среда, 1 августа 2018 г.

Ограбление у шведского посольства

Муниципальный депутат из района Раменки Николай Бобринский приоткрыл дверь в капремонтный ад в своём районе. После прочтения его статьи становится понятно, зачем мэр Собянин подписал постановления о низведении подписи уполномоченного депутата на актах приёмки капремонта до "совещательного" уровня - очевидно, независимые муниципальные депутаты не дают принять некачественные и невыполненные работы и  "подзаработать" подрядчикам, а может быть, кому-то ещё.

Как я нашел 12 фальшивых актов приемки капремонта, и почему это важно для каждого москвича.


Это видео было снято в одной из квартир восьмого этажа дома 17/25 по Мосфильмовской утром 20 июля. Очень неприятная ситуация, не правда ли?


Этот большой, 12-подъездный дом напротив шведского посольства из-за неисправности водостока в июле заливало трижды.


И произошло это не по недосмотру управляющей компании, а из-за настоящего преступления.


Это акт приемки-внутреннего водостока этого дома. По нему водосток был полностью отремонтирован подрядчиком Фонда капитального ремонта ООО “СК САНРЭМ” и введен в эксплуатацию еще в прошлом октябре. В реальности он не доделан до сих пор, а результаты его эксплуатации текут с потолков квартир после каждого летнего ливня. Но это не помешало фонду капремонта полностью оплатить водосток и записать его цену в счет долга собственников квартир этого дома перед фондом.

Акт приемки подписали бывший начальник западного управления Фонда капитального ремонта Константин Устинов (уже уволился), заместитель руководителя Департамента капитального Михаил Лачинов, глава управы района Раменки Александр Осипов, начальник участка капитального ремонта ГБУ «Жилищник района Раменки» Сергей Павлов.

А вот я акт не подписывал, хотя в нем указана моя фамилия и стоит подпись. Но это подделка.

И не единственная. Всего за неполные 10 месяцев моего депутатства подделано не меньше 12 актов приемки работ по закрепленным за мной домам района Раменки. Вот коллаж из моих фальшивых подписей с этих актов:



В доме 17/25 по Мосфильмовской таких фальшивок девять (подвал, мусоропровод, водосток, вся система горячего и холодного водоснабжения, стояки отопления и канализации), два — по дому 33 по Мосфильмовской и одна — по дому 22 по улице Пырьева. И если в доме 22 подрядчик — то же ООО «СК САНРЭМ», то в доме 33 деньги по поддельным актам получило ГБУ «Жилищник Можайского района».

Всего по этим актам фонд заплатил подрядчикам 36 млн 362 тыс. руб., а если считать еще один акт — по фасаду дома 17/25, в котором подделана подпись моей коллеги по совету Раменок Ольги Симоновой (по ее собственным словам), то всего недобросовестные подрядчики получили по фальшивкам 57 млн 79 тыс. руб. И это не абстрактные бюджетные деньги, а взносы жителей этих домов, которые им теперь придется выплачивать десятителиями. Вот, например, “счет” фонда капремонта за тот самый водосток с сайта госуслуг Москвы:


Не только водосток, но и другие работы по фальшивым актам не выполнены. Разумеется, если бы все было сделано как следует, не нужно было ничего фальсифицировать. В этом письме, например, жилинспекция пишет, что стояки отопления в доме 17/25 вообще не менялись (а акт, тем не менее, подписан), а фасад и водосток отремонтированы с нарушениями.



И это только начало. Жители этого дома говорят, например, что фасад не мыли и не обрабатывали водоотталкивающим средством, а за эти работы подрядчик взял полную цену (около 5 млн руб.).

О подделках я узнал случайно. Целых полгода фонд держал меня в неведении о том, что большая часть работ по самому трудному моему дому (17/25 по Мосфильмовской) уже принята. В начале июня мне написал участник инициативной группы жителей и спросил, зачем я принял их канализацию. Я ответил, что никакой канализации не принимал, на что мне было сказано, что на портале «Наш город» размещен акт приемки с моей подписью. И действительно, фонд не постеснялся подкрепить ответ на жалобу фальшивым актом, в котором лишь аккуратно затёр суммы, видимо, чтобы не волновать лишний раз хозяев квартир, у которых канализацию не меняли.



После этого шокировавшего меня открытия (в первый раз сталкиваюсь с подобным преступлением) я запросил в фонде капремонта акты приемки по всем закрепленным за мной домам. Шесть актов мне выдали в оригинале, остальные найти пока не смогли, но дали заверенные копии и сканы. Когда я получил еще и акты КС-2 (с полным описанием сделанных работ и их стоимости) с отметками о поступлении в бухгалтерию фонда, картина преступления стала полной. Полиция на мое обращение по двум первым найденным мной фальшивкам до сих пор не отреагировала, поэтому вчера я подал заявление по всем подделкам и случаям мошенничества в следственный комитет.

Хозяева квартир дома 17/25 также намерены добиваться полного возврата их денег, выплаченных за несделанные работы. И кто-то — хоть фонд, хоть управа — должны привести в порядок их водосток, чтобы заливы больше не повторялись.

Иначе после следующего ливня людям останется только перекрывать Мосфильмовскую.

Проверить, какие работы по капремонту вашего дома уже сделаны и оплачены, очень легко: вся информация есть на порталах «Наш город» и «госуслуги Москвы». Я сделал небольшую инструкцию для поиска этих данных. Если ваш уполномоченный собственник или депутат не не принимали какую-то из систем дома либо стоимость работ выше той, что была указана в акте — пусть запросят этот акт в фонде, возможно там подделка.

Я прошу журналистов обратить внимание на эту историю. Моя ситуация — не уникальная. Мне известно еще о семи депутатах, чьи подписи на актах также были подделаны. Скорее всего, их больше. Кроме того, у меня есть документы, показывающие, как фонд капремонта пытался скрыть подделки и ввести в заблуждение жителей дома — своих клиентов.

Мораль этой истории проста. Если вы разобщены и не интересуетесь тем, что делают с вашей коллективной собственностью — скорее всего вас обворуют, а в худшем случае дом просто разберут и бросят. Воровство можно предотвратить лишь совместными усилиями.

Благодарю хозяев пострадавших квартир за видео заливов.

Источник

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook.