вторник, 18 июня 2019 г.

Валерий Соловей: «Готовность к мобилизации будет нарастать»

Фото: Михаил Терещенко, ТАСС
Московский активист: Валерий Дмитриевич, здравствуйте, пока эта тема не ушла, мы конечно же коснемся кейса Голунова. Не кажется ли вам, что условием его освобождения было заявление главного редактора "Медузы" и других видных журналистов относительно шествия 12 июня, что это было одним из условий скорейшего освобождения?

Валерий Соловей: Мне именно так и кажется, но, честно признаюсь, я не могу за это упрекнуть ни редактора "Медузы", ни тех людей, которые это заявление сделали. Они боролись за то, чтобы освободить своего сотрудника, они знали, что ему грозит. А вы знаете, что в лучшем случае речь шла бы об очень большом наказании. Совершенно естественно, необоснованном. И даже в самом наилучшем для него случае, я как как раз накануне его освобождения говорил с людьми из МВД, они мне сказали, что максимум, на что мы пойдем, это переквалифицировать статью, и дать ему условный срок. Об освобождении вообще речь не шла, понимаете, а вы представляете, что бы всему этому предшествовало? Длительный процесс, нахождение под домашним арестом, страдания его родных и близких, собаки, в конце концов, с которой хозяин не может погулять. К домашним животным же тоже надо с любовью относиться. Поэтому я ни в коей мере не могу их упрекнуть, и наверное, об этой части договоренности они сказать не могли. Поэтому мы и догадываемся. Ну придет время, когда они расскажут, если захотят. Но, с точки зрения властей, это было очень правильное решение, они очень удачно размыли протест. Могу с уверенностью сказать, что они боялись высокой протестной динамики.

Иван Голунов с собакой после закрытия уголовного дела 11 июня 2019 / Фото: Евгений Фельдман

 Валерий Дмитриевич, я правильно понимаю, давайте просто зафиксируем, что получается, Голунов находился в качестве заложника? 

— Я думаю, что ситуация в конце таким образом и сложилась, что он находился в качестве заложника, и власть обменяла его освобождение на снижение протестной динамики - и ей это удалось. И заслуживают всяческого, с моей точки зрения, уважения те люди, которые 12 июня всё-таки вышли на улицы. 

 Андрей Заякин из "Диссернета" обнаружил, что по России сорок тысяч уголовных дел и посадок с очень большой вероятностью связаны с тем, что наркотики подбросили и сфальсифицировали дело. Есть ли после "выпуска пара" по такой супер-резонансной теме шанс новых громких случаев, когда люди действительно наконец-то объединятся, и уже совсем-совсем не важно будет, что считают те или иные лидеры мнений - люди все равно выйдут на улицу?


Люди идут к бульвару 12 июня 2019 / Фото: "Ведомости"
 Я считаю, что шансы этого очень высоки и более того, это неизбежно. То, что мы сейчас наблюдаем - это формирование массовых новых прав. Это отчасти похоже на то, что происходило в 2011 году, ну 2012 мы не будем брать, там динамика уже была высокой. Что все-таки немалая группа людей готова выйти, несмотря на то, что динамику на это пытаются обрушить, несмотря на то, что на этих людей оказывают давление. То есть общество меняется буквально на глазах. Готовность к мобилизации гораздо больше, чем полгода назад. Гораздо больше. Она будет нарастать. Но для того, чтобы эта готовность во что-то действенное превратилась, надо практиковаться, то есть выходить на улицы. Готовность к риску вырастет, когда люди увидят что-то новое. Как только мы ощущаем, что нас несколько десятков тысяч, и более того, когда эти несколько десятков тысяч поведут себя чуть-чуть более организованно, а шансы на это есть, то есть появится какое-то организующее начало, то поведение этих людей будет иным. Не сразу, но постепенно, потребуются такие три-четыре массовые акции, для того, чтобы люди начали себя иначе вести, и оборотная сторона - чтобы полиция их стала бояться.
Я говорю об этом вполне основательно: полиции, ОМОНа в Москве не много. И их вполне можно заставить держаться на расстоянии, по крайней мере, заставить их прекратить те зверства, которые они демонстрировали 12 июня.

