вторник, 31 января 2017 г.

Мила Серова: "Оплата за капремонт растворяется на транзитных счетах"

26.01.2017
Беседовали Варвара Грязнова и Юрий Иванов
Юрий Иванов: Первый вопрос, который мы хотели бы уточнить. Вы не раз и не два в интервью говорили, что в едином платежном документе вместо счета регионального оператора – Фонда капитального ремонта, проставлены транзитные счета. Вы могли бы подробнее об этом рассказать?
Мила Серова: По закону - 354-му постановлению Правительства РФ и согласно Жилищному кодексу РФ, мы должны платить исполнителю. Должны платить ему на расчетный счет. Так мы платим, например, за телефон – на расчетный счет МГТС, или отдельная платежка приходит нам за электричество – мы платим Мосэнергосбыту тоже на расчетный счет. И вот только что касается жилищно-коммунальных услуг и капитального ремонта, а также дополнительных услуг не жку-характера (антенна, запирающее устройство, а также радиооповещения) – вот на эти услуги нам приходят некие анонимные ЕПД, потому что там не указаны получатели наших денежных средств, а также не указаны их расчетные счета. Указан некий технический транзитный счет банка, и получается, что мы все деньги отправляем на транзитный счет банка. И куда потом деньги идут с транзитного счета – нам говорят: «Это не ваше собачье дело, у нас есть договорчики между собой УК, МФЦ и банком. И не ваше дело соваться». Договоры нам никто не даёт и не показывает, но наши партизаны все равно правдами-неправдами в судах или через депутатов эти договоры достают. И изучаем все эти схемки, по которым они пилят, или, как они говорят, «расщепляют» наши платежи.


Чем плохи эти транзитные счета? В принципе банки пользуются транзитными счетами. В каком случае? Если вы приходите в банк и не открывая там свой счет хотите сделать  какой-то платеж – все равно, за что, - вы передаете банку деньги в кассу, даете ему распоряжение, в своем распоряжении указываете расчетный счет организации, куда вы хотите перевести. И поскольку банк не может вот просто, деньги должны с какого-то счета уйти на расчетный счет, допустим, какой-то конторе, которой вы платите, то в этом случае банк делает проводку через свой транзитный счет. Они должны сделать эту проводку в течение одного рабочего дня, потому что в конце рабочего дня транзитные счета в 18:00 должны обнуляться.
ЮИ: Мила, а скажите, пожалуйста, чем это плохо? Это не соответствует закону, Жилищному кодексу РФ, насколько я понимаю?
МС: Нет, это не просто… Мало того, что это не соответствует Закону о национальной платежной системе РФ, это не соответствует многочисленным положениям ЦБ, не соответствует законам о ведении бухгалтерской отчетности и так далее.
Самая главная тут кроется в чем фишка-то? По их многосторонним договорам, которые заключают МФЦ города Москвы, банк и управляющая компания, с каждого нашего платежа, - и там есть особый пункт об этом, - с каждого нашего платежа, который попадает на транзитный счет, «отщепляется» 1% в пользу банка и НДС. Причем, по закону, плата за ЖКУ не должна облагаться никакими НДС-ами. Поэтому, когда мы платим напрямую на расчетный счет в управляющую компанию за ЖКУ, мы так и пишем, что эта плата без НДС.
ЮИ: Послушайте, Мила, я правильно вас понимаю, что помимо того, что это не совсем соответствует законодательству, тут еще и москвичи, получается, что переплачивают – они переплачивают 1% комиссии и 18% НДС, правильно? По процентам я правильно сказал?
МС: Да. Это не просто переплата, это грабеж. Потому что, если вы пришли в банк платить по ЕПД, вы уже заплатили банку какую-то комиссию. Плюс, когда ваши 100 рублей по ЕПД попадают на транзитный счет, без вашего ведома банк еще раз берет с вас 1% так называемой комиссии «за расщепление» и плюс еще без вашего ведома тырят НДС. В результате банк вместе с МФЦ автоматически делает вас должниками. Потому что с транзитного счета уже уйдет не 100 рублей для расчетов с ресурсоснабжающими организациями, а уйдет сумма за минусом 1% и НДС (18%).

