среда, 29 июля 2020 г.

Татьяна Давидис: "Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга".


Татьяна Давидис написала у себя на фейсбуке о том, что в секс-скандалах последних дней не хватает точности терминологии, из-за чего посты о неуместном или просто субъективно неприятном флирте приравниваются к постам об уголовно наказуемом насилии, а "#Metoo" – как инструмент борьбы с неподобающим отношением к женщинам преимущественно в рабочей обстановке – низводится до средства публичной расправы с неугодными кому-либо мужчинами. Татьяна предлагает выработать в обществе новый понятийный аппарат, чтобы люди могли точнее трактовать намерения друг друга и осознавать границы допустимого поведения.
Разные сексуально-этические скандалы и дискуссии последнего времени привели меня к мысли, насколько важны понятия. Не те, по которым живут в криминальном мире, а те, которые определяют для нас предметы и явления, благодаря которым мы понимаем, что кот – это кот, а любовь – это любовь. Но с любовью уже намного сложнее, чем с котом, правда? Опыт тысяч поколений не помог справиться с понятием любви и зафиксировать его раз и на всегда. Но у нашего поколения проблема почему-то не с любовью, а с насилием. 

Мы никак не можем дать чёткое определение этому понятию. Когда возникает разговор о насилии, модном «харассменте» и вообще мало кому понятном «абьюзе», то и дело читаешь – «это понятие гораздо шире!». Так всякий раз поправляют друг друга собеседники – «Вы не понимаете – это понятие шире, чем вы думаете». Но как бы широко ни было понятие, у него должны быть чёткие границы. Иначе понятие перестаёт существовать в принципе, теряет смысл и не выполняет свою роль. 

Если насилием называть и избиение, и секс по принуждению, и шлепок по попе, и неуместное объятие, и просто предложение секса, даже настойчивое, то понятие «насилие» теряет смысл. Это слишком разные ситуации, имеющие разные последствия, чтобы объединять их в одно. То же касается и харассмента и абьюза: два раза подмигнул – харассмент? А три? А если причмокивал? А на работе? 

Пока мы не договоримся о понятиях, мы не поймём друг друга. И это должна быть действительно общая договорённость, общественный консенсус, выраженный или в законе или в сложившихся этических нормах. Иначе же выходит полная ерунда. 

Особенно неприятным выглядит предложение ориентироваться не на факт насилия/харассмента/абьюза, а на чувства, которые испытала жертва какого-то действия. Ну это уж вообще ни в какие ворота! 

О себе могу сказать, что одни и те же, казалось бы, действия, производимые разными субъектами, порождали во мне совершенно разные чувства. От руки, в первый раз положенной на талию, я могла испытать чувство счастья, радости и любви, и бабочки в животе – ура, этот клёвый чувак будет моим! А могла возмущение и гадливость – как этот старый потный чувак мог подумать, что я могу быть с ним? И что? Почему кто-то должен отвечать за мои чувства, которые он никак не в состоянии контролировать? Тогда уж судите старого потного чувака за то, что он старый и потный. Даже точнее – за то, что мне он таким показался. Если вам не стыдно кого-то за это судить. Мне, вот, было бы стыдно. Поэтому я предпочитаю сама справляться со своими чувствами, не придавая им гипертрофированной ценности. Потому что, как ни парадоксально, это обесценивает и чувства. 

Если в одну линейку ставятся чувства тех, кто почувствовал ужас, отчаяние, разочарование, и тех, у кого просто испортилось настроение и было неприятно – это обесценивание. 

Мне кажется, когда в обществе больше и чаще говорят не о реально изнасилованных, преследуемых, уволенных с работы или запуганных, а о страданиях от дурацкого письма в личку, от неуместного объятия на мосту, от разочаровывающего свидания, общество не продвигается к решению проблем насилия и харассмента. 

Есть такое выражение «дое**ться до мышей». Вот сейчас что-то мышей стало больно много. И эти мыши разрушают действительно важное и нужно дело. Я знаю, многие говорят, что с понятиями у них всё норм, они точно знают, что такое это харассмент, и насилие, и абьюз. Но это не так, т.е. они, может, что-то там своё и знают. Но общественного консенсуса нет, нет определения проблемы. А если мы не можем определить проблему, мы не сможем её решить. Можем только с наслаждением мышей гонять, обсуждать интимные подробности и скандалы. Очевидно, на смену эмоциональным фанатам идеи должны прийти юристы с их чёткими и однозначными мерилами.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.