 Ну было ощущение, что весь личный состав выгнали. 

— Только половину, список ОМОНа в Москве всего три тысячи человек. Но это и шоферы в том числе, канцелярские сотрудники, в действительности их не много, понимаете? И как только на улицы выходит двадцать пять - тридцать тысяч человек, которые готовы сопротивляться, у которых есть какое-то организующее начало, ситуация будет меняться.

Дивизия Дзержинского блокирует от протестующих здание ГУ МВД по г. Москве
 Валерий Дмитриевич, уже в день нашей трансляции у меня появилось следующее наблюдение: в частности на Страстном бульваре, я увидел, что люди знают, что их свинтят, но не боятся этого, они к этому готовы. Более того, я видел, как молодые ребята просто чётко становились в сцепку, чтобы друг друга схватить за руки и затруднить скажем так, вычленение кого-то из толпы. Так же делали и пожилые женщины. 

— Да, пожилые женщины были решительно настроены. Ситуация поменялась в головах, она меняется, и для того, чтобы вот это изменение в головах стало частью нашего поведения, должно пройти еще какое-то время. Некоторые процессы требуют времени для своего созревания. Но это время уже не бесконечно далеко. Я могу сказать, что в следующем уже году, не уверен, что в этом, но в следующем мы увидим новое политическое поведение.

 Это тот самый накопительный эффект, Валерий Дмитриевич, про который все говорят? 

 Наверное. Смотрите, всё это начинает оправдываться. Смотрите, мы с вами полгода назад говорили, год назад - да, накапливается раздражение, ненависть, начинает меняться сознание людей, причем очень быстро начинает меняться. С осени прошлого года, люди провели колоссальную эволюцию, именно политическую. И вот мне пишут из Туапсе: "Раньше у нас на пляже продавали футболки с Путиным, они были довольно популярны, а в этом году - не продают. Это казалось бы, забавное наблюдении, но оно мне кажется, наиболее точным индикатором, чем социология. Потому что это классика маркетинга: не продают то, что не пользуется спросом. Эти мелкие торговцы прекрасно чувствуют настроение общества, настроение людей, которые приезжают, а в Анапу приезжают не самые бедные люди, потому что отдыхать на Черноморском побережье дороже, чем в Турции.

Всё больше многотысячных акций проходит в городах Архангельской области и республики Коми: акция в Северодвинске 16 июня 2019 / Фото: Северо-Запад МБХ-Медиа
 В связи с этим вопрос, вот смотрите, власть мониторит ситуацию, она себе отдает отчет. Но почему при этом продолжается вот такое неумное наступлении на кошельки и на права людей? Я имею в виду повышение пенсионного возраста, НДС, на этом фоне какие-то совершенно дичайшие истории с точечной застройкой во дворах, понятно, что они коррупционные, понятно, что там, какие-то мошеннические истории с межеванием, потом вот эти все свалки — тоже коррупционные истории. Почему как-то они не хотят немножечко притормозить? Они же понимают, что люди неизбежно будут выходить на улицы, потому что дальше просто некуда?

— Вот вы сами произнесли ключевое слово - неумные. Чего же вы хотите от неумных и жадных людей? Вот два фактора ими и движет: отсутствие способности стратегически мыслить, а второе - это жадность. Они понимают, что дело идет к концу, надо вот сейчас нахапать как можно больше. Это сейчас характерная психология, характерная черта значительной части отечественных чиновников - по крайней мере тех, от кого зависит решение экономических вопросов. И третье - у них есть опыт, они привыкли к тому, что люди не сопротивляются. Помните, мы с вами обсуждали это несколько раз? Они идут опытным путем. И когда они натолкнутся на сопротивление, которое окажется очень действенным и необратимым, то грань будет превзойдена, нарушена, назад, как выяснится, отыграть уже будет невозможно. Те люди, которых мы сейчас предупреждаем приватно или публично, как сейчас, они будут бегать в ужасе. И уже ничего не удастся сделать. Даже сейчас, я знаю, полтора месяца назад, впервые мне об этом сказали высокопоставленные чиновники, что "дело идет к катастрофе". Год назад ничего подобного они не говорили, но полтора месяца назад они сказали: "Мы чувствуем, но ничего сделать не можем". 