Единый платежный документ из района Щукино
Первые пять цифр номера счёта говорят о том, что он транзитный

ВГ: То есть получается, что либо они делают должником, списывая эти комиссии, либо, может быть, они заранее договорились о том, что на самом деле тариф ниже, но в платежках показывают, что тариф выше – с этими комиссиями? По тем договорам, которые удавалось, как вы говорите, получить, там ничего нет о том, что они, например, взамен на указание транзитных счетов, с которого банк получает комиссию просто так, они сами не платят за банковское обслуживание своих расчетных счетов?
МС: Нет, там в этом договоре есть еще пункт о том, что еще и управляющая компания должна платить тоже определенный процент банку, да. Поэтому банк кормится и с УК, еще и с нас один процентик. Вот видите, как все банки, которые обслуживают вот эту вот систему – раньше это был «Банк Москвы», теперь это филиал «Центральный» Банка ВТБ, - теперь они все «в шоколаде».
Плюс еще поскольку образуются эти дырки – их надо как-то затыкать. Либо вам рисуют долговые ЕПД: то есть вы платите и платите, а вам приходят долговые ЕПД. Если вы приходите в ЕИРЦ или МФЦ и начинаете качать права, при вас тётечки в окошечке либо рвут эти долговые ЕПД и говорят: «Ой, вы знаете, это сбой в компьютере». Почему-то сбой в компьютере никогда не бывает в нашу пользу. Либо сбой в компьютере, либо они говорят «разберёмся» и так далее, но никаких перерасчетов никогда на моей практике еще не было.
ВГ: Следующий вопрос. Хотелось бы еще узнать по поводу капремонта. Мы знаем, что уже не первый год идут массовые фальсификации протоколов общих собраний собственников жилья, в которых должны утверждаться условия проведения капремонта. Вам, возможно, известно, какова в этом всём роль Фонда капитального ремонта?
МС: Ну вы знаете, Фонд капитального ремонта общие собрания не проводит. Потому что по законодательству, если собственники сами не провели общее собрание, то управы должны инициировать собрания. А управы поручают это либо ГКУ ИС района либо они поручают это управляющим компаниям. Поэтому всю эту липу начинают клепать либо управы, либо ГКУ ИС, либо управляющие компании. А фонд к этим липовым протоколам прямого отношения не имеет.
ВГ: То есть ФКР – это просто заказчик?
МС: Нет. Фонду просто нужно, чтобы денежки поступали и капали в общий котел, и чтобы у них были хоть какие-то бумажки, которыми они могли бы прикрыться.
Ну на самом деле я вам хочу сказать, что наши судебные баталии с ФКР в двух московских судах показали очень интересную картину: когда мы затребовали протоколы общего собрания о выборе способа накопления взносов на капремонт о том, что мы действительно выбрали «общий котел» - управы и ГКУ ИС побоялись приносить «липу», они вообще ничего не принесли. Когда ты их прижимаешь, - а поскольку статья 327 Уголовного кодекса РФ действует, по крайней мере должна действовать, - они понимают, что тот, кто принесет в суд «липу», тот и будет персонально отвечать за эту «липу».

Типичный капремонт. Лето 2016 года
ВГ: А как-то больше про этот механизм фальсификации собраний можете рассказать? Как они это делают? Кто кому примерно звонит?
МС: Так, собрание делается примитивно, по-неандертальски. Вам на подъезды вывешиваются объявления о том, что вот завтра на помойке или у подъезда, или на детской площадке, или у вас там где-то в холле вашего подъезда будет проведено общее собрание, повестка такая-то. Если дворник или кто-то не сорвет это объявление, максимум оно провисит день-два. Затем приходят какие-то мутные люди из управляющей компании, или из управы, чаще всего, может быть, из ГКУ ИС и проводят так называемые вот эти собрания. Естественно кворума никакого нет, приходят две калеки, они быстренько стряпают протокол очного собрания о том, что кворума нет, и считают, что вот этот вот их «фиговый листочек» может прикрыть дальнейшие действия Фонда капитального ремонта и управы. «Мы всё своё дело сделали, вот у нас есть фиговый листочек». На самом деле если нет кворума на очном собрании, то инициатор собрания обязан провести вторую часть – заочное голосование. А это значит каждому собственнику заказным письмом или под роспись вручить уведомление о собрании, бланки голосования…

