и считают, что их власть отвечает общественным интересам.

Присягу Президент России зачитывает на инаугурации, положа руку на Конституцию
 А теперь смотрим статью 29 Конституции Российской Федерации: "Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". Получается, что поправка к закону о СМИ "об иноагентах" противоречит Конституции, и в этой связи у меня вопрос: а как же у нас так президент его подписал? Он же вроде у нас гарантом Конституции является?

– При всей симпатии к вам и к вашему ходу мыслей, это всё-таки риторический вопрос.
Тех, кто правит Россией, Конституция сдерживает. Это им очень не нравится, они считают её  опасным и вредным изобретением. Вот представьте себе, вы приходите к крокодилу в зоопарке, говорите: "Крокодил, не ешь мясо". Повторяю, у них совершенно другое мировоззрение, другая логика и, соответственно, другое поведение, представьте себе, другое.

– Получается, что они теряют легитимность и они уже как бы в этом расписываются.

– Потеря легитимности, по большому счёту, происходит тогда, когда общество выступает против нелегитимной власти. Когда мы увидим массовые выступления против власти, когда легитимность обсуждается не в юридических категориях, а когда народ, являющийся, по той же Конституции, источником власти, отвергает власть, и народ об этом заявляет, но заявляет не словами как мы с вами, а заявляет действием – и вот только в этом случае, действия власти, ее намерения могут быть дезавуированы.

– Ну как раз, тут к слову вышла новая социология "Левады". Несмотря на аресты по «московскому делу» 56% москвичей  готовы участвовать в политических протестах.

– Это много, что я могу сказать. В следующем году число этих людей не просто вырастет существенно, но я думаю и даже уверен, что мы увидим переход от настроений к массовому действию. Потому что протесты, которые мы пока наблюдаем в России, их очень много, но они носят локальный характер, однако их становится все больше и больше.

– Создается впечатление, что люди понимают, что так больше жить нельзя и им уже нечего терять.

– Ну вы правы, люди начали преодолевать страх и преодолевать страх, конечно, легче всего в коллективном действиях. Именно так происходит рождение политической нации, потому что нация куется при давлении: «Тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат».
Начинает определяться ядро национального строительства — это активисты которые начинают объединяться и создают цепочки солидарности уже по всей России. Это принципиально важно – выйти за рамки региональной солидарности. О важности этого я сам много раз говорил и пытаюсь с помощью товарищей организовывать акции гражданской солидарности в общенациональном масштабе, и это будет усиливаться.
Но толчок даст именно власть, она предпримет шаги, которые нас вынудят...я подчеркну: не наши с вами действия гражданских активистов, а именно действия власти вынудят людей выйти на улицы и противостоять. Это может оказаться в прямом смысле слова вопрос жизни и смерти. Я в данном случае не использую метафор.

– Тут выяснилось, что силовиков, которые фабриковали дело против Ивана Голунова, потихоньку начинают брать на работу в самые разные места. Один устроился в качестве начальника охраны в алкогольную торговую сеть «Красное и белое». Другого скоро возьмут обратно на работу в МВД. Это такой вот получается сигнал силовикам, что делайте все, что угодно и вам ничего не будет?

– Да, это сигнал силовикам. Я могу сказать, что во время московских протестов бойцов Росгвардии именно так и инструктировали: "Вы можете бить, как хотите, не убивать, конечно, вам за это ничего не будет". И власть выполняет свое обещание. У нас две максимы отношения власти и правоохранительной машины: "органы у нас никогда не ошибаются" и "граждане сами всегда во всем виноваты". И это способ сохранить лояльность машины по отношению к власти. Хотя, на самом деле эта лояльность будет разрушаться, поскольку там работают такие же люди, как и мы с вами, и они совсем не закоренели во зле. По крайней мере, по полиции я могу это точно сказать, им всё это категорически не нравится, и они думают о возможных последствиях, в том числе о последствиях массового противостояния, которое может для них завершиться не лучшим образом.
Я не очень верю в лояльность силовой машины: несмотря ни на что, в случае массового конфликта и острого политического кризиса эта машина пойдет очень сильными трещинами и рассыпется.
Еще раз повторю, она никогда не перейдет на сторону народа, вот так, знаете, легально, публично, гласно, но она просто перестанет выполнять распоряжение вышестоящих властей. Для этого надо, чтобы массовое давление достигло определённого уровня, это касается и численности, и динамики.

– А в какой форме? Вы говорите, массовое давление, давайте посмотрим: давление же было перед тем, как Голунова отпустили. Было серьезное давление, очень много людей вышли на улицу, было мощное, серьезное давление. Значит, Голунова выпустили, эта система выплюнула его, но при этом те, кто подбрасывали ему наркотики, – все эти люди на свободе.