 Ну как ничего, вот как раз в пятницу вечером, после окончания рабочего дня, появилось шикарное письмо в соцсетях. Пишет окружной начальник Центра по борьбе с экстремизмом МВД, из северо-западного округа. Пишет он главе управы района Северное Тушино: мол, вы знаете, сейчас ездят по всей Москве разные смутьяны, занимаются пропагандистской обработкой жителей и дестабилизацией. 
Дословно он написал так: "различные политические и общественные объединения, оппозиционные группы граждан осуществляют действия пропагандистского характера, направленные на привлечение внимания жителей к проблемам благоустройства и реновации в местах их проживания", — то есть обсуждение москвичами некачественного благоустройства и распила уже приравнивают к экстремизму.


Текст обращения из ЦПЭ к главе управы (слева) и фрагмент депутатского запроса независимых муниципальных депутатов района Северное Тушино (справа).
 Что вы хотите, есть такая замечательная русская поговорка: "Дураков не сеют и не пашут. Они сами родятся". Надо же этим людям доказывать и оправдывать собственное существование? Они же не могут сказать, что виноваты московские власти с их хищнической и бездумной и безумной политикой разграбления всех ресурсов, которые в этом городе есть. А здесь немалые ресурсы. И насилие над москвичами, поскольку всем властям на москвичей и на их мнение совершенно наплевать.

 А, может, это просто планомерная работа, Валерий Дмитриевич? 

 Если бы это было так! Это напоминает советский анекдот: "К семидесятилетию октябрьской революции наградить посмертно Николая II орденом Ленина за формирование революционной ситуации". Я вижу людей, которые интенсивно формируют эту ситуацию, но делают они это ненамеренно, я это совершенно точно знаю. Делают они это по глупости, жадности или потому что им уже на все наплевать. Потому что главное - им направить начальству отчет, чтобы их не тронули, и решать свои в основном, коммерческие задачи. Та информация, которая направляется в федеральный центр из регионов, которая идет в Кремль, она искажена, она лжива, она не соответствует действительности ни по одному из каналов. То есть направляется только то, что соответствует картине мира людей, принимающих решение. 

 Ну нам показалось, что уже более года власти ловят во дворах локальных активистов и почему-то напропалую шьют им "митинговые" статьи. Кажется, что это почерк "эшников". То есть с чего бы вдруг жителю, задержанному во дворе, вменять митинг? Или дворнику, который пришел бороться за свои трудовые права против кражи своей зарплаты, - тоже пишут, что он якобы на митинг вышел. 

 Методы работы спецслужб с политическими активистами перекочевывают сейчас на районных активистов, которые решают свои локальные проблемы. Второе, эти методы получают поощрение со стороны их собственных начальников, со стороны центральной власти, поскольку принято стратегическое решение о проведении "жесткого курса". Поэтому не надо обольщаться по делу Голунова, курс будет жесткий. Будут реагировать на выступления смутьянов, "подстрекаемых западом", как и "подобает". Просто это становится сложно, поскольку очень трудно обвинить жителя Чемодановки, жителей Урдомы, Архангельской области в целом, жителей Сыктывкара, что их подстрекает запад или Навальный.

 Ну вот в Северодвинске был митинг и там уже поют песни, которые имеют корни вообще в каталонском восстании - "Стены рухнут". Вдруг и правда подстрекают? Мало ли. 


Лагерь защитников Шиеса
 И поют песни отечественной войны, то есть вот эта вот милитаризация сознания, которой власть добивалась, она в каком-то смысле достигла эффекта, вот этот эффект оказался прямо противоположен ее надеждам. Люди воспринимают это как борьбу, священную борьбу за свое право жить на собственной земле. Поэтому по ситуации морально-психологической очень меняется, меняется стремительно, мы же видим как меняется поведение. Потому что все эти конфликты могли бы быть и раньше. Но сейчас они начинают укладываться в один тренд. И поверьте, этих конфликтов будет становиться все больше и больше.

