суббота, 23 мая 2020 г.

История болезни муниципального депутата Александра Пищальникова



Александр Пищальников, муниципальный депутат из Тропарёво-Никулино рассказал, как почти месяц пролежал в больнице с коронавирусной инфекцией. Приводим его рассказ полностью.
Четыре дня назад я вернулся домой из больницы, где провёл две недели. Да-да, по случаю того самого. А до того болел с высокой температурой одиннадцать дней дома. В общем, без малого месяц провёл в борьбе с ковидом. Победил. Но не без напряжения.
Я не писал об этом открыто до сих пор, потому что понимал, что это вызовет волну тревоги за меня, и мне просто не под силу будет всем отвечать на сочувствия. Да и не хотелось беспокоить.
Поскольку я благополучно сменил вид из окна с больничного на домашний (прекрасны оба), могу поделиться впечатлениями об этом моём нетривиальном опыте. Или уже тривиальном? Довольно много знакомых уже попало в эту историю.

Заболел, хотя очень строго соблюдал все санитарно-гигиенические меры. Но всё-таки выходил из дома. Кабы не выходил — думаю, остался бы здоров. Предполагаю, что меня заразил уборщик нашего дома. За четыре дня до первых симптомов я, возвращаясь из магазина, решил пробежаться по лестнице к себе на девятый этаж. Между вторым и третьим этажом на полу лежал уборщик. Я окликнул его, стоя на три ступеньки выше, он проснулся, сел и… и хорошо дыхнул на меня смрадом своей утробы. Он явно был нездоров. И я, хоть и стоял метрах в двух, явно подышал тем, что он выдохнул. Но может быть, я заразился и иначе, точно это не установить.

Очень понятен трудный выбор стратегии массового лечения: стараются не госпитализировать, пока не станет худо. Конечно, при безграничном числе оборудованных кислородом больничных коек лучше бы госпитализировать при лёгкой форме пневмонии и не доводить до тяжёлой. Но при такой массовости заболевания очень быстро не стало бы хватать коек, в том числе и тяжёлым больным.
По моему впечатлению, в целом в Москве медицинская система работает довольно чётко. Хотя и бардака хватает, мы все о нём читаем, на мою долю его почти не выпало. В общем, я бы не судил строго: чувствуется, что общая ситуация очень напряжённая.

Состояние на момент госпитализации, по данным обследований, было тяжёлое: сатурация (насыщение крови кислородом) 85 при норме 95 и выше, на КТ 65—70% поражения лёгких (при первом КТ, за десять дней до того, было 25—35%, лёгкая форма пневмонии, оставили дома). Но субъективно я такой уж тяжести в этот момент не ощущал, была только лёгкая нехватка кислорода, как в горах. Тяжело было неделю перед госпитализацией дома: сначала высокая температура, тяжёлая мутная голова — как при гриппе, наверно, но гриппом я обычно не болею; потом добавилась дыхательная недостаточность, очень мешавшая спать, пока не подсказали спать на животе. После госпитализации очень быстро стало полностью комфортно. Как сказал один врач, я легко переношу тяжёлую форму благодаря молодому спортивному организму. Неплохо для 52 лет, правда? Но они там правда немного офигевали от того, как стремительно ко мне вернулась бодрость: на третий день в больнице уже была нормальная температура, на седьмой я стал заниматься ОФП — сначала слегка по полчаса, потом довольно интенсивно по часу.

Врачи в медучреждении, где я был, просто прекрасные: интеллигентные, приветливые, чётко знающие и охотно объясняющие, что делают. Огромное вам спасибо, дорогие Нарек Арамаисович, Игорь Владимирович, Елена Васильевна и другие, чьи имена я не смог записать. А также спасибо то ли доктору, то ли медсестре (не разобрал) Александре, своим весёлым задором очень поддержавшей меня морально в первой день в больнице (жаль, потом куда-то исчезла).
Медсёстры и санитарки тоже замечательные. Все строго в «скафандрах», у некоторых на груди фломастером написаны ФИО. Особенно заценил медсестру, у которой спереди было написано «Ирина», а на спине «Иришка, ёпт!».

Лечили дома и в стационаре, как во всём мире — антибиотиками и лекарствами совершенно иного профиля (малярия, СПИД), о которых возникло мнение, что они может быть немного помогают и от коронавируса. Врачи сами говорили, что плаквенил практически точно бесполезен, да и калетра вызывает вопросы. Эти экспериментальные препараты дали мне осложнения на печень, поэтому их довольно быстро отменили. Действительно большое облегчение я практически сразу испытал от шланга с кислородом. Это не ИВЛ, из-под которых выбираются живыми не все, а просто шланг с маской или «канюлями» (маленькие трубочки в ноздри), из которого под напором поступает кислород. Первые дни был с этим шлангом круглые сутки, потом час с ним, час без, потом почти без него и под конец совсем без.

В больнице отлично кормили! Это теперь норма? Мне не с чем сравнить, предыдущий раз я ел в больнице в шесть лет.

Довольно идиотски выглядит система контроля, особенно «Социальный мониторинг». Впрочем, я не был к нему подключён ни до больницы, ни после: сообщил, что не в состоянии поставить приложение на свой телефон, а казённое устройство, похоже, привозят нескоро. Пока не привезли, ну и отлично.
После больницы, уже с двумя отрицательными анализами на ковид, почему-то попадаешь не на свободу, а на двухнедельный карантин дома. Где и пребываю. Хотя сейчас бы вовсю гулять, дышать, восстанавливать лёгкие.
Ну ничего, хожу по квартире, делаю дыхательные упражнения, машу руками и ногами, немножко отжимаюсь-подтягиваюсь, немножко луплю боксёрскую грушу. За время болезни я сбросил 13 кг, стал строен и прекрасен, но сбросил явно не только жир, мышцы надо восстанавливать вместе с лёгкими.
Поэтому сегодня на ужин у меня будет стейк.