– Я объясню. Во-первых, давление, которое продолжается, скажем, в Москве, может легко продолжаться не днями, а неделями, я подчеркиваю, неделями. И тогда машина правоохранительная не выдержит, она рассыпется на третий-четвертый день. У нее на самом деле не хватает людей для того, чтобы купировать московские протесты, которые носили абсолютно вегетарианский характер. В Москву привезли ОМОН со всей европейской части России, захватили часть Урала, понимаете?

Я подчеркну, не действия гражданских активистов выведут людей. Смысл деятельности гражданских активистов в том, чтобы придать некую осознанность, но именно власть вытолкнет людей на улицы, понимаете? Это очень важно ощущать, не мы с вами этого добьемся. Всегда насилие, политические кризисы провоцировались властью, и в этот раз исключения не будет.

Мэрия уже второй месяц не согласовывает ни одну заявку ни на одну акцию.

–  Кто мешает организовать одиночные пикеты, на которые люди выйдут? Вот сейчас на "метропикеты" вышло около пятисот человек. Кто мешает организовать пикеты, на которые выйдут пятнадцать тысяч человек? Вы представляете себе пикет, который стоит, люди через пятьдесят метров по Бульварному и Садовому Кольцу? И это не митинг, для этого не требуется никаких разрешений. Понимаете? Вопрос в том, чтобы выбрать организационную форму и распространить ее. Так что не надо идти по проторённому пути, надо искать новые пути. И эти пути могут оказаться гораздо более эффективными по части массовой мобилизации. Люди выходят в одиночные пикеты и охотно выходят, потому что риск ниже, но давайте одиночные пикеты сделаем фактически массовыми.

Один из "метропикетов" - акции, которая проходит у 50 станций метро каждую пятницу с 17 до 20:00. / Фото: Телеграм-канал #метропикет
– Кстати, мама Анны Павликовой (дело "Нового величия") и мама Даниила Конона ("московское дело") объявили голодовку вчера.

– Да, я знаю. Но это последний аргумент, как и у Александра Шестуна, который держит сухую голодовку уже несколько дней, его хотят, похоже, умертвить, его толкают к смерти, его даже под домашний арест не отпускают. Вчера было судебное заседание, ему продлили срок заключения под стражей до марта. Ну да, власть таким образом себя ведет, что не оставляет людям другого выхода кроме как ставить на кон свою жизнь, это оказывается последний аргумент.

– Какая же все-таки, на Ваш взгляд, перспектива у этой затухшей волны политических гражданских протестов? 

– Я еще раз повторю, в России ужесточается режим, это реальность. Я в начале говорил, что режим готовится к введению чрезвычайного положения. Готовится он не просто так, не с бухты-барахты, у него есть причины к этому готовиться, эти же причины выведут людей на улицу. Потому что выходов может не остаться. Как поведут себя люди - никто не знает. И мы с вами этого не знаем. Мы даже не знаем, как мы с вами поведём, оказавшись в такой ситуации. Но к этому надо хотя бы морально-психологически готовиться. И использовать те формы активности, которые сейчас мы можем использовать, и которые для людей приемлемы.

Перелом произойдет тогда, когда выдавят на улицу несознательные массы. Тех, кто хотел отсидеться. Их выдавят. Но не мы с вами их выведем на улицу, не надо строить на сей счёт иллюзий. Их выведет, выдавит на улицу сама власть.

– Вы имеете в виду какую-то аффектацию уже больших народных масс? 

– Да, наверное. Естественно, у них будет авангард. У них будет авангард, как во время больших стихийных социальных процессов, находится группа, пытающаяся придать осмысленность действиям толпы. Вот к этому, наверное, надо готовиться. К тому, что ситуация будет развиваться совершенно непредсказуемым образом, и, главное, внезапно. Главное - внезапно. Вчера всё было гладко, тихо. Казалось, что так будет если не века, то десятилетия. Хотя на самом деле этого ощущения нет - ведь в России растет ощущение тревоги. Если вы поговорите с социологами, они вам расскажут, что один из главных страхов, если не главный страх женщин в русской провинции - это страх войны.

– Лишь бы не было войны... А вам не кажется, Валерий Дмитриевич, что вот такой упор и всепрощение силовиков - оно может иметь неожиданный эффект для власти, потому, что они могут просто банально “распуститься” и почувствовать, что им можно всё.