Это оборотная сторона власти, которую пытались построить, но так и не построили. Путин сам признавал хотя во время своих прямых линий, он говорил: "В России президент отвечает за всё". Ну тогда надо отвечать и за мусорные свалки, и за некомпетентность и жадность местных властей, за то, что нигде нет порядка.

Это была государственная идеология, в которой Россия жила почти двадцать лет, и сейчас ответственность наконец перемещается на него. 

Могу сказать, что чиновники очень рады, они пожимают плечами: "А что вы к нам приходите? Вот туда". В регионах говорят: "А вы в Москву давайте, пишите, обращайтесь". Поэтому я могу сказать, что уже в следующем году, не в первой половине, а во второй, ближе к концу, мы увидим, что региональные власти будут подсуживать местным протестующим, чтобы таким образом оказывать давление на Москву. Вот, что мы наблюдали на рубеже восьмидесятых-девяностых годов, в 1991 совершенно точно, и то, что мы наблюдали в конце девяностых годов. И это практика, которая повторится, в этом не будет ничего, лично для меня, неожиданного. Все вещи когда-то уже случались. Просто история достигла их второй раз. Мы сейчас находимся фигурально в конце 1989 года. По ощущениям.

 Валерий Дмитриевич, тут я с большим удивлением прочел статью на радио Свобода, она вышла в марте этого года. В ней некая осведомительница Госнаркоконтроля, зовут ее Ульяна Хмелёва, рассказывает о том, как она помогала спецслужбам контролировать наркотрафик, ее в итоге посадили, как водится, на 14 лет, если не ошибаюсь. Так вот там опубликована сенсационная информация. Хмелева рассказывает, что в начале 2000-х с помощью Госнаркоконтроля вела оперативную разработку Андрея Щирова, который, как мы знаем, руководил операцией по задержанию Ивана Голунова, на тот момент он работал начальником ОРЧ-3 УВД по ЗАО. Так вот, она рассказывает, что еще в 2003-2004 годах его ловил Госнаркоконтроль со 170 килограммами героина. У меня вопрос: как этот человек после всего этого смог возглавить управление по борьбе с оборотом наркотиков УВД ЗАО? 


Предполагаемые фото полковника А.Щирова, по версии твиттера "Муниципальный сканер"
 Ну из этого следует, что это очень надежный, проверенный кадр с большим состоянием. Поэтому и стал возглавлять. Как это всё делается в современной России? Одним и тем же образом, к великому сожалению. Или если хотите, вспомните эту старую советскую шутку: что охраняем, то и имеем. Вот они борются с наркоторговлей, известно, что борцы с наркоторговлей - это основная крыша наркоторговцев. Не все, но по крайней мере значительная часть.

 Фраза о том, что участники дела Голунова мстили обществу 12 июня, в этом контексте приобретает несколько зловещий оттенок. Понятно, что Щиров - это исполнитель, что его "крыша" - это люди в генеральских погонах и не только в МВД...

— Совсем не в МВД, это нерушимый блок чекистов и полицаев, в данном случае. И указания давали не его начальники. Собственно, проверка внутренняя это уже выяснила, есть результаты внутренней проверки. Они не обнародованы и до общественности они будут, видимо, донесены в ином виде. Но уже известно, что Щирову давали указания не его начальники. А к нему обращались с "дружеской просьбой" люди из других служб. И он охотно на эту просьбу откликнулся. Тем более зная, что те документы, компромат, который предоставляется из этой службы, всегда судом принимаются как "убедительные". То есть можно сказать, что Голунов был обречен, если бы не такая спонтанная, очень сильная общественная реакция. Не только журналистская, но именно общественная реакция. А что касается ведомства в целом, могу сказать так, что по оценкам людей, которые там работают, всех офицеров в звании старше подполковника можно увольнять автоматически. Тех, кто ниже, еще можно переаттестовать, с ними можно иметь дело, а вот всех, кто выше званием - должны быть автоматически уволены. И все российские судьи заменены на других.