ЮИ: Мила, я извиняюсь, что я вас перебиваю, но вы знаете, у нас было как раз точно так же. Я полтора года переживал вот это всё, прошел через полуторагодовой капремонт. У нас как раз было заочное собрание, вернее, оно было так обозначено в протоколе. Но никому ничего не вручалось, вот в чем дело. То есть, получается, и здесь фальсифицировали?
МС: Да, да, конечно. Даже если они проводят заочное голосование, - на самом деле сегодня можно и без всякого очного собрания сразу начинать заочное голосование, - то вам, согласно 189-й статье Жилищного кодекса РФ должны перед голосованием вместе с этими бланками-уведомлениями о собрании должны предоставить смету ремонта, обозначить…
ЮИ: Каждому собственнику?
МС: КАЖДОМУ!!!
ЮИ: КАЖДОМУ?!
МС: Каждому собственнику – смету. Вы должны ознакомиться с этой сметой, читайте статью 189 Жилищного кодекса. Вы должны получить смету, вы должны получить сроки и вы должны получить объемы. А также вы имеете право знать, из каких материалов будет делаться ремонт. Естественно, что никто никому этих всех документов согласно 189-й статье ЖК, не предоставляет. Поэтому что утверждать на собрании – не важно, очное оно или заочное голосование, - не известно. В лучшем случае вам Фонд скажет: «Вон идите на сайт, у нас там сроки описаны, типа какие-то сметы». А на самом деле смета – это очень серьезный финансовый документ и нам их не показывают. Мало того, что многие грамотные дома в Москве, наши партизаны, они, например, проводят общие собрания, и выносят решения, что поскольку им не предоставили все необходимые документы согласно 189 статье ЖК РФ, они отказываются от утверждения каких-то липовых смет или вообще проводить собрания, не имея документов. И так в очень многих домах завернули эту афёру.
ВГ: А вот чем руководствуется ФКР при выборе подрядчиков для капитального ремонта? Если вы знаете какие-то конкретные схемы, мы будем абсолютно благодарны.


МС: Вы знаете, схема-то она практически одна и та же для всех подрядчиков, не только для Фонда капитального ремонта, насколько мне известно, я общалась с некоторыми подрядчиками. На входе ты должен, - у нас это по стране так норма, - откатить минимум 30%, это раз. На самом деле Фонд не выбирает никаких подрядчиков. У нас же существует «конкурс» и «тендер». И вот здесь нужно копаться, как проводится этот «конкурс» и «тендер». Подают заявки, например, пять компаний. Из них четыре реально «рога и копыта». Просто подставные фирмёнки, которые просто устраивают нам шоу с декорациями. Декоративные конторы. Где-нибудь за час до тендера они снимают свои заявки и в результате у нас участвует одна-единственная, скорее всего, аффилированная компания.
Но понимаете, самое главное, одна из главных причин, по которой я не плачу за капремонт, - это, конечно, и транзитные счета, и непрозрачность этих платежей, это и отсутствие протокола общего собрания о выборе Фонда капитального ремонта в качестве регионального оператора, и так далее. Но самое главное в том, что государство абсолютно устранилось от капитального ремонта и сняло с себя всякие обязательства.
Мила Серова, эксперт

Я считаю это незаконным, потому что государствно не несет никакой ответственности. Государство самоустранилось и свалило капремонт не на Департамент капитального ремонта, как это должно было быть и как это раньше всегда было, а создает некую контору, очень мутную, зарегистрированную с грубейшими нарушениями, которая называется Фонд капитального ремонта. И вот на эту контору, у которой с нами нет никакого договора, которая не несет перед нами никаких обязательств, вот эти вот мутные люди из мутной конторы теперь должны будут заниматься капитальным ремонтом.
Если Фонд «гакнется», например, завтра, государство, как всегда, - это уже было сто раз, - умоет свои мохнатые ручки-загребучки.
Как бы в Жилищном кодексе сказано, что государство несет субсидиарную ответственность. Причем, не федеральная власть, а вот именно субъект федерации – например, Московское правительство – несет субсидиарную ответственность за неисполнение капремонта.

Но извините меня, если вам сделали некачественный капремонт, и у вас после капремонта дом рушится, или у вас в результате капремонта начался пожар или затоп и так далее, то вам еще нужно будет в суде доказывать, что фонд не провел капитальный ремонт именно по своей вине, а не по каким-то другим не зависящим от него обстоятельствам – инфляция или еще там что.