–  Они совершенно распустились. ФСБ совершенно свободна в своих действиях. Её никто приструнить не может. Она делится на конкурирующие кланы, да. Их насчитывают 6, этих кланов. Они ведут между собой борьбу, они могут объединиться. И никто не в состоянии приструнить. Но они управляют Россией, понимаете? В оперативном режиме - они управляют. Потому, что Владимир Владимирович, он сосредоточен на внешней политике. Его Украина занимает больше, чем Россия.

Глава WADA сэр Крэйг Риди (по центру) / Фото: Getty Images
– Вот как вы думаете, то, что приняла такое решение о недопуске тотальном наших спортсменов, оно как-то подорвало планы по отвлечению граждан от плохой жизни, от ухудшающихся всё время условий?

– Да нет, это ничего не подорвало, потому, что Кремль это знал, к этому готовился. Он будет сейчас вести работу по смягчению последствий этого решения, если действительно удастся смягчить. Может быть не принципиально, но тем не менее, заметно. Потому, что есть дружественные России или Кремлю, не безвозмездно дружественные национальные олимпийские комитеты. Можно вести работу в Федерации по отдельным видам спорта. Эта работа будет вестись, поверьте. Так что отчасти эти последствия будут компенсированы и смягчены - это первое. Второе: конечно, вся эта история будет использована пропагандистской машиной. Проблема в том, что эта пропаганда уже всё менее эффективна, это мы с вами знаем. Ещё первый раз, первый недопуск можно было списать на происки Запада. Сейчас это будет, мне кажется, гораздо сложнее.

– Собственно, чем отвлекать людей - то? 

– Людей будут отвлекать… Это хороший вопрос, я не исключаю, что найдут новый аспект, связанный с Украиной. И, возможно, появятся аспекты в информационной повестке, связанные с Прибалтикой. Вот на это я бы обратил особое внимание.

– Прибалтика - страна НАТО, там посложнее немножко будет.

– Я бы обратил внимание, что изменится дискурс пропагандистский машины, появятся в нем новые акценты, связанные с Прибалтикой. В военно-политическом отношении это очень плохой признак.

– То есть, даже не Белоруссии, не присоединение Белоруссии? 

– Белоруссия - это не настолько лакомая, и главное, значимая по своим последствиям мишень. 

– Да, вот если мы по поводу Белоруссии заговорили, как-то всё-таки хотелось бы понять: было анонсировано усиление интеграции, все уже приготовились. И тут Лукашенко вылетает в Сочи, при этом в Минске проходят манифестации против интеграции, рвут портреты Путина. Что ждать, на ваш взгляд, дальше?

– Лукашенко очень надоел. Он очень надоел, и с точки зрения Москвы, он - препятствие на пути интеграции двух стран. Может быть даже, ключевое препятствие. Поэтому посмотрим, как Москва с этим препятствием поступит. Но не то, чтобы он против интеграции, ему же выхода особо не оставляют. Насколько я знаю, альтернатива сформулирована следующая, точнее, не альтернатива, а дилемма: "Интеграция будет с тобой или без тебя, Александр Григорьевич".

А.Лукашенко и В.Путин в Сочи / Фото: kremlin.ru
– Ну то есть, альтернативы никакой нет, если мы говорим о транзите власти в России?

– Сейчас говорить о транзите, потому что, то, что будет происходить в будущем году, все стройные планы порушит. Все стройные планы. Я думаю, и наши с вами тоже.

– Тогда я так задам вопрос: Путин останется в политике после 24 года?

– Он исчезнет из политики до 24 года. Мы переживаем с вами сейчас последний относительно спокойный год жизни.

– Последний относительно спокойный год жизни?

– Это мы сейчас говорим: ужасы, аресты, но это относительно спокойный год жизни. А потом 2019 год будет восприниматься именно таким образом, спустя несколько лет. Когда мы пройдем через все, что нам предстоит.

– Понятно. "Весело и страшно", Валерий Дмитриевич?

– Я тоже характеризую будущее как “Будет весело и страшно”. Но точно не скучно. Нам с вами скучно не будет.  Но я могу повторить ещё раз: вот этот год, видимо, последний относительно спокойный год. Надо наслаждаться.

– С наступающим Новым годом вас! Спасибо за интервью.

– Всего доброго, до свидания!

Беседовали Варвара Грязнова и Юрий Иванов.
Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

Раз уж Вы здесь...
Если бы каждый, кто прочёл наш материал, поддержал нас посильным переводом - это уже сделало бы будущее нашего проекта намного более надёжным.

Даже абсолютно посильными 100 рублями Вы поможете "Московскому активисту" жить и работать для Вас - и это займёт буквально минуту. Заранее благодарим Вас!



Карта Сбербанка: 4817 7601 2459 7026