 Ну это уже давно назрело. К сожалению, это носители контркультуры. 

 Вся система выглядит именно таким образом: увольнять придется поголовно, тотально, на сто процентов. Это оценки самих силовиков, они вот так оценивают.

 Мне просто, как человеку с юридическим образованием, очень тяжело годами смотреть на всё это. Меня крайне демотивировало, когда в середине своего обучения я увидела "дело ЮКОСа", и оказалось, что красноречие, умение оперировать законом, не ценится в адвокатской работе, потому что захотят - придумают всё, что угодно, протащат как угодно и всё. Право и процесс растоптали. Об этом периодически сейчас снова и снова начинают говорить те или иные юристы. Вот сегодня, например, адвокат Михаил Беньяш тоже опять про это написал - что у нас "изнасилованное право" и "безумная судебная практика". Хорошо, конечно, что общество защитило Ивана Голунова, но есть абсурдные дела Леонида Волкова, которого постоянно отправляют под арест не только за одно и то же, но и в принципе за "деяние", совершенное не на территории России. Михаил пишет, что это не просто "пробитое дно", а новое свидетельство антиконституционности нынешних властей. И Роман Удот в таком же положении. И Льву Пономареву очередной штраф 400 тысяч как раз накануне выписывали. Анастасия Шевченко, в конце концов, новые и новые фигуранты из "Открытой России". 

 Десятки и сотни людей с искалеченными судьбами, конечно. Такой суд не имеет права на существование. Надо отдавать себе в этом отчет и готовиться к тотальной замене. У нас достаточно юристов, и приход этих юристов, пусть не квалифицированных, пусть вчерашних выпускников юрфаков будет гораздо лучше, чем оставить на должностях этих людей. Их и людьми уже сложно назвать.

 Согласна, уж лучше это будет идеалист со студенческой скамьи, который еще помнит "как надо" и "как должно быть". 

 Он не нанесет такого вреда, он не будет развращать и разлагать общество, как те люди, которые надевают судейские мантии и творят беззаконие.

Губернатор И.Белозерцев в Чемодановке / Кадр из видео
 Я хотел бы перейти к вопросу про пензенского губернатора, потому что это какое-то новое слово. Про Чемодановку мы с вами начали говорить вскользь, вы наверное, тоже слышали, что их "американцы засылают", и якобы "на американские деньги здесь люди работают, которые распространяют фейковую информацию". Я просто не понимаю, почему...

 Это как раз яркое воплощение российской кадровой политики. Нам надо преданных, а начинают с них спрашивать как с умных - с преданных идиотов.

 "Сказочный губернатор" его уже прозвали. 

— Как бы его не прозвали, здесь важна субстанциальная характеристика - это идиотизм. Понимаете, он искренне так думает. Это не желание выслужиться, он искренне в этом уверен. И эту информацию ему представили местные чекисты. Поголовно эти губернаторы так делают, это их стиль. Если что-то происходит, то это заговор, это враги, и конечно же враги извне. Это паранойя, ну а что вы хотите, если страной управляют разведчики, для которых паранойя - это профессиональная деформация. Этот стиль мышления проецируется сверху вниз.

 "Недруги за бугром", н-да. И эти люди же получают зарплату из наших налогов, это больше всего удручает. 

 Они это называют "казной государства", для них существует отдельное государство. Это "самодовлеющая сущность", которое выжимает все соки из податного населения. У них же представление об обществе и государстве относится к началу восемнадцатого века, к Петру I, который вёл себя в России, как в оккупированной стране. И они ведут себя как в оккупированной стране. Это даже видно по всем их действиям.

 И называют это традицией. 

 Только оккупант может строить мусорные полигоны там, где их строить нельзя, рядом с населенными пунктами, зная, что это приведет к резкому на порядок росту раковых заболеваний.

 Да не говоря о том, что технологии строительства еще те. 



— Да, это точно. Разве может нормальный человек, живущий в России и чуть-чуть любящий свою страну, делать такое? Нет, конечно. Они ведут себя как оккупанты в полном смысле слова. Если хотите фантастическую гипотезу - помните, был такой фильм "Чужие среди нас"? Надеваешь волшебные очки и видишь, что это вокруг, оказывается, не люди, а рептилоиды. Наши элиты - это такие вот рептилоиды с планеты Нибиру.