ЮИ: Мила, а почему лично вы не платите? Просто вы начали об этом говорить, я вас немножечко перебил. Вы могли бы повторить еще раз, почему лично вы не платите и считаете это все махинацией?
МС: Я не плачу, потому что нет никаких государственных гарантий о том, что ремонт будет проведен в срок и проведен качественно. Государство не несет никакой ответственности за все те делишки, которые будет делать учрежденный им уродец.
И затем я не собираюсь платить тем людям, которые не заключают договор.
Дело в том, что в регистрационных документах у Фонда записан только один вид деятельности - это «финансовое посредничество». А это услуга - и нужно заключать договор, - это один договор, - на аккумулирование средств.
В регистрационных документах, которые мы добыли в судах, у Фонда не значится среди видов его деятельности «организация и проведение капитального ремонта». А раз у него не заявлено… В уставе заявлено, а в регистрационных документах нет - поэтому вот эта ситуация тоже позволяет мне усомниться в порядочности и ответственности этой компашки.
ЮИ: Понятно, понятно, Мила, теперь очень важный вопрос для всех, может быть, мы даже отдельно запустим его в видеоформате. Как законно не платить? То, что это незаконно, из вашего интервью мы уже поняли.
ВГ: Да, в любом случае важнейший вопрос: как людям не платить за капремонт, и чтобы им ничего за это не было?
МС: Заходите к нам в группу на Фейсбуке «Как не платить за капремонт» и мы вас там научим. А если коротко, то, например, в Москве и в Крыму, где процветает эта транзитная афёра, то у вас есть стопроцентное алиби: вы не платите потому, что вы не получаете платежки от Фонда с его расчетным счетом, согласно статье 171 Жилищного кодекса, вы не получили от Фонда договор. Мы, например, отправляем Фонду письма с требованиями подписания договора, но Фонд, естественно, всех нас посылает нафиг. Ну а если ты не хочешь нести никаких обязанностей и обязательств перед нами, тогда мы тебя тоже посылаем подальше. Нет договора – тогда ты нам никто и никак. Плюс еще, у нас есть очень хорошая отмазка: когда Фонд приходит в суд, мы говорим: «А ты кто, и как тебя зовут? Покажи протокол общего собрания». Если вам принесут, хотя я сомневаюсь, если принесут какую-то «липу», то тут же в суде можно делать заявление о признаках состава преступления по статье 327 Уголовного кодекса. Вот пусть судья сидит и думает, что ей теперь с этим заявлением делать. Ей принесли «липу», будет она это учитывать как доказательство или нет.
Поэтому не платите без договора, не платите, это чистая афёра, если без договора. «Финансовое посредничество» - это услуга. А на любую услугу должен быть договор. Если они несут всякую фигню, что типа один раз заплатил – и типа подписал договор, нет, извините меня. Дурачков вы из нас не сделаете. Сделка по Гражданскому кодексу – это письменная сделка. Так что давайте с вами всё пропишем, все обязательства друг перед другом, и все права. А пока что даже в суд они не имеют права подавать, потому что в исках они не пишут, какие же их права нарушены. Их никто на общем собрании не выбирал, с ними договор не заключал, платежек мы от этой шарашкиной конторы не получали. А тот ЕПД, который нам бросают в ящики – анонимный. Там про Фонд капитального ремонта ни слова, про его адрес ни слова, и про его счета ни слова. Так что пошли они нах-нах-нах.


Житель Башкортостана без прикрас рассказывает, как в его доме прошел капремонт:

ЮИ: Спасибо! По-моему, мы проговорили всё.

ВГ: Спасибо!
МС: А не хотите еще записать, для чего эта вся афёра придумана была? У нас самый главный должник – это не мы, москвичи-нищеброды. У нас государство не платит, это мы точно знаем.

ВГ: В смысле, по площадям, которые принадлежат…

МС: Городу. Да. Ведь у нас в домах есть и детские садики, и суды, и государственные аптеки и всё, что угодно. Вот у нас самый главный должник, как мы выяснили, запросы даже делали, - это город Москва. И причем, что ни одного иска по долгам к Департаменту городского имущества Фонд капитального ремонта не подал. О чем нам это говорит? О том, что главный должник Москвы остается вне судебных санкций.
Это нам говорит о том, что вся эта афёра была задумана вовсе не для того, чтобы делать ремонт. Собрали они, как они говорили в прошлом году, 87 миллиардов, а потратили всего лишь, Козак сказал, 25 миллиардов. Это говорит о том, что у них либо нет мощностей, либо что нет вообще цели делать капитальный ремонт, потому что смысл в том, чтобы собирать-собирать, стричь с нас бабло и спасать свои банки-банкроты – именно те банки, которые обслуживают программу капитального ремонта. Вы представляете, банки получили на 30 лет, а может быть, и навсегда «длинные рубли», мы фактически являемся спонсорами и кредиторами банков.
И это очень важно: в чем опасность? Если мы благодаря тому, что город Москва должник, попадаем в должники, то по Жилищному кодексу Фонд капитального ремонта, тоже на основании липовых протоколов, имеет право взять кредит, якобы по нашей воле. И мы мало того, что сейчас будем кормить банки, но еще и мы и наши дети, и внуки попадем в кабалу к банкам на ближайшие сто лет. К банкам, которые нам навяжет тот же самый Фонд капитального ремонта, потому что он будет выбирать банк-кредитор.
ЮИ: Мила, спасибо вам огромное за прекрасное интервью!

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook: https://www.facebook.com/activist.msk/