 Понятно, ну давайте от рептилоидов всё-таки перенесёмся в настоящую политику, которая у нас тут разворачивается в Москве, летом. Вот прямо сейчас, в эти дни, в эти минуты, независимые кандидаты в Мосгордуму пытаются собрать подписи для того, чтобы уже окончательно выдвинуться на этих выборах. Как вы оцениваете вероятность, что им удастся собрать подписи, а если удастся собрать - что их все-таки зарегистрируют? 

 Я оцениваю вероятность сбора подписей некоторых кандидатов как очень высокую. Я просто знаю, как они работают. Я знаю, что они очень самоотверженные и технологичны. Но из этого ровным счетом ничего не следует, к сожалению, то есть не следует, что их зарегистрируют, и скорее всего, будут вставляться всевозможные палки в колеса для того, чтобы не допустить к выборам. Московская мэрия получает от администрации президента карт-бланш на проведение выборов и соответственно, решение вопроса, допускать до участия к выборам или не допускать. Московская мэрия живет страхами 2013 года. Она боится. Да, это Мосгордума, это не мэрские выборы, но она очень боится чего-то неожиданного, спонтанного, и хочет избежать всяческих рисков.

 Ну допустим, там уже есть депутат Шувалова, которая в единственном лице всегда задает неудобные вопросы инертным единороссам, мэру. Что такого, с точки зрения властей, если будет условно, пять, шесть, десять этих независимых депутатов из сорока пяти? 

— Чисто политически это бы ничего не изменило. Но в пропагандистском и информационном, морально-психологическом плане могло бы изменить. Если бы это было 5 настырных депутатов, они бы могли парализовать всю работу. И вызвать, если бы они действовали скоординированно, рост общественного недовольства.

 То есть по аналогии с результатами муниципальных выборов, да? Когда даже относительно небольшое количество районов, где власть взяли оппозиционеры, стало неудобно для тихой привычной антинародной "работы" единороссов?

 Примерно да, потому что они всё равно трясутся. Депутатский статус - это еще и возможность требовать информацию. Там же очень много спящих полномочий, которые не используется. Политически, понимаете, это не поставило бы под сомнение монополию правящей партии, она бы сохранилась, но это бы дезорганизовало, или точнее, помешало бы работе чиновников, что для них крайне неприятно. Это одна сторона, и вторая - поскольку ситуация, как мы ее описывали, меняется, то вот эти пять-шесть недовольных, даже три-четыре депутата, могли бы стать центром сплочения и инициировать оппозиционную активность общегородского масштаба.

 Ну то есть москвичам стоит или не стоит подписываться за независимых кандидатов? 

 Конечно стоит, и тем более, что это совсем не сложно, и это хоть какое-то действие, хоть какое-то.

Центр сбора подписей за независимых кандидатов на Рождественском бульваре. Подробности
 Да, еще конечно, на фоне, естественно, выборов в Мосгордуму повысилось внимание к проблемам Высшей школы экономики, поскольку Валерия Касамара, проректор ВШЭ все еще пытается баллотироваться в округе, где идет Илья Яшин, это где Крансосельский район, и еще три соседних района. И просто уже идёт "Вышка-гейт": каждую неделю появляется примерно по две новости о злоупотреблениях во ВШЭ. Вылез этот скандал с увольнением преподавателей, которые занимаются изучением оппозиционной активности...

 Если говорить о преподах, важно то, что их аналитическая оценка действительности настолько идет вразрез с реляциями пропаганды, что даже банальное описание действительности сейчас выглядит политически опасно.

 Безусловно, да. И тут на днях выяснилось, что за счет университета существует какой-то "Центр по работе с местными сообществами" Института прикладных политических исследований ВШЭ, которым руководит сама В.Касамара. Люди эти на самом деле являют собой просто "команду Кузьминова", которая помогает ему на выборах. И делают они это за госсчет, за счет университета, а университет этот у нас уже государственный, он уже не частный некоторое время. И бывшие и действующие преподаватели и студенты уже тоже выразили протест против всего этого безобразия. То есть происходит сопряжение политической деятельности ректора и проректора с образовательным процессом, ограничения какие-то в образовательном процессе. 
Вопрос мой: Вышка - всё? Она скоро закроется, или превратится в Плешку? Напомню, Плехановская академия давно стала рассадником "Единой России", там уже много лет ректор занимается тем, что под угрозой незачетов и неудов отправляет студентов на всякие "путинги" или наблюдателями от ЕР.


Команда Кузьминова под видом "Центра по работе с местными сообществами" / Скриншот с сайта Вышки
— Здесь есть две стороны: то, что там сохранится преподавание экономики и профессиональных дисциплин по либеральным лекалам - у меня в этом нет никакого сомнения, поскольку там эти люди преобладают, они оказывают доминирующее воздействие, но если они не афишируют свои взгляды, это не означает, что они не либералы. Они либералы по своим взглядам и в своих подходах к экономике и к социально-политической жизни. Другое дело, что  роль флагмана или даже островка либеральной мысли в публичном пространстве Вышка, конечно потеряла, она от нее отказалась. Можно размышлять, спекулировать, почему это произошло, понятно, что это вследствие давления, и как всегда люди, которые этому давлению уступают, они говорят - ну главное, что мы хоть что-то сохраняем. А вы же знаете, благими намерениями дорога в ад вымощена. Тем более, могу сказать честно, что наши преподаватели, вы может слышали, это люди, мягко говоря, робкого десятка, это вообще характерно для всей российской университетской действительности, вообще, за редчайшим исключением. Вот я исключение. Сергей Медведев - исключение, Кынев - исключение, нас можно пересчитать в Москве на пальцах, может быть, даже одной руки, даже двух рук не надо. Способность сохранять чувство собственного достоинства, иметь собственную точку зрения и публично ее высказывать - это редчайшее качество, так что протестовать против административного произвола в академической среде некому.

 Да. Валерий Дмитриевич, а вот по поводу давления: информация появилась, что МГИМО не хочет продлевать с вами контракт, вот скажите, пожалуйста, подтверждается ли она?

 Давайте дождемся, когда университет публично об этом скажет, до этого у моего работодателя есть право комментировать это, не комментировать, потому что есть определенная профессиональная, корпоративная этика, которая состоит в том, что право первого комментария, высказывания позиции принадлежит работодателю, а я свою позицию обнародую в конце месяца, ждать не так долго, 10 дней, я скажу. Давайте подождем.

 Понятно, ну надеемся, МГИМО все таки не будет как Вышка. И все-таки там не будут увольнять хороших и смелых преподавателей, которые подают пример своим студентам. 

— Вы такого хорошего мнения о людях.

 Я хотела бы надеяться, но мы прекрасно помним, что в 2014 году выпускники, включая меня, уже устроили большой скандал, когда Андрея Зубова, историка, пытались уволить, в принципе, мы можем повторить, Валерий Дмитриевич, мы можем повторить. 

— Спасибо за Вашу готовность помочь, но честно говоря, я не уверен, что в этом есть смысл, я вам позже объясню почему, в этом нет никакого секрета, я потом просто объясню сразу для всех.

 Ну так или иначе, если никак не реагировать на это выпускникам, как минимум, а еще лучше и студентам, в итоге администрация университета так и будет думать, что это все сойдет с рук. Кажется, мы обсудили, всё, что хотели, Валерий Дмитриевич. Спасибо вам за замечательное интервью!

Беседовали Варвара Грязнова и Юрий Иванов.
Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.

Раз уж Вы здесь...
Если бы каждый, кто прочёл наш материал, поддержал нас посильным переводом - это уже сделало бы будущее нашего проекта намного более надёжным.

Даже абсолютно посильными 100 рублями Вы поможете "Московскому активисту" жить и работать для Вас - и это займёт буквально минуту. Заранее благодарим Вас!



Карта Сбербанка: 4817 7601 2459 7026